Бак Энджел: «Мужчина с вагиной»

Прагляды: 30 810

Журнал Dazed & Confused поговорил с Баком Энджелом.

Бак Энджел: «Мужчина с вагиной»


Мы встретились с американским продюсером фильмов «для взрослых» в Берлине, чтобы обсудить его феминистский подход к искусству и то, почему у секса такая плохая репутация.

На последней трети фильма «Sexing the Transman 4» Райли – трансгендерный мужчина – со своей девушкой Джессикой увлеченно исследуют тела друг друга. Камера спускается поближе к симпатичной парочке, останавливается на лице Райли, пока Джессика облизывает его соски и покусывает тело. В это время за кадром спрашивают: «Ты теперь чаще возбуждаешься, когда стал принимать тестостерон?» Райли поднимает глаза и улыбается. «Да». «И когда это началось? Спустя месяц или около того?» Райли закусывает губу, когда Джессика спускается к его промежности, и снова смотрит в камеру. «Мммммм».

Прошло почти четыре года с тех пор, как трансгендерный мужчина и порнозвезда Бак Энджел, также известный как «мужчина с вагиной», из актера стал режиссером. Появившиеся фильмы в жанре документального порно «Sexing the Transman» стали глубоко личной вдохновляющей документалистикой о сексуальности трансгендерных мужчин. Четвертую часть выпустили весной этого года, а пятая и шестая готовятся к выходу.

Что касается режиссеров порно, то сложно представить кого-то настолько же последовательного, как Бак. Следуя традициям других феминистских порно, он начинает свои фильмы с интервью, и, прежде чем актеры начнут получать удовольствие, он очеловечивает их и позволяют зрителю прикоснуться к их внутреннему миру. Невысокое качество звука в записи не позволяет отвлекаться от искренней актерской игры – лишь иногда вклинивается со случайным комментарием Бак, не в силах сдержать любопытства, и интересуется у актеров, насколько вырос их клитор с момента начала приема гормонов, или как много оргазмов у них обычно бывает. Его реакция на большинство ответов откровенное «Здóрово!». Если вы никогда раньше не работали на камеру и решили позволить кому-то снимать, как вы занимаетесь сексом, – а для многих желающих играть это первый подобный опыт – то Бак и правда замечательный человек для этого.

Как раз тогда, когда портфолио Бака растет – и он только что получил награду PorYes за работу в качестве феминистского автора порнографических произведений, отчего его приглашают на встречи в университеты по всему миру, - я встретился с ним в Берлине. Я хотел узнать побольше о том, как он пользуется своим положением, чтобы изменить восприятие секса и гендера, и почему такие фильмы стоит демонстрировать широкой аудитории, независимо от гендерной идентичности или сексуальной ориентации зрителей.

Бак Энджел: «Мужчина с вагиной»


Одно из ваших недавних достижений – премия PorYes в сфере феминистского порно за вашу работу, отстаивающую трансгдендерную сексуальность в фильмах для взрослых. Каково быть единственным мужчиной-номинантом в феминистской премии?

Бак Энджел: Это круто. Серьезно, говорю тебе – это круто быть мужчиной-феминистом, да еще и когда тебя за это ценят. Многие думают, что феминистки – только женщины, но это не так. Все должны быть феминист_к_ами, и у нас у всех должны быть равные права.

Многие из твоих работ – киносъемка, актерская игра, беседы – сочетают в себе глубоко личное с неистово политическим. Ты не устаешь от того, что твой гендер и сексуальность являются фасадом твоей публичной персоны?

Бак Энджел: Нет. Знаешь, почему? Потому что я вижу изменения, которые происходят благодаря этому. Мое тело – это моя форма активизма. Так что я использую его, и надеюсь, что смогу использовать и дальше. Возможно, однажды наступит момент, когда никто не будет видеть разницы. Было бы здорово.

Общественность становится качественно более просвещенной в этих вопросах. Но этим летом, когда Кейтлин Дженнер совершила камин-аут как трансгендерная женщина, реакции в трансгендерном сообществе и за его пределами варьировались от поддержки до критики. А что чувствовал ты в тот момент?

Бак Энджел: Прежде всего, я хочу сказать, что она очень смелая женщина. И этой женщине было нелегко сделать что-то подобное – это ее несомненный вклад. А второе: она не представляет собой все трансгендерное сообщество – и это то, что должно понять и сообщество, и весь мир. Она всего лишь человек. К тому же, человек привилегированный. То, что вы видите, не составляет и сотой доли трансгендерного сообщества.

Почему эта привилегированность так четко отделила ее от остального трансгендерного сообщества?

Бак Энджел: Она могла принять решение и сделать все операции – и все за шесть месяцев. Большинство из нас так и не могут завершить процесс. У нас часто нет возможности как сделать операцию, так и получить гормоны. Так что вот. Но я считаю, ее шоу отличное хотя бы потому, что продюсеры привели туда трансгендерных активисто_к_в, с которыми Кейтлин общалась. Я не хочу называть их «настоящим» трансгендерным сообществом, но все же они помогли продемонстрировать борьбу, которую это сообщество ведёт.

В твоем цикле фильмов «Sexing the Transman» многие из актеров, что мы видим, не смогли позволить себе ни операцию, ни даже гормональную терапию. Каково это – документировать такой опыт?

Бак Энджел: На самом деле, это меня убивает. Ты видел отчаяние в этих людях? Каждый раз это настоящий кошмар. Я снимаю это, монтирую, смотрю – и все равно не могу сдержать эмоций. Ты представляешь, насколько невероятно круто для парня с грудью и вагиной появиться перед камерой обнаженным и сказать: «Я мужчина»? А потом услышать от него продолжение: «Лучше бы у меня их не было. Чувствую себя с ними отвратительно». Это открывает какой-то новый уровень. Один внешний вид этого парня должен взорвать тебе голову. Я хочу, чтобы люди видели это отчаяние.

Так что, ты мог бы сказать, что твои фильмы – это часть некой кампании в этом плане?

Бак Энджел: Надеюсь, что благодаря тому, что я делаю, я смогу вызвать чувство сопереживания к этим парням. Как мы можем изменить законы США? В Британии такие вещи оплачиваются. В Германии они оплачиваются. Все они делают операции при поддержке правительства. Но мы этого не можем понять. Мы богатейшая страна в мире, наиболее популярная для иммиграции – и мы не предоставляем нашим гражданам медицинское обслуживание. А ведь это право человека. Никто не должен за это сражаться.

Медиатаблоиды часто ругают за чрезмерную сексуализацию трансгендерных людей – демонстрацию их тел с вуайеристической и возбуждающей стороны, отчего многие люди в сообществе выражали протест. Как твои фильмы вписываются в этот контекст?

Бак Энджел: Это много для меня значит. Секс и уверенность в собственном теле в сексуальном плане буквально вынесли меня на следующий уровень принятия самого себя. Потому что секс играет огромную роль в жизни большинства людей. И если ты оторван от своего тела в этом плане, то, поверь мне, ты никогда не примешь себя и не узнаешь, кто ты есть. Возвращаясь к теме десексуализации нашего трансгендерного сообщества – именно принятие сейчас тут и происходит. Весь остальной мир находится в контакте со своей сексуальностью – почему бы и нам не быть?

Множество популярных дискуссий вокруг порнофильмов крутятся вокруг того факта, что те разрушительны для зрителей, – особенно для молодого поколения, выращенного на интернет-порнороликах. Каково твое мнение на этот счет?

Бак Энджел: Во-первых, порнография не является чем-то разрушительным. В какой-то момент кто-то решил, что секс – это плохо, а видеозапись секса еще хуже, и порнография – это дьявол во плоти. Что очень печально, потому что не является правдой. То есть, у нас огромное разнообразие порнографических материалов. Можно увидеть все, что угодно. А сейчас вы даже можете увидеть мужчину с вагиной, так что я даже не знаю, чего еще тут нет. Мне грустно, что у порнографии такая плохая репутация.


Бак Энджел: «Мужчина с вагиной»


Но оправдана ли эта критика хоть в какой-то степени? Ведь существует много порно, снятого по согласию или нет, которое концентрируется на женском подчинении и унижении.

Бак Энджел: Есть одна штука, которую люди не понимают. Многое из этого — просто фантазия. И знаешь, что? Люди о многом фантазируют. Люди фантазируют об изнасиловании, о фекалиях, они фантазируют о моче. И это то, что мы должны понять о человеческой душе. Тебе может показаться, что это несексуально, мне может показаться, что это несексуально, но если двое людей хотят испражняться друг на друга – то, да на здоровье, чувак.

Твои фильмы, как и феминистская порнография в целом, восстают против определенного образа, который мы находим в мейнстримном порно. Твои работы демонстрируют, что существует порно, помогающее нам думать о сексе в более позитивном и креативном ключе. Ты согласен, что существуют фильмы, которые, наоборот, вызывают негативную реакцию?

Бак Энджел: Негативная сторона есть у всего. Но мне очень сложно ответить на этот вопрос, потому что я верю в свободу слова. Я «за» то, чтобы позволить людям выражать свою сексуальность и свой гендер. Поэтому что-то, что лично мне не пришлось по вкусу, не обязательно является чем-то плохим.

Как сделать порно более позитивным опытом в целом?

Бак Энджел: Мы должны позволить авторам порнографии, секс-работникам и преподавателям сексуального воспитания стать частью образования и просвещения о вопросах сексуальности в более позитивном ключе. Сейчас же мы все свалены в одну кучу. Ребята, которые делают популярные порнофильмы, не заботятся ни о чем, кроме собственного заработка.

Так что, проблема в самой индустрии? В том, что кто-то нашел хорошо продаваемый продукт, наподобие фастфуда?

Бак Энджел: Да, именно так. Я бы не назвал себя фастфудом. Я милый уютный ресторан. Я органическая еда. Веганская. Я бы не хотел, чтобы люди думали, что я наговариваю на работу других, но существуют способы сделать влияние порнографии на молодое поколение более положительным. Для этого надо позволить нам привнести больше позитивных образов. Это именно то, что и называется феминистским порно.

Встретился ли ты с какими-то проблемами или предрассудками, когда начинал работать в индустрии?

Бак Энджел: Проблемы появились внутри самой индустрии. Это были те, кто мне мешал. Другие трудности были в моем собственном окружении. Мужское трансгендерное сообщество поначалу было весьма мной недовольно. Они меня ненавидели. Говорили, что я их сексуализирую. И что заставляю весь мир думать, будто у нас у всех вагины. Мне приходилось постоянно говорить: «Это не про тебя. Какую часть фразы «Бак Энджел, мужчина с вагиной» ты не понимаешь?» В конце концов, мне пришлось отдалиться от этого сообщества, потому что они все на меня злились. Перенесемся теперь в 2015-й, когда многие из этих чуваков зовут себя мужчинами с вагинами. Теперь они идентифицируют себя так, как я когда-то придумал.

Расскажи о своей первой съемке.

Бак Энджел: Никто со мной в порноиндустрии не разговаривал. Вообще никто. Все меня ненавидели. Они считали меня уродом. Так что единственное, что мне оставалось, это делать что-то свое. Моей первой сценой была мастурбация в глуши Луизианского болота. Я просто принес сумку с дилдо и пошел туда в своих армейских шортах. Поставил камеру на треногу и занялся сексом сам с собой.

У тебя есть какой-нибудь любимый момент именно в твоей актерской карьере?

Бак Энджел: Почти все, что я делал, было впервые. В том смысле, что до этого ни один трансгендерный мужчина не делал ничего такого в порноиндустрии. В 2007-2008 годах я снимался у гей-порно студии с двумя другими чуваками. Ну и один из них устраивается у меня между ног, смотрит оттуда на меня и такой: «Ух ты, чувак, они хорошо поработали». И я в ответ: «В смысле?» А он продолжает: «Выглядит как настоящая!» И я ответил: «Чувак, она и есть настоящая». Все на площадке смеялись, а ему было неловко. Но как по мне, это был комплимент.

В прошлом году ты развелся со своей постоянной партнеркой, что стало испытанием для прав ЛГБТ. Она поставила под сомнение юридическую законность вашего брака на основании того, что по документам ты не являешься мужчиной. Как это повлияло на тебя в личном плане?

Бак Энджел: Я был раздавлен. Все это сделал человек, которому я доверял как компаньонке и соучастнице. Я думал, мы связаны, но оказалось, что нет. Она ударила по тому, ради чего я жил – моей мужественности. Моему гендеру. И она это отлично понимала. Но я выиграл. Я выиграл дело. Все это было очень сюрреалистично. Для себя я расцениваю это как заполучить психическое расстройство — так что я еще легко отделался, и от этой мысли немного легче.

Как это дело проявило себя на политическом уровне?

Бак Энджел: Это дело было первым в своем роде в истории США. И я выиграл его для ЛГБТ-сообщества. Она поставила под вопрос наш брак, и тем самым оспорила браки всего сообщества. Потому что если бы мы проиграли, ух ты, я даже не думаю, что она осознает, чтó чуть не наделала.

По мере взросления ты совершал камин-аут как гомосексуальная женщина, потом — как трансгендерный мужчина и, наконец, как порнозвезда. Что было сложнее всего?

Бак Энджел: Сложнее всего было признаваться родителям в том, что я гомосексуальная женщина. Им это не понравилось. Они были смущены. Мы это обсудили, когда они сказали, что им гораздо легче принять то, что я их сын, и перед миром предстаю, как таковой. Они не говорят людям, что я трансгендер – просто, что я их сын. А насчет порно — им все равно. Им важно, что я успешен и путешествую по миру, что я играю важную роль. Секс на камеру для них не так важен, потому что они видят, как я над собой работал и как вытащил себя из наркотиков, и алкоголя, и суицида — всех этих безумных штук. Они мне сказали, что думали, что к 30 я загнусь. Мне повезло. Я это знаю. Немногие родители принимают тот факт, что их дети трансгендеры. И уж тем более, немногие приняли бы тот факт, что их ребенок занимается бизнесом в сфере порноиндустрии.
Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.