28 лютага 2014

«Фабрика» девочек: трансляция опыта жертвы от Сестры к Сестре

14 427
Изображение: Яна Григорьева для MAKEOUT
© Яна Григорьева для MAKEOUT
В конце 90-х одним из популярных детских подарков были всевозможные «энциклопедии», разделенные по половому признаку. О чем сегодня рассказывают детям «Энциклопедии для девочек»?

Механизмы возврата девочки к «заводским настройкам»

Должностные обязанности женщины усваиваются обоими полами в семье с раннего детства. Мы получаем эту информацию вербально и невербально, в форме двойных посланий и ролевых сценариев. Правила для девочек легитимно транслируются воспитательными и медицинскими институтами. Кроме того, важная роль в процессе лепки Галатеи со всеми необходимыми полостями и выпуклостями отведена процессам потребления и производства. «Фабрика» девочек работает как часы. Простого отсутствия члена в базовой комплектации недостаточно — сложнейшие операции по сбору происходят дальше. Выплавка мозга настоящей девочки из заготовки — нешуточное дело, и поток специализированной информации, учащей нас способам проживания женского опыта, растет день ото дня. В этой массе книги, направленные на детско-юношескую аудиторию, имеют особый привкус.

Голос энциклопедий для подростков не принадлежит ни родителям, ни школе, ни больнице, ни признанным в целевой аудитории лидерам мнений. Имя автора с обложки, за которым стоит коллективная работа педагогов и психологов, не мелькает в СМИ. Книги «для девочек» не относятся к учебникам и формально не связаны с системой режимных учреждений образования, воспитания и лечения, у этих книг нет возможностей контроля и наказания. Безликий надзор абстрактного женского «сестринства», коллективный опыт женственности в наши дни финансируется как любой другой «общественный интерес». О чем говорит с современной девочкой Большая Сестра?

Доверься Большой Сестре

«Фабрика» девочек: трансляция опыта жертвы от Сестры к Сестре«Каждая женщина, девушка хочет быть красивой, нравиться людям…» [3] С первой же страницы мы должны расстаться с собственными желаниями или потерпеть фиаско гендерной идентификации. Выбор между желанием лучше всех во дворе кататься на велике и желанием быть частью группы девочек в возрасте баталий по признаку пола — сомнительное удовольствие. Авторитет коллектива армии «каждых», а особенно панический, первобытный страх исключения, часто является неподъемным для критического осмысления конструктом в любом возрасте. Не поэтому ли именно упоминание «каждой женщины» так часто взывает к нашей совести, волшебным образом произрастающей, по мнению редакторов популярного глянца, из кастрюли с борщом и шпилек в лютые морозы?

Желание нравиться людям как отличительно женская черта создается патриархальным правилом собственности. Девочка, равно как и скот и домашняя утварь, поддающаяся пересчету, принадлежна и утилитарна. И то, что книга опубликована в 2013 году в формально светском государстве, а авторский коллектив возглавляет женщина, не меняет печальной сути дела. Старая добрая сказка, в которой сплошь ложь да намек, с младенчества научит мою дочь подставлять спелый бочок под клеймо скотовладельца завтра, так же, как сегодня этому учатся другие девочки, так же, как в свое время была научена я, моя мать и прапрабабка…

«Нравиться людям», иметь высокую полезность, быть объектом — первое, что женщина передает младшей женщине как ценный жизненный опыт, хитрость и мудрость, обретенные поколениями. «...Нравиться людям, но оценивать себя, в первую очередь, сама» [3]. Идеальный механизм контроля, по утверждению М. Фуко, — это самоконтроль, усвоенный, проглоченный цензор. Женщина с детства должна обучаться искусству нравиться людям (и здесь разве не кроется оторванность женского закрытого мира от «мира людей», от сферы социального, коллективного?), контролировать свое поведение, ориентируясь на внутреннее чувство маркеров полезности. Сомнительная программа «женского счастья» с перепачканным сажей лицом подается как легкий и вкусный десерт: «Нам очень хочется, чтобы ты повторила судьбу золушки», «Твоя сила должна быть в твоей слабости» [3].

Мое тело — твое дело

«Фабрика» девочек: трансляция опыта жертвы от Сестры к Сестре
Львиная доля каждой книги посвящена внешности как выражению женской сути. Быть женщиной означает с ранних лет иметь внешний локус контроля, быть собой под взглядом Другого. Однако это не сартровский Другой. Взгляд, обращенный на девочку, — это взгляд Гумберта Гумберта, экспансивный, присваивающий, сексуализирующий тело.

Несмотря на то, что энциклопедии для девочек часто ратуют за раскрепощенность и борьбу с так называемыми «комплексами», связанными с внешностью, структура книг и даже используемая в них лексика заверяет девочку, что женское тело всегда оценивается окружающими. Исправлять несовпадения внешности с общепризнанным идеалом — естественное женское желание. При этом вторжение чужого идеала в женское тело не имеет границ. «Ты знаешь, что одежду можно сменить, сделать другую прическу, научиться красиво двигаться и выражаться, но вот поменять черты лица ты сможешь, только обратившись к пластическому хирургу, но для этого нужно стать взрослой» [3]. Девочка должна хотеть быть красивой и верить в возможность объективной красоты.

Мое тело принадлежит коллективу, ему же принадлежит и любое суждение о нем. Пресловутый запрет на женскую агрессию выражается здесь в попытках купировать рефлексы самозащиты в отношении вмешательства в жизнь женского тела. Правильным поведением девочки в ответ на негативную оценку внешности становится молчание. «А не лучше ли попытаться не реагировать на недоброжелателей? Ведь если они видят, что доставили боль, тебе такие отзывы неприятны, их нападки только усилятся. А вот если ты не станешь реагировать на все замечания, сделаешь вид, что тебе все равно, злопыхателям рано или поздно придется замолчать» [3]. У девочки нет права защитить свое тело от оценки, женское сестринство призывает ее к молчанию.

Клиника на страже красоты

«Фабрика» девочек: трансляция опыта жертвы от Сестры к Сестре
Другая сторона вторжения в «дело моего тела» — это патологизация негативных переживаний, связанных с телесным опытом у женщин. Паранойя социальных ожиданий с детства утверждается как нормальное состояние заботы о собственном теле, а понятие здоровья как красоты подменяется идеей красоты как здоровья. Если ты будешь красивой, риск потерять любовь окружающих уменьшается, но не пропадает. Возрастные изменения, происходящие с телом девочки в период гормональной перестройки, общепризнанно (?) делают ее «некрасивой», но в будущем ее фигура неизбежно придет в соответствие со стандартами «женских округлостей». Если давление канонов красоты беспокоит девочку, включается клиническая психиатрия. Как только напряжение от социальных ожиданий проговаривается самой женщиной — это маркируется как патология.

Мыслить собственную красоту как проблему — патологично. Женщина должна быть излечена от возможности проблематизировать свое превращение в вещь, т.к. мыслящая вещь неуправляема, а значит, не утилитарна. В одной небольшой главе, посвященной восприятию собственной внешности девочками-подростками, клиническая психиатрия упоминается 3 раза, хирургическая коррекция внешности — 2 раза [3]. Базовый посыл рефрена страшилки про психические расстройства и клинику похож на уловку, к которой частенько прибегали недобросовестные родители во время походов к зубному. «Если ты не перестанешь плакать, доктор сделает тебе укол». Ты потеряешь статус адекватного человека, как только желание быть красивой станет для тебя поводом для страдания. Если ты не счастлива от социального давления, ты больна и должна быть подвергнута экзекуции.

Маркетинговые стратегии сестринства

По сути, опыт женского сестринства оформляется в маркетинговую теорию продажи своей полезности. Та же лексика, те же правила — стоимость, работоспособность, УТП. «Обаятельность — это то качество, которое всегда в цене. Хочешь быть такой? Учись держаться с достоинством, ухаживай за собой, всегда будь весела и общительна. Добиться внимания сильной половины человечества намного сложнее, если у тебя идеальная грудь, но при этом совершенно отсутствует то, что называют изюминкой» [3]. Успешность жизни девочки связывается с освоением программы удобства для окружающих.

В то же время набор полезных качеств не касается напрямую профессиональной или финансовой сфер, не связан с образованием, способностями или призванием — это все тот же традиционный набор хорошей жены из 50-х. «От того, насколько хорошо ты усвоишь уроки, которые тебе преподнесет судьба, зависит, какой ты станешь — умной ли и уверенной в себе, твердой в своих убеждениях, настойчивой женщиной или же робкой пугливой овечкой, боящейся собственной тени. Ты сможешь узнать, как научиться быть верным другом, как ухаживать за собой, постигнешь секреты макияжа и умения стильно одеваться, научишься рукодельничать, украшать свой дом, готовить…», «Не старайся навязывать окружающим свои взгляды на те или иные события, которые происходят в жизни. Кроме раздражения и досады с их стороны, ты ничего не добьешься», «если ты в силах совершить что-то, чтобы облегчить жизнь окружающих, делай это, не дожидаясь просьб с их стороны, а если ты не в силах ничего изменить, воздержись от нытья и упреков», «Развивая в себе навыки общения и нравясь все большему числу парней, ты повысишь свою самооценку. Тебе пригодятся также навыки поддержания инициативы со стороны парней. Тренируйся как мысленно, так и при каждом общении с представителем мужского пола. Через несколько месяцев ты сама не заметишь, как это перерастет у тебя в привычку» [2, 3, 4, 5].

Фокус на непрерывной оценке окружающих приводит к тому, что показателем успешности женской программы становится спрос. Девочка должна стать «настоящей женщиной — той, чье появление никогда не останется незамеченным, которую будут сопровождать горящие и заинтересованные взоры» [5]. Во многие книги включены главы о правилах безопасности, позволяющих лавировать между повышением спроса и его негативными последствиями.

«По большей части советы о самозащите содержат типичный набор аргументов виктимблейминга и легитимируют проявления насилия в отношении женщины как привлекательного товара»

«Еще ни один мужчина не отказался от секса, если он сам плывет ему в руки», «Не надо лишний раз привлекать к себе внимание на улице в позднее время суток. Всегда можно иметь при себе другую одежду, чтобы переодеться в нее после праздника», «Не надевай слишком откровенную одежду. Это правило тебе придется соблюдать всю жизнь, потому что наряженные подобным образом девочка, девушка и женщина всегда будут провоцировать мужчин с нездоровой психикой на насилие» [1, 5].

Год от года родители облегчают себе решение проблемы полового воспитания, перекладывая ответственность на подобные путеводители по жизни современной женщины в мире патриархата. Из лучших побуждений вынуждая своих дочерей осваивать хитрости выгодной продажи женственности, стоит ли нам удивляться столь частым проявлениям мизогинии среди выросших в этом супермаркете «хороших девочек»?


Ссылки:

1. Беседина, А. Настольная книга для девочек XXI века / А. Беседина. — М.: «Эксмо», 2007. — 384 с.
2. Вечерина Е. Классная энциклопедия для девочек. Отличные советы как быть лучшей во всем / Е. Ю. Вечерина. — М.: «Рипол Классик», 2012. — 256 с.
3. Землянская, М. Новейшая энциклопедия для девочек / М. Землянская. — М.: «Научная книга», 2013. — 448 с.
4. Калашников, Г. Настольная книга для девочек / Г. Калашников. — М.: «Эксмо», 2011. — 216 с.
5. Мельников, И. Новая энциклопедия для девочек / И. Мельников, Л. Клечковская. — М.: «Современная школа», 2005. — 480 с.


«Фабрика» девочек: трансляция опыта жертвы от Сестры к Сестре«Фабрика» девочек: трансляция опыта жертвы от Сестры к Сестре«Фабрика» девочек: трансляция опыта жертвы от Сестры к Сестре

Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.