Гендерное насилие в Республике Беларусь: факты и цифры

Законодательно Беларусь декларирует гендерное равенство граждан. Несмотря на это, насилие и гендерная дискриминация сегодня – повседневная реальность для тысяч беларусских женщин.
4 кастрычніка 2016 | 2 081 | Каментары
© Фотография. Мутная зеркальная поверхность с неясными очертаниями человеческой фигуры. Справа – размытый контур руки, которая держит карманное зеркало. В нем отражается фрагмент женского лица: открытый глаз, свет заливает волосы и щеку.
Национальная статистика подтверждает международную: каждая третья женщина в стране страдает от физического насилия в семье, из них лишь 29,2% обращаются за помощью. В 2015 году только по статье УК 9.1 КоАП ч.2 — нанесение побоев, не повлекших причинения телесных повреждений, умышленное причинение боли, физических или психических страданий, совершенные в отношении близкого родственника либо члена семьи — в стране было привлечено 25 676 правонарушителей. Однако реакционные настроения «сетевых комментаторов» наглядно показывают: не многие видят в решении гендерных проблем приоритетную задачу современного беларусского общества.

© Опрос людей на улицах Минска на тему применения насилия в рамках проекта «Ты - Здольная!»


По статистике, за свою жизнь 77% женщин сталкиваются с одной или несколькими формами партнерского насилия. Каждое четвертое женское самоубийство в Беларуси — следствие насилия в семье.




Фрагменты записей бесед с женщинами и детьми, пережившими насилие в семье. Все героини — участницы программы психологической, социальной и юридической поддержки Убежища для женщин, пострадавших от насилия в семье ОО «Радислава». (с) Александр Васюкович для проекта «Каждая третья» и «Дом и насилие»


По оценкам эксперт_ок, существующее положение подкрепляется рядом системных причин. Одна из них — нехватка эффективного, в том числе и превентивного информирования граждан о гендерном насилии. Эти темы не получают систематического и глубокого освещения в СМИ и образовательных программах: оказываясь в ситуации насилия, женщины часто не имеют процессуальных знаний, которые позволили бы им получить помощь правоохранительных органов. Молодые девушки из уязвимых групп, например, воспитаницы интернатных учреждений или т.наз. «неблагополучных» семей не получают системной информации о том, как распознать гендерное насилие. Нет доступных программ, рассказывающих девочкам-подросткам о гендерном равенстве, о стигматизации переживших домашнее насилие, обучающим инструментам взаимопомощи, проявлению гражданской активности в области антидискриминации. Практика показывает, что сегодня редкие специалисты в области образования отличают конфликт от насилия.

В течение четырех лет (2010-2014 годы) Министерство внутренних дел Республики Беларусь рапортовало о напряженной работе над переработкой Закона «Об основах деятельности по профилактике правонарушений», которые позволили бы полнее учесть в законодательстве проблему домашнего насилия и привлечь к ответственности семейных агрессоров. Однако вопрос принятия специализированного закона о домашнем насилии «подвис». Из практики сотрудни_ц и волонтеро_к организаций, годами работающих в поле проблемы, до 80% заявлений, связанных с попыткой женщин защититься от агрессора, не дойдут до суда. В стране до сих пор нет специализированного закона «О домашнем насилии».

В Беларуси и сегодня наблюдается критическая нехватка специальных шелтеров (убежищ) для людей, переживших домашнее насилие, которые предоставляли бы обратившимся весь комплекс необходимой профессиональной юридической, социальной и психологической помощи.

Гендерное насилие в Республике Беларусь: факты и цифры Фотография. На нижней полке двухярусной кровати кровати сидит женщина с длинными темными волосами, в бежевой кофте, клетчатой юбке и черных колготах. Ее лицо серьезно, голова наклонена влево, она смотрит прямо в камеру. За ее спиной – трое детей: девочки в розовых кофтах с распущенными волосами и мальчик. Сверху виден второй ярус кровати, заправленный цветным постельным бельем.


Анализируя сложности, с которыми им пришлось столкнуться в ходе отстаивания своих прав, женщины, пережившие абьюз в семье, говорят о несовершенстве законодательства, в некоторых случаях — о бездействии милиции, и почти всегда — об ощущении полной изоляции с проблемой. Многие вспоминают: зачастую участковому-мужчине проще солидаризироваться с мужем или сожителем агрессором. Ретравматизация и обвинение жертвы в общении с правоохранителями и другими специалистами, призванными помогать, приводят к тому, что женщина рано или поздно прекращает попытки обращаться за помощью.

Почти все женщины, столкнувшиеся с судебной системой, отмечают абсурдность процессуальных механизмов получения помощи. Так, например, пострадавшая должна как минимум 3(!) раза привлечь агрессора к административной ответственности за причинение вреда здоровью и умышленных легких телесных повреждений, не повлекших кратковременного расстройства, прежде чем система позволит ей возбудить против абьюзера уголовное дело.

Законодательные проволочки и сложности в возбуждении уголовного дела на государственном уровне показывают абьюзеру: за примененное насилие «ничего не будет». Правозащитни_цы и психологи_ни отмечают: в подавляющем большинстве домашние агрессоры имеют четкую грань в применении физической силы, и этот «водораздел» проходит по границе уголовного и административного кодексов. По статистике в бытовом насилии партнеры очень редко избивают женщину до состояния, которое позволило бы жертве насилия применить к агрессору, например, ст. 147 УК («Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения», где-то даже повлекшего за собой смерть»).

Гендерное насилие в Республике Беларусь: факты и цифры Фотография. Левая часть снимка закрыта белой тканью, вероятно, это размытая занавеска. И-за нее выглядывает женское лицо. Женщина смотрит в камеру, ее лицо спокойно. У нее на руках – ребенок с кудрявыми волосами, в полосатой кофте, с розово-белой пустышкой. Рука женщины поддерживает спину ребенка. За ними белая занавеска закрывает окно.


Насильственные отношения не развиваются в вакууме: абьюз со стороны партнеров поддерживается социальным контекстом. В обществе с патриархатными традициями ситуация гендерной дискриминации, физического, финансового, сексуального или психологического насилия зачастую воспринимается как норма или самопожертвование. Специалист_ки, работающие на «горячих линиях» для женщин, рассказывают: часто женщина даже не осознает, почему она подавлена, почему плохо себя чувствует. Культура, стигматизирующая жертву, «помогает» женщине найти объяснение каждому избиению, оскорблению, угрозе или любой другой форме унижения – найти «причину насилия» в себе.

В таких социальных условиях женщине непросто идентифицировать себя как «пострадавшую от насилия». Абьюз происходит за закрытыми дверями собственного дома, как правило, без взрослых свидетелей — о нем тяжело рассказывать. Стигма в отношении жертв домашнего насилия заставляет женщин молчать годами, учиться скрывать последствия, предпринимать самостоятельные шаги по изменению ситуации.

На попытки повлиять на ситуацию посредством изменения собственного поведения влияет и то, что партнерское насилие отличает цикличность: фазы нарастания напряжения и непосредственно инциденты насилия в отношениях сменяются этапом «медового месяца», когда агрессор извиняется и клянется «больше никогда не обижать». Следует ли говорить, что круг замыкается и за видимым улучшением ситуации вновь наступает фаза агрессии.

Физические повреждения — верхушка айсберга в ситуации домашнего насилия. Пережитый опыт влияет на человека, в первую очередь, психологически: страх, вина, стыд, чувство отчаяния и беспомощности могут тормозить пострадавшую в обращении за помощью. Она не доверяет никому, не верит, что ей можно помочь. У нее ограниченный доступ к информации. Помимо общественных стереотипов, всестороннего обвинения и «пристыживания» жертвы, ситуацию часто осложняют материальная зависимость, совместное родительство или опека, «квартирный вопрос». Страх постановки семьи на учет СОП (социально опасное положение) или угроза изъятия детей (Декрет Президента Республики Беларусь 24 ноября 2006 г. № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях») толкают женщину на «примирение», вынуждая ее приспосабливаться, годами буквально выживая в опасной ситуации.

Гендерное насилие в Республике Беларусь: факты и цифры Фотография. На фоне зеленой листвы стоит женщина с длинными темными волосами. На ней свитер крупной вязки. Она закрыла руками лицо и выглядывает из-за пальцев.



Ольга Горбунова — координаторка Убежища, председательница Правления ОО «Радислава», национальная экспертка ЮНФПА по вопросам противодействия домашнему насилию, организации и управления шелтерами в Беларуси.

О.Г.: Практически все наши клиентки рассказывают о том, что им очень нелегко было принять решение обратиться за помощью, а если они и обращались в правоохранительные органы, то были не удовлетворены. В стране отсутствует специальный закон о предотвращении домашнего насилия, крайне мало иных действенных механизмов защиты. Когда теряется вера в действенность и эффективность помощи, женщины просто перестают обращаться.

Получается, имеющиеся на руках подтверждающие результаты судмедэкспертизы, фотографии, распечатки переписок не гарантируют, что удастся оградиться от агрессора по решению суда?

О.Г.: Мы были не на одном суде. Супруг занимает позицию: «а ее два дня дома не было, я не знаю, где она была. Я сидел дома с детьми, а она пришла вся такая… Не знаю, где она лазила, кто ее избил». Все. Свидетелей не было. А если и был один, то все равно необходимы два. Конкретный случай: он ее избивал, она, защищаясь, укусила его за палец, чтобы он отпустил волосы. Пошла сдавать медэкспертизу. И он пошел. У нее множественные гематомы, след от попытки удушения, выбитый зуб. У него — ссадина от зубов на пальце. Ей и ему дали по 20 базовых, потому что он доказал, что это был «обоюдный скандал». Еще пример: женщину муж бил головой о пол. Ее свекровь потом на суде говорила, что видела, как та разбегалась и билась головой об стену: «а все для того, чтобы посадить моего сына». Или говорят: «ты же меня сама просила душить!». Потому мы нередко слышим в Убежище: «Первое время я обращалась в милицию, но это [было] бессмысленно, я перестала это делать».

Как обстоит ситуация со штрафами?

О.Г.: Штраф идет из семейного бюджета. Государству.

То есть тебя бьют, насилуют или оскорбляют, а ты за это еще и платишь?

О.Г.: По факту — да, потому что семейный бюджет обыкновенно общий. На этапе подачи заявления участковый может предупредить об этом женщину, например, такой формулировкой: «А оно вам надо? Вы заявление напишете, дадут штраф, а штраф все равно из семейного бюджета». И она сама понимает, что супругу, скорее всего, ничего не будет, только семья потеряет очередной миллион. Она просто забирает заявление. Дела по домашнему насилию — это дела частного обвинения. Женщина написала заявление — будет разбирательство, женщина отозвала — не будет разбирательства. В случаях, когда женщина была беременной или в декретном отпуске, может подключиться прокурор: дело станет частно-публичным и забрать заявление она уже не сможет.

Иногда складывается впечатление, что у общества и государства нет особого желания помогать одинокой женщине, а тем более с детьми, наладить свою жизнь. Даже самые неприхотливые наши клиентки, которые ищут работу не в Минске, а где-нибудь в регионах, в агрогородках и колхозах, для которых единственный критерий поиска работы — бежать как можно дальше от агрессора, сталкиваются с тем, что в эти колхозы их не берут, т.к. работодателям там «нужны полные семьи». Им нужна жена доярка и муж тракторист. И наш социальный работник часами убеждает, что с этой женщиной все в порядке, что она не имеет никакой зависимости, судимости, что она трудолюбива, что так сложились ее жизненные обстоятельства и ей надо сменить место жительства, на что в 8 случаях из 10 получает ответ: «Одиночка нам не нужна, простите».

Если глобально посмотреть на проблему гендерного неравенства в Беларуси, взять ту же среднюю зарплату за одинаковое количество работы, становится очевидно: у женщин она на порядок меньше по сравнению с мужчиной.

Почему?

О.Г.: Мужчина — кормилец семьи и все такое.

На твой взгляд, в чем заключается «темная сторона» идиллической картины многодетной семьи?

О.Г.: Клиентка имела подряд пять или шесть беременностей. И все эти годы она рассматривала их как факт крайне романтичных отношений с супругом, крайне близких. Когда иначе взглянула на ситуацию и задумалась, то в череде беременностей увидела не что иное, как контроль ее тела и решений. Пелена с глаз спала, и в новом свете три беременности оказались принудительными. Она реально месяцами не выходила из дома: «Ты мать, ты должна сидеть с детьми дома, пока я зарабатываю деньги».

Расскажи, пожалуйста, о взаимосвязи между воспитанием, образованием, медиа и гендерным насилием. В чем она заключается?

О.Г.: В Беларуси сохранена гендерная тенденция воспитания. Я смотрела несколько исследований, связанных с изучением отечественных школьных учебников, а также популярных фильмов и сказок, на которых до сих пор растут беларусские дети. Это вещи с крайне традиционными представлениями о роли мужчины и женщины в патриархальном обществе. А как часто белорусской девочке общество (в любом своем проявлении) говорит, что она может быть не только «хранительницей очага», нежной мамой и любящей женой, но и успешной, амбициозной лидеркой?

Скажешь, то, какие сказки читает девочка и что с ней потом происходит, когда она вырастает, — вещи не взаимосвязанные? Ничего подобного. Если в сказке женщина играет обслуживающую роль, то такую же роль девочка перенимает как естественную модель поведения, и сколько бы потом общество, в лице тех же друзей или родителей, ни задавало ей вопрос: «О, боже! Он тебя избил двенадцать раз, сколько же ты будешь терпеть?» — она будет продолжать видеть в каждом избиении норму и логику.

Сегодня медиа просто романтизирует насилие. Большая часть современных фильмов, которые смотрят подростки, построены на политике «sex & violence».

Но в этих же фильмах присутствуют и брутальные женщины-герои...

О.Г.: Ты это серьезно? Такая «вся из себя», повалила поле врагов, но что при этом? При этом она абсолютно объективирована. Она обладает всеми атрибутами «прекрасной современной женщины»: фигура, кожа, волосы. Даже если фильм основан на реальном прототипе, индустрия все равно требует при подборе актрисы максимально сгладить все «недостатки» внешности.

Когда в отношениях еще не происходит каких-то «жестких» форм насилия, связанных с физическими либо сексуальными проявлениями, но уже появляются придирки, упреки, оскорбления или уничижительные фразы, что делает общество в лице родственников, друзей и близких? Начинает сравнивать с худшим: «Да, блин, да твой — супер! Ты послушай про Томкиного». Сравнивая с худшим, нас учат видеть, что «все не так плохо», и мы начинаем надеяться, что [насильственные] отношения можно скорректировать. Это тоже проблема, потому что сегодня он оскорбляет, завтра даст тумака, послезавтра начнет душить полотенцем, а в качестве объяснения в милиции будет рассказывать, как «она пыталась покончить жизнь самоубийством, намотав на горло полотенце». Работая на телефоне доверия, каждый раз, когда я получаю звонок от человека, котор_ая сам_а не находится физически в ситуации насилия, но просит информации для близкого/родного человека, я просто благодарю за неравнодушие. Это вообще редкий сюжет в нашей жизни.

Гендерное насилие в Республике Беларусь: факты и цифры Фотография.На перднем плане – размытое лицо ребенка с короткими волосами, в цветной одежде. В фокусе – лицо женщины на заднем плане. У нее темные волосы, на глазах – макияж, на коже шеи – темное пятно. На ней черная кофта, темно-серая цепочка.



Александра Дикан, основательница учреждения «Центр по продвижению прав женщин — Её права», экспертка в области прав человека, прав женщин и гендерной политики, специалистка по проектному менеджменту, исследовательница.

Каким образом, на ваш взгляд, фактор гендерной дискриминации связан с уровнем насилия в отношении женщин в Беларуси?

А.Д.: Они связаны напрямую: насилие в отношении женщин является результатом гендерного неравенства в обществе, одной из его форм. Оно нарушает права женщин, закрепленные в международных и национальных правовых документах: право на жизнь, на равную защиту в соответствии с законодательством; право не подвергаться негуманному и унижающему достоинство обращению, отношению и/или наказанию, право на равенство в семейной, трудовой, общественной и полической сферах, и многие другие. Декларация ООН об искоренении насилия в отношении женщин подтверждает такой ракурс.

По-другому такое насилие можно охарактеризовать как насилие в отношении женщин по гендерному признаку. Это «насилие, направленное на женщину потому, что она является женщиной, или же несоразмерно затрагивает именно женщин» (из документов ООН). Примерами гендерного насилия в отношении женщин являются: домашнее насилие; различные, наносящие ущерб женщине, традиционные виды ритуальных практик (например, повреждение женских половых органов); физическое, половое, психологическое насилие в обществе в целом (например, изнасилование, половое домогательство, приставание и принуждение, шутки сексистского характера и унизительное отношение, торговля женщинами и принуждение к проституции) и др.

Конечно, гендерному насилию подвергаются также мужчины и мальчики. Но из-за неравноправных отношений между мужчинами и женщинами именно женщины составляют большинство пострадавших от гендерного насилия.

Что такое гендерное насилие в отношении женщины в трудовой среде и как ему противостоять?

А.Д.: Нередки случаи, когда женщины подвергаются гендерному насилию в трудовой сфере, на работе. Это, например, сексуальные домогательства со стороны коллег/руководства, принуждения сексуального характера и связанные с этим угрозы, запугивания и/или какие-либо действия. Насильственной может быть сама культура общения, в целом обстановка на работе: когда уничижительно относятся к женщинам, отпускают шуточки в их адрес, дискредитируют и показывают свое негативное отношение к способностям женщины, унижают, ограничивают в активностях, проявляют повышенное внимание к внешности сотрудниц — в общем делают то, чего не позволяют себе по отношению к коллегам-мужчинам.

Общий совет в таких случаях дать очень сложно. Женщине нужно понять самой, чего она сама хочет: если отстоять себя, то стоит подумать об обращении в суд. Мы в этом можем ей помочь на всех стадиях.

Конечно, часто случаи гендерного насилия сложно доказуемы. Многие женщины никуда не обращаются, никому не жалуются, так как запуганы, боятся потерять работу или винят себя. Иногда она просто не хочет тратить силы и время на разбирательства и уходит с такой работы, оставив обидчиков ненаказанными. Иногда женщине просто хочется вычеркнуть это из памяти. Но в целом, думаю, что если чаще жаловаться, не умалчивать ситуации насилия в рабочей среде, то ситуацию в стране получится «сдвинуть с мертвой точки».

Гендерное насилие в Республике Беларусь: факты и цифры Фотография. На кровати со стеганным одеялом лежит женщина в оранжевой кофте, с темными волосами. Она подтянула руку голове, ладонь закрывает половину лица. Она смотрит вдаль поверх руки. За ее спиной – размытые очертания комнаты.



Что Ты можешь сделать, когда видишь женщину с видимыми последствиями насилия или по другим критериям подозреваешь это?

● УБЕДИТЬСЯ, что женщине (и ее детям) ничего не угрожает — это приоритет. Выяснить такого рода информацию можно, задав прямые вопросы о насилии и о том, чувствует ли женщина себя на данный момент в безопасности. Если она увидит, что ты не боишься об этом спрашивать и выражаешь готовность помочь, ей будет легче довериться тебе.

● ОЦЕНИТЬ степень риска партнерского насилия для данной конкретной ситуации (частота и жестокость инцидентов насилия, попытка к удушению, использование оружия, насилие в отношении ребенка, угрозы, злоупотребления и т.д.)

● СТАРАТЬСЯ НЕ ГОВОРИТЬ об этом с женщиной в присутствии партрер_а. Несмотря на то, что обычно женщины обращаются к специалистам самостоятельно, известны случаи, когда абьюзеры принуждают их вести запись встречи с психологом на диктофон.

● ПРЕДЛОЖИТЬ женщине обратиться на «горячую линию», связаться с местной службой помощи/убежищем.

● ПОМОЧЬ продумать «план безопасности» на будущее (пример плана безопасности вы найдете далее в тексте). К примеру, рассказать о насилии тем, кому она доверяет, найти место, куда можно было бы убежать в случае опасности; договориться с соседями, чтобы они вызвали милицию, если услышат шум и крики из ее квартиры, спрятать запасные ключи, деньги, документы, лекарства, немного одежды для себя и детей в безопасном месте вне дома, записать телефоны «горячих линий» и Убежища.

● ДОКУМЕНТИРОВАТЬ случай очень тщательно – твое документирование происходящего может сыграть важную роль в привлечении агрессора к ответственности.


СОВЕТЫ ЮРИСТА

Если Ты или Твои близкие подверглись побоям со стороны партнера или членов семьи, то вам следует:

● Вызвать работников милиции и встретить их, если есть возможность.

● В случае необходимости вызвать скорую помощь.

● Добиться, чтобы виновного доставили в РОВД. Последовать туда же и подать заявление о привлечении к установленной законом ответственности, получите информацию о перспективах защитного предписания для вашего случая.

● Получить в РОВД направление на судебно-медицинское освидетельствование, если есть в этом необходимость (квитанции сохранить).

● Судебно-медицинское освидетельствование можно пройти по собственному желанию, без направления из РОВД.

● Результаты освидетельствования (при платном прохождении, если Тебе выдали их на руки) необходимо сохранить.

● Если Тебе (или Твоим близким в этой ситуации) потребуется лечение, то фиксируйте все расходы, не выбрасывайте товарные и кассовые чеки.

● Обязательно обратись за консультацией юриста (для более грамотного составления документов)!

● Закон не знает ограничения в возрасте свидетелей, т. е. даже малолетний ребенок может быть свидетелем по делу. Свидетелями могут быть и те лица, которым стало известно об обстоятельствах нанесения побоев с ваших слов.

● Если в принятии заявления в РОВД Тебе отказывают, или служба участковых инспекторов не реагирует на Твои просьбы, то у Тебя есть право обжаловать их действия в порядке подчинения (в прокуратуру, в суд).


Если Ты стала свидетельницей нападения (вербального, физического) на женщину на улице:

● Вызови милицию.

● Фиксируй происходящее (фото, видеосъемка на мобильный телефон, планшет).

● Попробуй вмешаться в происходящее, отвлечь агрессора, привлечь других прохожих — это может спасти здоровье и жизнь женщине.

● Если необходимо — вызови скорую медицинскую помощь.

● Дождись работников милиции — дай подробные показания.

● Расскажи пострадавшей женщине о службах, которые могут ей помочь.


ТВОЙ ПЛАН БЕЗОПАСНОСТИ

Разработай план безопасности на случай быстрого ухода:

● Договоритесь со своими соседями, чтобы они вызвали милицию, если услышат шум и крики из твоей квартиры.

● Подготовь дубликаты ключей, деньги, паспорт, очки, банковскую карту, адресную книгу, медикаменты, некоторую одежду и важные документы.

● Заранее договоритесь с друзьями, соседями, родственниками о возможности предоставления вам временного убежища в случае опасности.

● Заранее узнай телефоны местных служб, которые смогут оказать Тебе необходимую поддержку (телефон доверия, социальный центр и т. д.).

● Если ситуация критическая, то покидай дом незамедлительно, даже если Тебе не удалось взять необходимые вещи.

ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ПАРТНЕРСКОГО НАСИЛИЯ МОГУТ ОБРАТИТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ НА:

Общенациональную горячую линию для пострадавших от домашнего насилия
8-801-100-8-801

http://ostanovinasilie.org/gde-poluchit-pomoshh/ больше информации о том, где получить помощь


(ежедневно с 8.00 до 20.00 без выходных и праздничных дней)
Звонок на линию бесплатный со стационарного телефона
по всей территории Беларуси.


Телефон экстренной помощи для размещения в Убежище
для женщин, пострадавших от насилия
+375 (29) 610-83-55

© Фото: Александр Васюкович для проекта «Каждая третья»
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю рэдакцыі. Публікацыя імя, фатаграфіі або іншай выявы якіх-небудзь асоб у межах гэтага сайта ніякім чынам не ўказвае на іх сэксуальную арыентацыю ці сэксуальныя перавагі. Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.