6 мая 2017

Аня

1 421
Кассирша смотрит на нас и говорит: «Передайте своим, что мы скоро закрываемся». Своим...
Изображение: © Иллюстрации Даши Романович / Рисунок. На фоне разводов бирюзовой, желтой и сиреневой красок стоит человек в очках, с короткими светлыми волосами. На человеке серый пиджак и майка из золотых блесток. Снизу рисунка – яркие цветные мазки, похожие на растения. Поднимаясь выше, мазки светлеют, становятся похожими на блики света.
© © Иллюстрации Даши Романович / Рисунок. На фоне разводов бирюзовой, желтой и сиреневой красок стоит человек в очках, с короткими светлыми волосами. На человеке серый пиджак и майка из золотых блесток. Снизу рисунка – яркие цветные мазки, похожие на растения. Поднимаясь выше, мазки светлеют, становятся похожими на блики света.
21 февраля, 8:52

Ем «Наполеон» и думаю, как продолжать переводить на парах уже на телефоне. В такие моменты детское «СКОРЕЙ БЫ DOTYK» исчезает, и хочется вставить в эту неделю еще один день или хотя бы несколько часов, чтобы все успеть.

21 февраля, 11:30

Переводить на пятидюймовом экране телефона невыносимо. Хочу домой за компьютер. Одногруппницы видят, что я нервничаю, и гладят меня по спине.

22 февраля, 1:06

Ну, какую еще ответственность я возьму на себя за два дня до открытия?

По состоянию на время, когда я пишу вот это вот, на мне висит:

– Перевод «Сониты» (осталось около 60 реплик, сложенных в рэп). За два вечера вспомнила весь беларуский и «крыху больш».

– Субтитры для «Сониты» же. Наверное, это можно было бы делать параллельно.

– Идеи, как мазать посетитель_ниц глиттером (ладно, там скорее я на группе вишу, чем группа на мне).

– Дневник, к ведению которого я почти приспособилась. Такой способ рефлексии мне нравится больше, чем твитты об усталости и всем таком, хоть он и отнимает гораздо больше времени.

Не знаю, правда, действительно ли это все считается ответственностью. Возможно, я просто усугубляю.

23 февраля

Про дни перед открытием сложно что-то писать, потому что ты гораздо больше занята выполнением задач, их качеством и скоростью. Полностью погружаешься в дело, забывая, что его можно как-то зафиксировать. Два дня я мучилась от мысли, что я слишком много беру на себя на DOTYK и совершенно забиваю на дом и учебу. Не знаю, как буду все разгребать после фестиваля, и не хочу знать. Я погружена с головой, это моя отдушина. Мама повторяет, что я нашла себе уютное безопасное пространство (эти слова она произносит с особенно мерзкой интонацией) и никого за его пределами не вижу и не слышу. Даже если и так, то что в этом плохого? Почему я или кто-то еще не может устроить себе такое пространство?

Несколько дней я пилю субтитры. Никогда не делала субтитры до этого, но я быстро вошла во вкус. Подстегивают работать неточности и ошибки. Кто, если не я, будет вскидывать руки, причитая: «ну кто так переводит!». Надеюсь, ирония здесь видна.

Вечером позвонила по дороге домой мама. Она говорила мне, что гордится, что я так увлечена тем, что делаю, повторяла это много раз и в завершение добавила, что домашние обязанности никто не отменял. Странно, что она не могла это сказать через полчаса, когда приехала домой.
Постоянно думала о том, кто придет на открытие, а кто нет, как себя с ними вести. Меня бросало из страха в восторг и обратно буквально за минуты. Что будет завтра – не знаю, но нужно не налажать.

Субтитры я доделала к часу ночи, но последний кусок почти не проверяла.

24 февраля, 9:30

До открытия осталось меньше десяти часов. Нужно докупить еще глиттера про запас.

Днем забрала в «Красочнике» последний пакетик золотого глиттера. По словам продавца, он рассчитывал, что после нового года блестки никому не будут нужны, но оказалось, наоборот. Кажется, мы все знаем причину.

Еще эпизод с блестками. Заходили в магазин, который ближе всего к «Столовке». Глиттер везде: лицо, вещи, голова (моя бритая – особенно). На кассе за вечер, понятно, таких, что «вызвалілі сваё ззянне», видали уже немерено. Кассирша смотрит на нас и говорит: «Передайте своим, что мы скоро закрываемся». Своим. Действительно, несмотря на то, что на открытии людей было много, и все очень разные, было это ощущение общего дела, единения, что ли. Все свои.

Никогда раньше не красила людей в таких больших количествах. Восторг от сияния. Восторг, вызывающий ассоциации с концертами моих кумиров, где море блесток – уже давно неотъемлемая традиция.

Усталость за все время дает о себе знать на вечеринке, поэтому не все было так, как хотелось бы. Расписывать это не хочу и не буду.

25 февраля

День, когда с субтитрами все пошло не так. Все же хорошо, что я села проверять каждую строчку заранее и увидела, что перевод последних двухсот реплик не сохранился. Страшно представить, что было бы, если этот косяк всплыл во время показа, а не за день до него. Спасибо Насте, которая видела, как мне уже плохо от всего, и добила эти реплики своими руками. Спасибо-спасибо-спасибо. Без слез не обошлось.

26 февраля

Я не знаю, с чего начать.

Начну с конца: день рождения на DOTYK – это чудесно. Не потому, что тебя поздравляет большое количество людей, да еще и лично, а не только сообщениями (ладно, это на самом деле очень приятно), а еще и потому, что день становится зашкаливающе продуктивным.

Провела в Столовке буквально весь день.

Мне так не хочется расписывать все точь-в-точь, как я это только что рассказывала маме, ведь это все похоже на какое-то хвастовство и ребячество.
Попробовала себя, так сказать, в дубляже (потому что кто-то (я) «умница» и все же могла бы сделать сабы к нужному кусочку), и вроде не провалилась.

3 марта

Считала, что в ситуациях, когда нужно избавиться от лишних мыслей, лучше брать на себя работу. Так у меня оказался еще один фильм для субтитрования. Это было в начале недели, и к полудню сегодняшнего дня мои нервы были даже не на пределе, а в куда худшем состоянии. Ну, и я с ними.

К счастью, показ прошел хорошо и без косяков (!!!), и я собой очень горжусь.

У меня нет сил что-то писать. Но нужно сказать, что я не знаю, как в очередной раз буду возвращаться к нудной постфестивальной жизни, ведь скоро все закончится (когда я снова ревела над субтитрами, меня успокаивали именно так).

5 марта

К концу фестиваля я сдулась. И эмоционально, и физически. Ну, и в течение последних дней от меня толку было откровенно мало. Спасибо тем волонтер_кам, которые держатся, я вам еще и завидую.

Для меня уже второй год закрытие было очень грустным. Без моих слез снова не обошлось. Мне хочется благодарить всех и просить прощения, но я не могу это сформулировать должным образом.

Собрать себя в кулачок, прийти завтра на пары и на последнее мероприятие последнего дня DOTYK. Не знаю, как можно чувствовать тепло и пустоту одновременно, но это примерно то, что у меня получается описать.