Рина

19 лет


Почему мне вообще захотелось рассказать эту историю? Не помню точно, какое время назад, когда у вас на сайте была всего пара камин-аутов, я столкнулась с сильной гомофобией. Меня очень напугали. В тот момент мне было действительно страшно, и я начала искать поддержку. Да, конечно, когда увидела ваш сайт, это было сразу: так, добавить в закладки. На панельку. Я была просто в шоке, когда увидела, что в Беларуси есть люди, которые говорят о себе открыто.

Это было в Молодечно более четырёх лет назад. Моя знакомая привезла радужную ленточку — браслет с гей-парада в Берлине. В то время я училась классе в 9-м и была не просто в шкафу, а «под плинтусом». Всё было очень скрытно, очень аккуратно. Какие-то статьи, книги читала, смотрела фильмы, но так, чтобы никто не увидел... И вот она принесла этот браслет — такой миленький, интересный, — я его надела. Думала: ну кто знает, что это радужный флаг? И вот я еду в автобусе, и какие-то четыре подвыпивших парня видят меня и начинают пугать. Это была конечная остановка, и больше никого не было в автобусе, они начали кричать: «Лесбиянка! Фу! Извращенка!». Мне, конечно, непонятно, что заставило их так поступить — браслет или что-то другое, но было действительно страшно.

Первое время мне было сложно ездить в автобусах. Они у нас все зелёные, одинаковые… Мне приходилось опаздывать на учебу, работу, потому что я шла пешком. Это было глупо, я понимала: чего бояться автобуса? Но я стою на остановке и понимаю, что не могу в него сесть.

Этот случай в автобусе повлиял на моё отношение к камин-ауту. До этого момента я считала, что камин-аут бессмыслен. Думала, что вот, если буду вести себя «как все», скрываться, то ничего не будет. Тем более, что моя личная жизнь не должна никого волновать. Теперь мне стало уже без разницы. Наоборот, хочу заниматься какой-то активной деятельностью. Хочу быть собой. Смысл прятаться, бояться, если тебя всё равно будут обзывать, могут избить или напугать?

Раньше меня волновало, что обо мне подумают. Было тяжело. Ты следишь за собой в десятки раз тщательнее, чтобы нигде не «спалиться». Нужно быть очень аккуратной, всё время думать: только бы никто не узнал. Если бы я до сих пор была закрыта, то банально бы не смогла быть собой. Я бы думала: а вдруг буду идти со своей подругой, а про меня подумают, что я лесбиянка? У меня бы просто не было половины друзей и знакомых, наверное… Сейчас мне без разницы, что обо мне думают. Я живу один раз. Какой смысл жить тайно, если ты действительно живёшь один раз?

В детстве, класса до 6-го или 7-го, я вообще не знала, что такое сексуальность и гендер. Я была самая младшая в классе, у всех подруг были парни, а у меня — учёба, т.е. хорошая отговорка: «мне важна учёба». Сейчас я осознаю, что, наверное, путала романтический интерес с дружбой. Родители про меня говорили, что я «слишком падаю в дружбу». Я слишком дружелюбная, слишком приветливая. Но сейчас я понимаю, что мне действительно нравился человек не в дружеском плане, что мне хотелось чего-то большего… Такая первая детская влюблённость.

Признаться себе, что я не гетеро, было тяжело. Назвать себя лесбиянкой — вдвойне. Возможно, из-за того, что меня так воспитали, что гей, лесбиянка, трансгендер — это что-то такое оскорбительное… Вот даже сейчас я сказала сначала «гей», а потом «лесбиянка» — как будто хочу это слово запрятать подальше, даже когда пытаюсь говорить открыто. Поэтому сначала мне было проще называть себя бисексуальной. Сейчас я уже понимаю, что нет смысла прятаться за этими словами. Называйте меня как хотите — мне всё равно.

Все эти разделения, там буч, дайк... мне кажется, я не подхожу ни под один из этих форматов. И это странно. Я пришла в сообщество, рассчитывая уйти от ярлыков. Прихожу, а тут мало того что надо выбрать букву, к которой ты себя относишь, так ещё и какую-то там позицию… Это так странно. Мне хочется быть среди людей, для которых нет разницы, как ты себя называешь, какой ты ориентации, кто тебе нравится. Когда люди просто друг с другом общаются.

На данный момент камин-аут для меня — это фильтр. Он нужен, чтобы убрать из моей жизни людей, которых я не хочу видеть. Мне не нужны в друзьях люди с предубеждениями, люди с расистскими или гомофобными взглядами. Мне просто нужны люди, которые ценят других людей.

Самый первый камин-аут был даже не камин-аутом, а скорее аутингом. Я работала на своей первой работе после колледжа, бухгалтером. В тот момент я решила, что не буду прятаться — публиковала в соцсетях что хотела, лайкала что хотела и подписывалась на кого хотела… Один из работников это заметил, и начались шуточки: «о, лесбиянка-лесбиянка». Не реагировала. Никак не реагировала. Думала, побалуется и перестанет. Потом уже услышала, что когда речь шла обо мне, то говорили «эта лесбиянка». Первое время я молчала, потом начала отвечать.

Подруги в ответ мой на камин-аут сказали: «Ты просто не нашла своего принца», стандартное это всё… А их парни сказали: либо становись нормальной, либо уходи, мы не хотим с тобой общаться. Сейчас у меня появилась новая подруга, я боялась её реакции, поэтому сначала сказала, что бисексуальна. Она к этому отнеслась спокойно. Потом, когда я всё-таки ей сказала, что мне больше нравятся девушки, её реакция была: «Как будто я не догадывалась». Для меня это было так: «Фух... Отлично». И всё.

Ну и, конечно, родители, семья — это отдельная история. С родителями у меня какой-то длинный камин-аут. Они сами понимают, что «что-то здесь нечисто», но боятся задавать вопросы. Я прекрасно знаю, что если сейчас прямо в лоб скажу, это будет больно для мамы. Я банально боюсь за её здоровье.

Ситуация усложняется тем, что сейчас я завишу от родителей как в эмоциональном плане, так и материально. Я понимаю, что, возможно, если скажу, они будут думать, что это чьё-то плохое влияние. Вот сейчас у меня язык пробит и висок выбрит, т.е. всё это «плохое влияние какого-то другого человека». Это немного обидно, как будто я сама не могу принимать решения, а кто-то их делает за меня.

Сейчас я начала оставлять в прямом доступе какие-то книжки, которые читаю, брошюры… Родители их видят. И я понимаю, что они понимают. Когда я пыталась говорить на темы сексуальности и гендера, мама меня несколько раз спрашивала: «Ты нормальная?» Я говорила: «Да, я нормальная». Потому что я нормальная! Не понимаю — она хочет, чтобы я это сказала? Или они пытаются меня как-то понять? Тут проблема в том, что я боюсь сделать им больно. Но я не хочу, чтобы они сделали больно мне. Я не знаю, какой будет реакция, и боюсь, что родители от меня откажутся. То есть да, я действительно этого боюсь.

Наверное, нужно просто это сказать… Что вот, я… Я не какой-то миф, о котором говорят по телевизору. Я действительно существую, смотрите на меня. Можете даже дотронуться, только аккуратно. Да, я существую, и не нужно никаких мифов. Я могу с вами поговорить на темы, которые вам интересны, ответить на вопросы, если вы готовы слушать и слышать. Мне кажется, мы сможем поменять мнение других. Скорее всего, поэтому я начала говорить.



2015
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю праекта.
Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.