«Когда свои особенности не нужно прятать»: бодипозитивное движение в Беларуси

Немало чернил пролито в рассуждениях о «нормах» в том, что касается внешности.
13 лістапада 2014 | 7 293 | Каментары
© Саша Вишневская
Немало чернил пролито в рассуждениях о «нормах» в том, что касается внешности. Конструируя в своем сознании образ идеальной женщины/идеального мужчины, мы доходим до абсурда, словно пытаясь собрать воедино части мифического паззла под названием «человек». Искусственно сгенерированный облик без изъянов чрезвычайно далек от того внешнего вида, который можно узнать в своих близких, окружающих людях или даже медийных персонах. Эфемерное понятие красоты в общественном сознании и осуждение всего, что не вписывается в норму, стало причиной появления терминов, называющих дискриминацию неугодных обществу проявлений телесности: фэтфобия (отвращение, презрительное отношение к полным людям), скинни-шейминг (антагонизм фэтфобии, обесценивание худобы и издевательство над ней), лукизм (положительная тактика общения с привлекательными людьми), эйджизм (предубеждения по поводу возраста). На подсознательном уровне подобные дискриминационные стратегии поведения связаны с предрассудками, привычкой людей наделять других свойствами и характеристиками в зависимости от их внешности.

На гребне третьей волны феминизма желание бороться со стереотипами о внешности изрядно обострилось и вылилось во множество течений, одним из которых является бодипозитив. Бодипозитив — попытка борьбы с нормативными репрезентациями человеческого тела, которые возникли под влиянием патриархатной культуры. Это движение также отрицает право на существование дискриминации, акцентируя внимание на том, что отношения человека с его телом — это сугубо личное и интимное дело: вторжение других людей в эту сферу недозволительно.

«Когда свои особенности не нужно прятать»: бодипозитивное движение в Беларуси
©Саша Вишневская

Идея бодипозитива активно существует в интернет-среде: социальных сетях, блогах, форумах и комментариях. Люди делятся своими историями, фотографиями с «неидеальными» телами, ведь от этих рассказов все в выигрыше: рассказчик, который облегчил душу и сделал свою версию камин-аута, и слушатель, который осознал, что он со своими проблемами не один во вселенной и с ними можно бороться. Прежде всего, бодипозитив начинается с себя. Гармония со своим телом, осознание того, что идеальная внешность — понятие субъективное, создает прецедент, благодаря которому желание критиковать других становится менее привлекательным. Осуждение, как и зависть, рождается из проецирования своих проблем/комплексов на других людей. Но о каком проецировании может идти речь, если проблем нет или над ними ведётся планомерная работа.

Одной из практик бодипозитивной рефлексии является фото. На сегодняшний день в Беларуси реализуется арт-проект «Бодипозитив — Я не боюсь» . О нем подробнее рассказывает Дарья Трайден, одна из организаторок проекта:

«Бодипозитив — это движение, которое утверждает неправомерность вмешательства третьих лиц в отношения человека с собственным телом; это отказ от традиционного понимания нормы применительно к внешнему виду, признание за каждым права выглядеть так, как он хочет. Мир патриархата — это мир гендерных стереотипов, где есть «настоящие мужчины» и «настоящие женщины».

«Все, кто не вписывается в нормативный шаблон, испытывают социальное давление, сталкиваются с порицанием и агрессией»

Некоторые ставят под сомнение связь бодипозитива с феминизмом, так как не хотят иметь дела с последним, не понимая его идей. Это поверхностный, необъективный взгляд: попытки объяснить существование дискриминации на основании внешнего вида довольно быстро приведут к осознанию, что нормы и табу — это социальные конструкты, сформированные патриархальной гендерной культурой. Бодипозитив — это отрицание того, что красота связана с весом, ростом или макияжем. Бодипозитив — это возможность носить любую одежду, игнорируя табу на вертикальные полоски и укороченные футболки при полноте, короткие юбки — при ярко выраженной худобе. Бодипозитив — это когда свои особенности не нужно прятать.

Идея фотопроекта «Бодипозитив — Я не боюсь» принадлежит Ане, она и предложила мне принять участие в организации. Я согласилась в ту же минуту, потому что в Беларуси нет подобных проектов, а люди, нуждающиеся в них, есть. Особенно меня заинтересовало то, что истории будут рассказываться как фотографиями, так и словами. Может показаться, что проект втроём обречён на бесконечные разногласия. Совсем не наш случай. Мы сразу договорились, что будем делиться мнениями, спорить, критиковать, предлагать, не воспринимая это как личную обиду или обесценивание инициативы. И это правило существует не только на словах, но и на деле.

«Когда свои особенности не нужно прятать»: бодипозитивное движение в Беларуси
©Саша Вишневская

Концепцию каждой съёмки обсуждаем сообща, Саша заранее рисует раскадровки, чтобы моделям было проще понять, чего мы добиваемся. Я работаю с историями участников, на фотосессиях мы с Аней присутствуем по очереди (Саша, разумеется, есть там всегда). Присутствие — это тоже часть проекта. Во-первых, это «первая волна» фидбека — сначала ты понимаешь важность фотосессии для героя, который перед тобой, такой восхитительно смелый, поборовший множество внутренних демонов; потом, когда люди начинают комментировать готовую работу, ощущаешь нужность проекта для зрителя. Во-вторых, мне как передатчику историй желательно контактировать с человеком вне интернета, потому что часто в письменном виде люди не могут отвечать на вопросы эмоционально и развёрнуто, и ты «не чувствуешь» их. Конечно, каждый из нас устаёт и временами думает, что всё это лишь донкихотство, где ты один, а мельниц — миллионы. Но вот ты приезжаешь на фотосессию, знакомишься с участником и понимаешь, что мы сильнее любых мельниц.

Уже на второй фотосессии возникли трудности: появилось внимание тех, кто комфортно интегрирован в систему дискриминации и не видит смысла её менять. Тогда я задумалась: либо мы недостаточно чётко артикулируем свою позицию, либо часть людей не настроена о ней слышать. После отзывов, где их авторы говорили о важности проекта для них, я остановилась на втором варианте. Всегда (или очень долго) будут люди, которые привыкли пользоваться привилегиями сильного, чтобы сделать беззащитных ещё бесправнее. Однако при этом будут и те, чьи убеждения постоянно подвергаются переоценке, чья жизненная позиция чужда консерватизму и может принять новые идеи. Наша целевая аудитория — это именно те, кто готов услышать, те, кто подвергается дискриминации и не может себя принять. Каждая фотосессия — это ещё один аргумент в пользу любви к себе и уважения к тем, кто рядом».




Своим мнением о реализации бодипозитивного антидискриминационного проекта поделилась и белорусская гендерная исследовательница Елена Минченя:

«Можно только приветствовать подобные проекты. Меня особенно радует то, что в тексте, который прописывает идеологию движения, безо всякого стеснения заявлена феминистская направленность и используется слово «патриархат».

«В белорусском контексте говорить о феминистском проекте — действительно очень смелый шаг ввиду целого ряда примеров негативной реакции на феминизм. Можно ожидать издевок и несерьезного отношения»

Поэтому меня радует осознанность, критичность, которая показана как попытка бороться с нормативными репрезентациями, ведь культурная репрезентация у нас крайне однообразная. Хотя те фотосессии, которые я видела, сложно назвать разнообразными в плане возраста и физической дееспособности. Участники фотосессии — здоровые красивые люди, в плане возраста также заметна очевидная тенденция».




В то время как на Западе феминизм, а с ним и бодипозитив, цветет, развивается и получает широкую огласку, на постсоветском пространстве идея позитивного отношения к своему телу и ярое отстаивание позиции неповиновения стандартам красоты чаще всего расценивается как лень, завышенная самооценка (или же, наоборот, чрезмерно заниженная) и попустительство. Мишенью для атаки становятся не только женщины: мужчины также подвержены этому повальному бьютиобсессивному терроризму со стороны общественного мнения.

Так характеризует свой вклад в проект Иван, один из участников:

«Для меня бодипозитив — это инструмент борьбы с угнетением, с лукизмом, метод борьбы с культурой патриархата. Эта идея очень тесно связана с феминистским движением, распространяется и находит отклик среди его сторонников/иц. Непосредственно к принятию себя таким, какой я есть, или таким, каким я могу стать, я пришёл задолго до того, как узнал о бодипозитиве. А вот принятие окружающих и понимание того, что красота не ограничивается моими представлениями о ней, — вот здесь мне действительно помог бодипозитив.

«Когда свои особенности не нужно прятать»: бодипозитивное движение в Беларуси
©Саша Вишневская

Цветы, вплетенные в бороду, на самом деле не имеют никакой связи с женственностью. Цветы отсылают лишь к мифологии. Надо понимать, что связь природы и феминности, равно как и представление о том, что есть феминность, конвенциональны. Это социальный конструкт, который должен быть разрушен. Так или иначе, меня не пугает такая ассоциация, я люблю женщин и женское в себе, но вообще в культуре нет ничего истинно женского, как и истинно мужского».




Концепция проекта базируется на комплексной работе фотографий и истории, которая является не просто экспликацией, но важной составляющей каждой фотоссесии. Только благодаря текстам можно понять идею фотографий, ведь без словесного сопровождения это просто красивые, качественные фотографии, и можно только пытаться понять, на чём делается акцент в той или иной фотосессии. Дарья Трайден дает пояснение визуальной части проекта:

«Текст и фотография имеют значение в равной степени. Они дополняют друг друга. Бодипозитивные проекты сильно отличаются от коммерческих фотосессий: у них своеобразная атмосфера, своеобразные методы изображения. В искусстве важно наличие разных мнений и критериев оценки действительности. Красота — это жизнь, разнообразие, которое показывает художественная фотография в отличие от коммерческой. Поэтому нам не нужно ретушировать складки, растяжки и неровности кожи.

Расположение фотосессий в лесу — инициатива Саши. Этим она хотела показать, что любовь к себе естественна. Близость к природе — символ гармонии. Мы не гиперболизируем особенности тела наших героев, не делаем истории более драматичными, чем они есть. Мы работаем с реальными людьми, показываем настоящие истории тех, кому больно из-за того, что принятие себя не может состояться. Однажды у меня спросили, есть ли люди, которых можно не дискриминировать из-за внешности. Получается, что таких нет: даже рост может стать причиной для селф-харма и ненависти к себе, вызывать негативные эмоции по отношению к своему телу. Тут можно обратиться к конкретному примеру. Фотосессия с Нелли вызвала неоднозначную реакцию, потому что тема социального абьюза из-за роста не так часто освещается. Многим казалось, что это слишком абсурдно, чтобы быть правдой. «После этих фотографий у меня спросили, есть ли в таком случае люди, которые точно не испытывали боли из-за отношения к их внешнему виду. И я ответила, что нет.

В мире, где существует дискриминация, не бывает защищенных.

Касты неуязвимых нет, паттерны жертвы и палача одновременно реализуются в каждом, образуя замкнутый круг. Нужно остановить это, стать не жертвой и не абьюзером, а Человеком».

Елена Минченя прокомментировала визуальную составляющую проекта и объяснила, почему проект имеет право быть причастным к арт-практикам.

«Перенос тела в природу — это всё та же попытка воспроизвести патриархальную дихотомию: «мужчина-женщина», «природа-культура», «чувства-разум». Получается, если задействована телесность, это, соответственно, «ближе к природе», так как это природная составляющая. Но это всё та же бинарная рамка. В таком ракурсе я не очень вижу истории, они никак не прочитываются [в фотографиях]. В визуальном плане чувствуется, что проекту требуется доработка. Все преодолимо при желании и готовности развивать проект в критическом направлении. Идею того, что человек пытается выразить мысль концептуально, с помощью фотографии, усложнить свое существование, можно только приветствовать. Ведь существовать нормативно, делая красивые фотографии котиков и стройных девочек, намного легче. А когда задумываешься о фотографии, пытаясь по-другому подойти, придумать концепцию к своей фотографической практике, это вызывает уважение. Стоит отметить, что эстетика снимков довольно своеобразная: все они сделаны в лесах. Я вижу определенный стиль у этой фотографини: цветовая гамма, которая их объединяет, меланхолия. Понятно, что это дело рук одного человека. Идея исходит не от героев/инь, это видно.

«Когда свои особенности не нужно прятать»: бодипозитивное движение в Беларуси
©Саша Вишневская

Что касается арта, то на данный момент его границы крайне подвижны: арт-практики претендуют на демократичность, вход в арт-среду упрощается. На сегодняшний день нет нужды предъявлять дипломы или получать признания опытных искусствоведов. Современное искусство активно меняется. Возможно, в данной ситуации арт можно рассматривать как попытку противостоять обыденному использованию фотографии, когда делают стильную фотографию на аватарку для фейсбука. Здесь арт — это попытка самовыражения, более сложная жизнь фотографии. Фотография — это очередная попытка работы с репрезентациями, работа с визуальной культурой».




Движение бодипозитива требует корректной оценки информации, анализа и понимания проблематики вопроса. Бодипозитив можно считать отзвуком идеи, к которой пришла Наоми Вульф в своей легендарной книге «Миф о красоте: стереотипы против женщин»:
Сегодня миф о красоте — это экономика, которая разобщает женщин и вбивает между ними клин. Когда мы позволим себе ощущать физическую привлекательность друг друга, рынок больше не сможет извлечь выгоду из того, как он представляет мужские желания: тогда мы, зная, больше не станем верить, что качества, которые делают нас желанными, представляют собой тайну, приносящую кому-то прибыль

Спустя 20 лет нельзя сказать, что ситуация разительно изменилась. Елена Минченя уверена, что бодипозитив сегодня способен влиять на красоту как форму капитала:

«Будет сложно превратить что-либо в капитал, если каждое тело будет подходить. У нас есть чёткое понимание того, какое тело можно легко конвертировать в капитал. Сегодня таким телом считается высокое, стройное, здоровое, молодое. Его можно выгодно продать в рекламу, проложить путь в модельный бизнес.

«Для капитализма сложнее, когда могут быть задействованы разные тела, разные модели, ведь непонятно, платить ли кому-то или всем платить поровну»

Капитализму необходимы несовершенные тела, ведь он функционирует в такой логике — сначала создается проблема, например, целлюлит, неровный тон кожи, покраснения, морщины, растяжки и т.д. Реклама и медиа активно внушают, что нам необходимо обращать на это внимание. Затем нам предлагают большой арсенал средств по искоренению этих проблем в погоне за совершенным телом. Нам предлагают выбор продуктов, но никто не предлагает и не говорит о возможности выбора того, какими нам быть, какими телами обладать. Идеал один. Если любые тела будут приняты, то сложнее будет играть в эту капиталистическую логику».



Литература:

Вульф, Н. Миф о красоте: стереотипы против женщин. Москва, 2013. — 210 с.
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю рэдакцыі. Публікацыя імя, фатаграфіі або іншай выявы якіх-небудзь асоб у межах гэтага сайта ніякім чынам не ўказвае на іх сэксуальную арыентацыю ці сэксуальныя перавагі. Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.