24 верасня 2015

Грани полиаморных отношений: невидимые истории в моногамном мире

13 120
Когда речь идёт о романтическом союзе людей, их называют парой или семьёй, причём последнее также подразумевает двух партнёров. Мы редко задумываемся о том, что бывает иначе. Полиаморные люди — одни из невидимок современного мира.
Изображение: Даша Романович
© Даша Романович
Полиаморные отношения в культуре — это комедии или арт-хаус, то есть нечто смешное или странное, но никак не норма, не равноценный вариант романтического партнёрства. Непарные отношения — это то, чего боятся, что знают по своим фантазиям или деформированным образам арт-индустрии. Зачастую реальный опыт полиаморных людей остаётся за пределами видимости, их истории не слышны.

Полиаморные отношения сложно свести к универсальному описанию. Они могут принимать разные формы в зависимости от конкретных договорённостей и взаимного согласия партнёров. Единственная общая черта для таких партнёрств — наличие более чем двух участников. Причём это не значит, что все партнёры живут вместе, знакомы друг с другом, испытывают влечение или чувства одинаковой силы. Возможен вариант равноправного участия нескольких людей, знакомых друг с другом. Может быть так, что два полиаморных человека считают друг друга основными партнёрами, но при этом также имеют иные связи. Полиаморные отношения — это бесконечное число вариаций.

Не стоит приравнивать нон-моногамию к полиамории. Полиамория, как и полигамия, — это только варианты нон-моногамии. И полигамия отличается от полиамории, поскольку связана с институтом брака, взаимодействует с религиозной традицией и вытекает из гендерного неравенства (женская полигамия встречается только у матриархатных племён, мужская — в странах, где права женщин не признаются. Важно отметить, что второй вариант гораздо более распространён). Полиамория же более эгалитарна, равноправна: там нет человека, который обладает привилегией выбрать нескольких партнёров, когда сами партнёры такого права лишены, как лишены и возможности выбрать моногамные отношения. Кроме того, полиамория не поддерживается на государственном уровне и не уходит корнями в религиозные положения.


Как полиаморные люди понимают непарные отношения?

Грани полиаморных отношений: невидимые истории в моногамном мире
© Даша Романович для MAKEOUT

Анна

Я сама пошла от обратного: мне казалось, что я обязательно должна связать себя только с одним человеком, иначе никак, один союз и одна связь. Возможно, это было связано с тем, что на тот момент я была религиозна. Возможно, сыграл роль идеализм.


«Я ждала, что однажды увижу человека, над которым будет парить огромный неоновый знак «ТА САМАЯ», и вот тогда я точно буду знать, кого за руку держать и с кем провести остаток жизни»


Ожидание мешало наслаждаться настоящим, что привело к неудовлетворенности. В это время я начала активно пользоваться зарубежными ресурсами, где люди разнообразных идентичностей делились своим опытом и рассказывали о своей жизни. Я помню одну полиаморную художницу из Германии, которая часто рассказывала о себе и своих двух постоянных партнершах, и это выглядело очень трогательно и уютно. Было видно, что все трое друг другу доверяют.

Было много интервью, блогов и статей от лица полиаморных людей, что помогло мне преодолеть некоторый стыд и веру в моногамность как единственный приемлемый вариант отношений. Познание и принятие было эмпирическим. Только тогда, когда я начала заводить подобные отношения и поняла, что небо не рухнет сию же секунду, пришло спокойствие.


© Даша Романович для MAKEOUT

Катерина

Полиамория для меня — это про то, что я хочу найти человека, который может мне доверять даже при наличии других отношений. Полиаморные отношения позволяют узнать друг друга лучше, увидеть партнёра с такой стороны, с которой ты не увидишь его в моногамном союзе. Я не уверена, что остановилась на этом, но на данном этапе жизни мне хотелось бы повторить немоногамный опыт. На меня никогда не влияла идея о моногамии, я не чувствую стыда за то, что не могу выбрать её. Немоногамные и моногамные отношения я бы даже не сравнивала, потому что это слишком разные модели. Для меня полиаморные отношения — это когда люди приходят друг к другу свободными и остаются свободными, такой «контракт» о взаимном уважении наших свобод.

Разнообразие полиаморных отношений бесконечно, и каждые отношения — это уникальный договор всех партнёров. Всё зависит от того, чего хотят эти люди.


«Для меня главное — доверие, и я рассмотрю любой вариант отношений, если доверие есть»


© Даша Романович для MAKEOUT

Вера

Для меня моногамия — это некий период, когда два человека строят любовные отношения только друг с другом. А немоногамия — это свобода построения отношений, не ограниченных двумя людьми. Примерно два года назад я осознала, что точно не придерживаюсь моногамии и никогда не хотела её придерживаться. Держала свои мысли при себе, пока мы с партнершей не поговорили. Она тоже, как оказалось, не хотела больше быть моногамной. Себя принять было просто, стало очень легко, так как ты перестаёшь врать в первую очередь самой себе и своим близким. Сложнее было понять, каковы же всё-таки правила, как поступать при знакомстве с новыми людьми, как открываться и объяснять другим, в каком ты статусе и с какими людьми в данный момент находишься.


© Даша Романович для MAKEOUT

Чингиз

У меня была лучшая подруга Л., мы дружили около 10 лет, с самой начальной школы. Когда мне было 15, она познакомилась с В. Потом с ним познакомился и я. В итоге мы начали очень тесно дружить втроём, даже сами сравнивали наши взаимоотношения с единым организмом, где всё очень гармонично. Потом В. и Л. начали отношения. Я подспудно понимал, что был бы не против добавить в дружбу с Л. что-то романтическое, эротическое. Были моменты, когда мы могли сидеть или лежать втроём в обнимку, и В. обнимал одинаково как Л., свою девушку, так и меня. Физические контакты у нас могли быть довольно тесными.

Единственным, кто заговаривал о чём-то, что напоминает нынешнюю концепцию полиамории, был В., но когда Л. его поняла, то катастрофически разозлилась: она этого принять не могла никак, поскольку была гетеросексуальной и ревнивой. В. заговаривал о жизни вроде как в коммуне, где трое людей составляют такой вот единый организм, это необязательно касается общего секса, это, скорее, о глубоком, о духовном. Но в 15 многие темы были табу даже для самого себя. То есть моё влечение к людям моего пола было закрытым для всех, частично неприемлемым даже внутри меня. Тогда у нас не было такой базы знаний, как сейчас, даже о феминизме не говорили, поэтому высказанная концепция полиаморных отношений воспринялась как что-то запретное, греховное, извращённое.



Про перспективы долгосрочных партнёрств

Анна: Я уверена в том, что любые отношения подходят для долгосрочного партнерства только при условии того, что эти отношения здоровые и никто из участников не травмирован. Этого добиться немного сложнее в союзах, где партнеров больше двух, но возможно. Есть высокая вероятность того, что родственники и знакомые попросту не воспримут подобные союзы всерьез либо будут обвинять в распущенности. Я лично не считаю нужным посвящать своих родственников в свою личную жизнь.

Катерина: Мой принцип — не делать больно. Я не против жить семьёй, я думала о том, что вполне могу жить с двумя, тремя, четырьмя партнёрами. Но это очень сложно в плане реализации. Я вообще не верю, что отношения могут быть такими, какими ты их представляешь. Это всё равно будет расходиться с планами.

Люди приходят к открытым отношениям по разным причинам. Кто-то хочет больше внимания, больше любви и понимает, что от большего количества партнёров получит этого больше. Но если это способ повысить свою самооценку, если человек не понимает, что он — не центр этих отношений, а их равноправная часть, это выливается в очень жестокие поступки.

Человек должен быть очень уверен в себе, чтобы вступить в непарные отношения и не испытать боль. Если человек независим и знает себе цену, появление иных связей у партнёра не будет восприниматься им как «я ему не нужна» или «она меня не ценит». Наверное, нужно быть достаточно эгоистичным, чтобы это себе позволить. Меня обижает только то, когда центральный партнёр говорит о другом человеке, с которым можно обсудить темы, на которые не поговоришь со мной. Для меня в открытых отношениях важна именно сакральная составляющая.

Вера: Я не поддерживаю институт брака, слишком мало выгоды в таком союзе и поддержки от государства, так что не вижу смысла проводить адвокацию полиаморных отношений. У меня в самых постоянных и длительных отношениях есть ребенок, сын моей партнерши. Когда мы начали жить вместе, партнерша поговорила с ним о наших отношениях, что она любит меня, что счастлива и мы будем жить вместе, ребенок отреагировал с интересом, но принял это как мог в свои три года. Когда у партнерши появилась ещё одна партнерша, ему уже было девять, и опять же был разговор, и она ему объяснила, что и так бывает. Сейчас во время, которое моя партнерша проводит с другой, ребенок тоже находится с ними. Ему нравится, так как там есть собака и велосипед ))


© Даша Романович для MAKEOUT

О чём важно договориться в первую очередь, к каким трудностям стоит подготовиться

Анна: Меня в первую очередь интересуют сексуальные отношения, что облегчает в некотором плане процесс расстановки точек над «i». Правила не устанавливаются и не обговариваются. Мои партнеры просто знают о существовании друг друга, шутят по этому поводу. Они все из разных компаний, потому друг с другом не пересекаются. Я, в свою очередь, спокойно отношусь к их другим партнерам. Единственное, что мне важно, — это осознание того, что для партнера я имею значение. Потому я предпочитаю не знать о подробностях взаимоотношений моих партнеров с другими людьми. Я связываю это с остатками закомплексованности и неуверенности в себе.

Катерина: Я и мой партнёр называли это открытыми отношениями. То есть мы были друг для друга центральными партнёрами и имели договорённости о других романтических связях. Наша ошибка была в том, что мы сначала не обговорили правила, устанавливали их уже по ходу дела. Теперь я думаю, что нельзя сразу вступать в открытые отношения. Нужно какое-то время побыть в моногамном формате, чтобы друг друга изучить в достаточной степени и понять наши потребности. Должны ли мы рассказывать друг другу про каждый флирт? Или только про поцелуи? Про секс? И нужно ли сказать это сразу или спустя какое-то время? Эта несогласованность вызывала хаос.

Есть люди, которые хотят знать про всё, что касается связей партнёров, но чаще, думаю, им хочется знать только о серьёзных связях. И нужно понимать, что даже при очень продуманных правилах вы столкнётесь с ситуациями, которых не предусмотрели. Важно не винить партнёра за то, что он сделал, если на этот случай не было договорённостей.
Измены — это не полиамория. Если партнёр не знает о других твоих отношениях, если у вас не было договорённостей на этот счёт, то это нельзя назвать открытыми отношениям.

Вера: Я специально не ищу партнерок, я открыта для той, кто мной заинтересуется или заинтересует меня. И если возникает симпатия, я говорю, что я полиаморна и о количестве своих партнерш на данный момент. Перед началом отношений важно договориться о честности, доверии и открытости. Нужно обсуждать с любым человеком любые идеи и желания, если они касаются их самих. Самая большая проблема — это нехватка времени, если у тебя несколько отношений одновременно. А если ещё отношения на расстоянии, то слишком мало времени для физического взаимодействия, в то время как слишком много времени остаётся додумать «тоску», «сомнения», «печаль»... Таким образом, договоренности могут не защитить отношения.


Мнение моногамного человека, который побывал в непарных отношениях


© Даша Романович для MAKEOUT

Дарья

Я не думаю, что полиаморные отношения — сами по себе зло, но мой опыт был негативным. Мне кажется, что не всегда в полиаморных отношениях находятся только полиаморные партнёры, и мне хотелось бы поделиться своей историей, чтобы моногамные люди не подвергались давлению и шантажу. В моём случае партнёрша не сразу сказала о своей полиаморности, что уже должно было стать тревожным звоночком. Спустя примерно два месяца она рассказала мне про наличие второго партнёра (и я не уверена, что она рассказала ему про меня, поскольку не афиширует свои отношения с женщинами). Партнёрша не спросила, как можно обеспечить мой комфорт, то есть я могла либо уйти, либо терпеть правила, установленные только ею. То, что полиаморные отношения требуют много работы и внимания, не бралось в расчёт. Мне не говорили, что второй партнёр важнее меня, но это подразумевалось, поскольку встречу со мной можно было отменить, перенести или резко прекратить, если второй партнёр звонил ей с предложением увидеться. Её слова о том, что она открыта для разговора и готова что-то изменить для моего комфорта, оставались только словами. Даже простая просьба отвечать на сообщения, если она их открывает, или не открывать вовсе, если занята, была проигнорирована. Моё спокойствие и потребность в уважении и внимании — всё это было неважно, я чувствовала себя плохой из-за того, что вообще хочу этого, мне казалось, что я навязчива, что у меня слишком много эмоций для «правильного человека».

Она часто говорила или намекала, что моногамные отношения менее ценны, поскольку связаны с множеством ограничений, что это неправильно, что это несвобода. И достаточно легко убедить человека в его неполноценности, когда он испытывает к тебе романтическую привязанность и уважает твои взгляды. На меня это тоже подействовало.
Когда спустя полгода мы расстались, я почувствовала колоссальное облегчение.


Важно помнить, что любые отношения — это уникальный опыт взаимодействия личностей. Если потребности одного из участников игнорируются, если договорённости и характер взаимодействия не отвечают запросам каждого из партнёров, то отношения будут травматичными. Это касается союза как двух, так и нескольких партнёров.

Нельзя с уверенностью говорить о том, что полиамория более прогрессивна или что моногамия — это более правильно и по-взрослому. Имеет смысл только комфорт людей от той или иной модели союза, а не отвлечённое теоретизирование о них.

Если вы ощущаете давление, если кто-то манипулирует вами с целью вовлечь в некомфортные, неприемлемые для вас отношения, подумайте о том, может ли паритетный союз начинаться с принуждения. Непричинение боли другому, уважение к свободе его выбора — вот то, что важно в любых отношениях.

Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.