Гендерный мусор

В городском пространстве мусору отводятся специальные места: мы маркируем материальные отходы как токсичные и небезопасные. Но куда девается мусор гендерных стереотипов?
23 верасня 2016 | 2 254 | Каментары
© Фотография. По центру снимка размещена пластмассовая голова куклы Барби для создания причесок. Голова куклы занимает большую часть снимка, на лице куклы – яркий макияж, на её голове – свадебная фата. Вокруг головы расположены разноцветные кубики с надписями «тыжемать», «разведёнка», «ПМС», «Насилие», а также картонная чёрная табличка с надписью: «256 запрещённых профессий».
Чтобы поговорить о том, как гендерные стереотипы влияют на качество нашей жизни, в 3-ем беларусском феминистском лагере летом 2015 года была организована дискуссия-перформанс «Гендер и возраст». На фестивале meta- в сентябре мы воссоздали на основе прошедшей дискуссии интерактивную инсталляцию «Гендерный мусор», а также провели вокруг нее дискуссию и пригласили посетител_ьниц_ей мероприятия к участию в создании линейки стереотипов с помощью собственных артефактов.

Дискуссия и инсталляция «Гендерный мусор» позволили всем, кто пришел на фестиваль, еще раз критически взглянуть на свалку информационного потребления и поговорить о деконструкции гендерных мифов, окружающих женщин на протяжении жизни. Инсталляция вызвала живой отклик среди посетител_ьниц_ей: за 3 дня фестиваля на импровизированной линейке жизни, созданной на основе расхожих стереотипов, появлялись и оживали личные истории. Рассказанные вещами как свидетелями дискриминации, насилия и контроля, непроговоренные слова сложились в типичный сценарий жизни белорусок.

На чистой возрастной линейке были размещены вещи, которые традиционно сопутствуют каждому возрастному этапу в жизни женщины, и таблички-маячки с распространенными опасностями и стереотипами. Все артефакты были собраны из личных вещей участниц женского феминистского лагеря, волонтеро_к_в и организаторо_к_в фестиваля.

Интересно, что ряд артефактов, собранных в рамках феминистского лагеря 2015 из личных вещей участниц, бесследно пропал во время демонстрации инсталляции на фестивале. Мы верим и надеемся, что пластмассовая голова куклы Барби для создания причесок еще послужит делу деконструкции и постмодернизма.


Гендерный мусор Фотография. На сером бетонном полу расположена инсталляция «Гендерный мусор»: множество разнообразных предметов лежат вдоль начерченной мелом линии. Вдоль линии под предметами слева направо подписаны цифры 25, 30, 40, 50, 55, 60, 70. Снизу инсталляция ограждена сигнальной чёрно-жёлтой лентой. В левом углу снимка видны ноги человека, е_е тень падает на инсталляцию.



Первое деление линейки — эмбрион-девочка, и у семьи уже есть ожидания относительно ее внешности, характера или будущей профессии. На линейке: тест на беременность, фотографии с УЗИ, снимки розовых детских комнат. Если ребенок появляется в семье через систему опеки, будущим родителям советуют «брать девочку», т.к. ожидается, что девочки спокойнее и в будущем возьмут на себя обслуживающую роль. Хотя в Беларуси не распространены селективные аборты, об их существовании во многих культурах участницы напоминают первым маячком – красной табличкой «насилие».

Деление «Старт» отмечает рождение: участницы принесли на линейку розовые ленты из роддома, которые годами хранят в семьях. Детская одежда с сексистскими надписями вроде «я ненавижу свои бедра» для девочек (в противовес «я супер» для мальчиков) и разница в пожеланиях показывают, каковы сегодня общественные ожидания. Сюда же участницы отнесли унизительную практику «одаривания в обмен на ребенка желаемого пола», распространенную в современной белорусской культуре среднего класса.


Гендерный мусор Фотография. На сером бетонном полу мелом начерчена линия с засечками: над ней слева направо написаны мелом слова «Эмбрион» и «Старт», вокруг линии на полу лежит оградительная сигнальная чёрно-жёлтая лента. Под словом «Эмбрион», возле засечки на линии лежат красный кубик с надписью «насилие», упаковка с тестом на беременность и распечатанные снимки с УЗИ. Позади инсталляции сидит на корточках одна из организатор_ок мероприятия и фотографирует инсталляцию.


От 2 до 5, а после и от 5 до 7 лет разместились игрушки, большая часть которых представляет собой розовые пластиковые монолиты и симуляторы обслуживающего труда: кукольная посуда, наборы медсестер, парикмахеров, горничных. Табличка «тили-тесто» — символ тенденции романтизировать взаимодействия девочки со сверстниками. Родители и воспитатели часто «пророчат» брак детям, едва научившимся ходить, в шутку называют любое взаимодействие разнополых детей предвестием романтических отношений. К этому возрасту участницы также отнесли популярные детские книги и мультфильмы, полные мизогинных посланий. В большом количестве возникает и детская косметика. Розовые блестящие тюбики убеждают маленьких девочек: естественной красоты недостаточно для того, чтобы быть принцессой.

По статистике, в этом промежутке происходит дебют педофилии (3 года) — его также отмечает маячок насилия. С переходом из тесного семейного круга в детские учреждения круг потенциально опасных для девочки людей расширяется: помимо членов семьи в него попадают воспитатели, врачи, посторонние люди на улице.

Начало школы (7-13 лет) на линейке гендерного мусора символизировали фартуки с раздельных уроков труда, где роль девочек снова сводится к обслуживанию, и розовые спортивные снаряды. В начальной школе учителя и родители часто предъявляют повышенные требования к поведению и внешнему виду девочек: от них ожидают большей аккуратности и меньшей подвижности. Их успехи в точных науках зачастую обесценивают. Гендерно обусловленными являются и ожидания априорной заинтересованности девочек в гуманитарных науках.

К уже знакомому маячку насилия в младшем школьном возрасте добавились маячки «ты же будущая мать» и «замуж не возьмут», которыми обычно пугают девочек за нежелательное поведение. Сильную реакцию участниц вызвали такие артефакты, как детская сексуализированная одежда, детская обувь на каблуке.


Гендерный мусор Фотография. На сером бетонном полу расположены предметы: по центру кадра стоят две пустые зелёные бутылки из-под пива, к одной из бутылок прислонена картонная табличка с надписью: «Как же ты будешь рожать»? Слева от бутылок лежит голубой швейный сантиметр и розовые баночки из-под косметики. В правом углу снимка – пустая бутылка из-под алкоголя, рядом с которой лежит упаковка с презервативом.


Артефакты с отметки 13-16 лет свидетельствуют об усилении контроля над телом. Сюда участницы поместили сантиметры, весы, таблицы калорийности продуктов, лифчики push-up, декоративную косметику, комплексы упражнений для похудения, советы из паблика «42 кг» о том, как развить анорексию. В этом возрасте на линейке появились бутылки из-под алкоголя и средства контрацепции как символ множества опасных ситуаций, в которых оказываются подростки-девочки из-за отсутствия системного полового воспитания в школах и дома. Нередко девочки становятся жертвами насилия из-за «содействия» сверстниц, которые моделируют опасную ситуацию, оставляя подругу наедине с пьяным «классным парнем».

С помощью символических артефактов на линейке возникают темы эйджизма, слатшейминга, насилия, ранних беременностей, подростковых абортов, нарушения конфиденциальности медицинского осмотра и др. К уже знакомым постоянным маячкам добавляется табличка «ПМС» — с началом менструации любая неудобная реакция женщины может быть списана на гормональный всплеск.

Выпускной в 17-18 лет становится своеобразной «репетицией свадьбы»: от огромных расходов на внешний вид до стереотипа об обязательном первом сексуальном опыте, который необходимо получить в последний школьный вечер. Артефактами здесь стали пустые бутылки, разбросанное женское белье и сексуальные наряды вчерашних школьниц.


Гендерный мусор Фотография. На бетонном полу мелом начерчена линия и отметка «18» на ней. Возле отметки располагаются игрушечный поезд, цветные кубики с надписями «насилие» и «тыжемать», бежевые босоножки, картонная табличка с надписью: «Где твоя «вторая половина»?


На отрезке 18-23 разместились и множество косметических средств с антивозрастными свойствами, и студенческая зачетка – символ разницы в ожиданиях относительно успеваемости и освоения девушками выбранных специальностей. На линейке впервые появляется табличка «256», означающая количество недоступных женщинам в Беларуси профессий.

На этом отрезке также можно было увидеть маркер «тик-так», символизирующий давление общественных стандартов относительно брачного возраста и репродуктивной активности девушки. Рядом - табличка «мать-одиночка» и тест на беременность, напоминающие о том, что наличие ребенка может перекрыть девушке доступ к образованию и выбранной специальности, а забота о нем может полностью лечь на ее плечи. Здесь же участницы отмечали неравенство на рынке вакансий для молодежи, разницу в оплате для мужчин и женщин, говорили о неожиданном снижении мобильности: молодой незамужней девушке в Беларуси сложнее путешествовать и даже получить визу.

Участницы также затронули тему обслуживающей роли девушек в неформальных политических субкультурах, повестка которых номинально включает в себя вопрос о гендерном равенстве.

В общественном сознании укоренился стереотип, что в этом возрасте женщина не может хотеть жить одна. Молодые девушки вступают в длительные партнерские отношения, и к потенциальным насильникам добавляются сожители. Повышается риск экономического насилия со стороны новой семьи, велика вероятность репродуктивного насилия.


Гендерный мусор Фотография. На фоне белой кирпичной стены видна часть инсталляции «Гендерный мусор»: расположенные на полу розовые детские игрушки, куклы, разноцветные кубики с надписями. Позади инсталляции – две организатор_ки дискуссии: одна из них, в очках и серой кофте, сидит на корточках, другая – одетая в черное – стоит. Фото сделано из-за спин зрителей, поэтому на переднем крае видны темные силуэты сидящих людей.


23-25 лет — период распределения после ВУЗа для девушек, получающих высшее образование. От этой отметки и до пенсионного возраста линейка накрыта стеклом, символизирующим «стеклянный потолок» — негласное препятствие в карьерном росте женщин. В этом возрасте участницы говорят о второй волне замужеств, появлении детей. Эмоциональную и экономическую уязвимость женщины в этот период иллюстрирует разбитый кирпич — метафора постепенного «откалывания» ресурсов в отношениях с абьюзером. Из жизни женщины незаметно исчезает поддержка семьи, дружеские связи, профессиональная квалификация, свободное время. По статистике, каждая 10-ая женщина в Беларуси подвергалась домашнему насилию во время беременности.

Участницы также обсудили препятствия при трудоустройстве, связанные с наличием у женщины детей или возможной беременностью в будущем. На линейке вновь появляются маячки «насилие», «ПМС», «ты же мать».

На отметку 25-30 лет участницы положили глянцевые журналы, диктующие женщинам недостижимые стандарты красоты, антивозрастную косметику, артефакты, связанные с медицинскими вмешательствами в тело с целью омоложения. На линейке снова появилась табличка «тик-так»: с 28 лет в Беларуси женщина считается старородящей. Участницы также отмечают, что, несмотря на законодательный запрет гендерной дискриминации при приеме на работу, ряд вакансий оказывается закрытым для женщин старше 27 лет.

На отрезке 30-40 лет — множество артефактов, связанных с омолаживающими практиками. К биологизаторскому маячку «ПМС» добавилась табличка «климакс» и популярный стереотип о том, что неудобное поведение женщины обусловлено отсутствием сексуального партнера. К этому возрасту женщина, возможно, уже разведена – прямо во время воркшопа участницы создают таблички «разведенка» и «разведенка с прицепом». Некоторые артефакты указывают на ограничительные требования к дресс-коду и женскому телу.

Этап 40-50 лет знаменателен коробочкой запретных удовольствий: под табличкой «жить для себя пока стыдно» участницы собрали вещи, которые символизируют для них время, потраченное на себя, и повесили на коробку замок.

На этапе 50-55 лет проговаривалась тема ожиданий близких относительно твоей роли «супербабушки» и долга «красивого старения». Участницы говорили о постоянном стрессе, связанном с вероятностью непродления контракта в предпенсионном возрасте. На линейке появился стакан воды как метафора общественного упрека бездетным женщинам, якобы не обеспечившим себе уход в старости.


Гендерный мусор Фотография. На сером бетонном полу мелом начерчена цифра «55». Позади нее располагается множество предметов. В центре кадра – зеленая сумка-авоська, в которой находится батон белого хлеба и две стеклянные бутылки молока.


На отметке 55 лет разместилась авоська с молоком и хлебом: скудный набор продуктов показывает, как с выходом на пенсию резко ухудшается уровень жизни женщины. Среди доступных пенсионеркам вакансий остается только низкооплачиваемый и неквалифицированный труд. Этот возраст также отмечен пустыми бутылками — сбором стеклотары и скачком алкоголизма у партнеров.

На возраст 55-60 лет участницы поместили лекарства, подчеркивая равнодушие государственной медицины к здоровью пожилых людей. Часто можно услышать, что женщины пенсионного возраста проводят большую часть дня в очередях поликлиники. В то же время к ним отказывается выезжать «скорая», мотивируя отказ нецелесообразностью расхода бензина или подозрениями в симуляции, на которую пенсионерки якобы идут из-за одиночества. Большинство городских общественных пространств – галереи, выставки, культурные площадки — оказываются недоступными и чуждыми людям пожилого возраста.

Маячок насилия присутствует на линейке и после 60 лет – в круг потенциальных агрессоров попадают опекуны и подросшие внуки. На этом отрезке линейки участницы говорили о замалчивании проблем со здоровьем, эйджизме — мнение женщины в семье обесценивается и не принимается в расчет, даже если решение касается ее имущества или места жительства.

Интересы, которые массовая культура отводит нам в этом возрасте, — дача и наши болезни. В этом возрасте у женщины может начаться роман, однако наличие у нее сексуального желания — культурное табу. Это также распространенный возраст потери партнера: смерть мужа/сожителя может стать как избавлением от экономического насилия, так и причиной ухудшения экономического положения.

Женщины с большой долей вероятности начинают собирать деньги на похороны, чтобы своей смертью не причинить беспокойства близким. Одним из важных артефактов на этом отрезке стало зеркало — образ был взят из рассказов участниц группы взаимопомощи для пожилых женщин, пострадавших от домашнего насилия: «ты чувствуешь себя молодой, но из зеркала на тебя смотрит совсем другой человек».

77,6 - средний возраст женской смертности в Беларуси.


Гендерный мусор Фотография. На сером бетонном полу мелом начерчена линия с засечками: под ними слева направо подписаны цифры 55, 60, 70. До отметки «55» на полу вертикально стоит красный кирпич, выступающий подпоркой для прозрачной пластины из стекла или пластика. Под пластиной стоит граненый стакан, лежат тюбики и баночки с кремами, лежит красный кубик с надписью «насилие». После отметки «55» — авоська с бутылками молока и батоном, журналы «Дача», упаковки от таблеток. Между «60» и «70»: ведро с тряпкой, бутылка из-под алкогольного напитка с темной жидкостью, иконы, пустые бутылки, тонометр, банка с мелкими деньгами. За линией видны ноги сидящих на полу людей.


© Фотографии Арины Артеменко
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю рэдакцыі. Публікацыя імя, фатаграфіі або іншай выявы якіх-небудзь асоб у межах гэтага сайта ніякім чынам не ўказвае на іх сэксуальную арыентацыю ці сэксуальныя перавагі. Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.