Вова

21 год


Меня зовут Вова, мне 21 год. Рос я в небольшом городе Гродненской области. Лет до 4-х у меня был отец, но потом он ушёл, и, в принципе, меня всё время воспитывала мама. Какое-то время мы жили в деревне, потом переехали в город. И уже, наверное, ближе к 18 годам, когда я переехал в Минск, я не то что почувствовал… Не знаю, как это описать, но это было как будто ты вдруг увидел мир по-другому. Это, наверное, и произошло со мной. Я зашёл в интернет, пошёл на «Мамбу», сделал себе страничку и стал знакомиться и с парнями, и с девушками.

Может быть, повлияло то, что я рос в маленьком городе, где реально каждый друг друга знает. Когда через одно рукопожатие — твой брат, сват, коллега родителей или там, не знаю, сосед… Это очень стрёмно. И когда ты выезжаешь в большой город, то появляется ощущение свободы — что, наверное, уже можно делать всё, что хочешь. Оно как-то так всё и получилось.

В Минске я ни с кем из сообщества не был знаком. В какое-то своё сообщество как я его понимаю — MAKEOUT, к примеру — я пришёл года три назад. Подруга меня привела на кинопросмотр. И каждый поход в киноклуб, на мероприятия, какие-то разговоры, ещё что-то помогали привыкать к себе, принимать себя. Каждая такая активность позволила начать смотреть на себя в зеркало не в половину глаза, а приоткрывать один глаз, второй… А если вот так? А вот так? Важно то, что здесь это делать безопасно.

«Принимать себя»… Я долго думал — а что это? В плане, конкретно — это как? Ну, т.е. что я должен сделать, чтобы принять себя? Есть какой-то список? Такой типа — сказать, условно, что ты гей, бисексуал, трансгендер… Разместить эту информацию у себя на странице в социальных сетях. Никого не убить после того, как тебе начнут писать комментарии. Рассказать родителям. Сохранить отношения с родителями. Ну, т.е. непонятно. Это какие-то такие материи, которые, скорее, ощущаются на уровне мурашек по коже.

Про меня знают друзья, часть близких друзей. У меня сейчас есть девушка, она тоже знает. У меня были отношения с девушкой, потом — отношения с девушкой-лесбиянкой, и там было совсем всё... как сказать… очень по-новому. Она встречалась со своей девушкой, а у меня на тот момент была моя девушка. Я всё время задавал себе вопрос: не извращенец ли я? Ну, т.е. у меня есть девушка — всё, чувак, что ещё в мире надо? У тебя есть девушка — всё, туси. Но у меня появилась ещё одна девушка, причём лесбиянка. Потом я прекратил все эти отношения, и мы какое-то время общались, проводили очень много времени с парнем, моим другом на тот момент. Через какое-то время отношения прекратились. По моей вине. Потому что это тоже было новое чувство, и непонятно, что с этим делать. Куда эти чувства… куда их пристроить? И как их принять? Это вот про эти практические, конкретные действия. Вот как с этим… Как с этим быть?

Ещё раз ты говоришь себе: нет, Вова, это можно. В этом нет ничего плохого или ненормального. Это нормально. Так тоже может быть. Ну, и отношения с этим парнем мне относительно помогли, даже просто на уровне проговаривания, наверное. Может быть, это первый уровень перед принятием и всем остальным.

Вопрос и в том, что проговаривать.

Есть геи, есть бисексуалы, есть пансексуалы… Боже! Есть квир. Кто я среди этого всего? Наверное, я не бисексуал. Хотя… И не трансгендер. Я парень, мужчина. Окей. Гей ли я? Так... Кого считать геем? Парень, который только с мужчинами строит отношения, занимается сексом? Или у него мог быть какой-то опыт с женщинами? Сколько должно быть парней у тебя в отношениях, чтобы ты мог называться геем? Вот если у тебя было 10 парней и 5 девушек — гей ли ты? Или бисексуал? Для меня это непростые вопросы. Я не технарь, но мне хочется какого-то чувства понимания, чёткости, такого типа: а, вот это про это, это про то… Очень сложно.

Когда знакомишься в сети, бывает, задают вопрос: «Ты пассив или актив?». И эти «деления» внутри сообщества тоже странноваты. Ну, потому что ты вроде пытаешься уйти от этого всего, но по итогу всё равно встречаешься с категоризацией, сегментацией.

Я думаю, что во многом это вопрос отсутствия сексуального образования. Особенно если ты рос в маленьком городе, где никто своим опытом не делится. В компании моих друзей, по крайней мере, никто не делился. Даже если это был первый секс с девушкой… Непонятно, что вообще с этим всем делать. Хотелось бы, чтобы кто-нибудь объяснил, что происходит с твоим телом, сказал, что это нормально, ничего страшного в этом нет. А по факту ты встречаешься с какой-то реальностью. С первым сексом — ужасным, странным… Думаешь: вот это всё ради этого?.. Об этом не говорят ни в одной нашей школе. Есть уроки биологии, с учителем, у которого чувство стыда просто зашкаливает. Он думает: боже, давайте мы быстрее закончим этот урок и, пожалуйста, перейдём уже, не знаю, к клеткам каким-нибудь или белкам, пожалуйста, я вообще не знаю, как об этом говорить. И это видно.

Я ищу для себя безопасные формы в проговаривании своей идентичности и вообще участия в чём-либо, в каких-то мероприятиях. Потому что прочитаешь новости о том, что кого-то избили, посадили, или там про дурацкий закон против «гей-пропаганды» в России так называемый — и думаешь: о, боже, это же совсем рядом, прямо через границу. И я понимаю, что иногда это небезопасно. Ну, т.е. здесь это безопасно, внутри своего сообщества ты можешь говорить, но выходишь на улицу — и немножко так зашориваешься. Такой как бы: окей, считайте, что я гетеросексуальный мужчина. И ты ходишь с этой тенью, в какой-то маске. Потому что знаешь, что часть людей будет агрессивно к этому относиться. Хотя у меня в ФБ был такой непубличный камин-аут, когда мы с парнем статус поставили. Это был такой первый шаг — заявить про себя. Может быть, кто-то и удалился после этого из друзей. Но я увидел, что достаточно много людей, которые читают меня в ФБ, приняли.

Иногда в компаниях, в которых я чувствую безопасность, я говорю о другом опыте. Например, идёт клип, ещё что-то… Я могу сказать: «Вот красивый парень». Потому что в компании других своих друзей, сказать «красивый парень» — ну, это такое… Странно по крайней мере. Для них странно. Есть ряд стереотипов, которые я пытаюсь аккуратно (или неаккуратно) разрушать, говорить, что это неверно. Некоторым своим друзьям я подарил магнитики с надписью «Sometimes I am gay». Они до сих пор висят у кого-то дома на холодильнике.

Я как будто экспериментирую. А насколько мир и граница шара, прозрачная эта оболочка — насколько она растягивается? И в какие стороны? Пробую аккуратно — сюда можно, окей… И это раздвигание с каждым этапом происходит чуть дальше и больше. Понятно, я не кричу всем направо и налево. Но это внутреннее чувство признания себя, принятия и ощущения себя... Я понимаю, что оно ещё на достаточно низком уровне. Есть куда двигаться. Для себя в первую очередь.

Возвращаясь к вопросу о «нормальности»... Я часто думаю: если бы отец с мамой всё время жили вместе, может быть, я был бы гетеросексуальным парнем. Ну, т.е. у меня есть какая-то такая штука о том, что блин, может быть, это всё же влияет? Хотя я понимаю, что не факт, но мысли такие иногда крутятся. А может быть, а если бы вот это, может, меньше нужно было в 16 лет смотреть порнографии? Может быть, это как-то повлияло? А может, и правда поездки в Европу — как-то там они что-то в еду добавляют… Ну, т.е. я сейчас шучу и ёрничаю, но этот вопрос всё равно есть.

Для меня важно, как ко мне отнесутся, когда я скажу. Реакция части людей мне вообще безразлична. А вот близкие люди, родители… Вот здесь — вопрос. Хотя я типа достаточно взрослый. И уже как бы сам всё решаю. Но всё равно. Мне не хотелось бы рассказать своим друзьям, что я там бисексуал, что у меня был опыт с мужчинами и женщинами, — и потерять их. Мне бы хотелось — даже если я с ними не так часто встречаюсь и общаюсь — сохранить какую-то связь с этими людьми. Для меня это важно.

Я задумываюсь о том, как отреагирует мать. Хочется и родителей как-то подготовить. Ну, это же, наверное, нельзя всё же так сходу, чтобы потом я не приезжал домой, а на компьютере в истории поиска — «мой сын бисексуал, как это вылечить», «таблетки от бисексуалов» или ещё что-нибудь такое.

У меня есть младший брат, и я смотрю, как он общается, какие у него отношения с друзьями. Какие паблики он читает, над какими шутками смеётся, под какими мемами ставит лайки. И я думаю: примет ли он меня? Ну, т.е. ладно уже родители. А вот он? Отпустят ли родители потом его ко мне или это будет такое: «Ааа, надышишь там». Это страх, да. Мне нормально с этим жить, я не чувствую, что меня разрывает в каких-то моментах. Ну, потому что у меня есть сообщество, где я могу быть собой. Хотя это тоже про раздвоение. Я бы не сказал, что совсем меняюсь, просто где-то я проявляюсь больше, где-то — меньше. Но это, наверное, всё равно про расщепление… Как Билли Миллиган. Всё-таки, наверное, есть эта раздвоенность. Не так чтобы прямо рвало мозг и хотелось лезть на стену, нет. У меня относительно спокойно это проходит. Может быть, я создал для себя такие условия, эти, не знаю, два мира, оболочки, в которых я относительно комфортно себя чувствую. Но я понимаю, что рано или поздно на терапии я дойду до этого момента, до обсуждения того, как могу сказать об этом родителям. Вообще, важно ли мне, чтобы они знали.

Гендер, сексуальность, идентичность своя и то, как я себя чувствую, — она не завязана только на сексе, на символах каких-то, на атрибутике… Это ещё и про тело. Например, очень долгое время — неважно, с кем я находился в комнате, была это подруга или кто-то ещё — я всё время раздевался без света. Потом уже полюбил ходить дома в трусах. Идёшь такой, возле зеркала остановишься, посмотришь на себя — ну, вроде всё нормально, чего бояться? И это тоже было важное чувство… Потому что всё равно какие-то оценочные суждения остаются. Смотришь порнхаб, там, Нагиев — ну, сука, они все такие накачанные… Может быть, кто-то скажет, что это неважно. Важно. И сильно важно. Потому что когда ты знакомишься, у тебя не спрашивают, читаешь ли ты Кафку и как ты относишься к Фуко… Окей, там, не знаю — размер члена, покажи своё лицо и своё тело. Хотя это, наверное, зависит от цели знакомства. Но всё равно и внутри сообщества формируются стереотипы. И вот эти вот хождения дома в трусах — это, скорее, про принятие своего тела. Про то, что оно вот, сука, такое. Ну, вот так. И теперь что? Я с этим тоже, наверное, работаю — принимаю, не принимаю, экспериментирую, смотрю, что может быть так и так…

Был опыт у меня: я ходил с подругой на вечеринку Смайлика. Там были в основном девушки, но были и парни. На этой вечеринке ко мне подошли две девушки. И говорят: «У нашего друга день рождения, он хочет с тобой потанцевать». И я такой: таааак, и что с этим делать? Ну, я посидел, наверное, минут 10, потупил… Блин — танцевать? Так. Угу. Окей, Вова. Так. Ко мне подошли подруги парня и сказали, что он хочет со мной потанцевать. И я должен идти танцевать с парнем. Или не должен? Сейчас я буду решать… И вот это всё в голове происходит. У меня после «Зубрёнка» есть картинка: ты — парень, подходишь к девушке, «пойдём потанцуем», она говорит тебе «нет, я не танцую». Ты говоришь окей и идёшь к следующей девушке. А тут как? Казалось бы, ничего не меняется — музыка, два человека танцуют. Но я, короче, сильно стреманулся. Было реально страшно. Минут через 10-15 я всё-таки пошёл, мы потанцевали. Потом обменялись телефонами, и всё, на этом всё закончилось. Но этот первый опыт, в публичности… Наверное, на тот момент пугал сам факт, что и так можно. Что парни могут танцевать друг с другом. И это для меня было странновато и страшновато. И опять же: как танцевать? Ну, т.е. мы просто танцевали — не медленный танец, ничего, просто танцевали. И всё было нормально, и я как бы не умер после этого. Но это такой был опыт, такой прямо, ну такой — уфф, нормально… Ничего страшного не произошло. Но тогда было реально стрёмно, очень страшно просто. Что сейчас будет? Как вообще?

Как бы ни хотелось сказать, что блин, насрать, вот мы такие все независимые и я сам один смогу... Ну, наверное, кто-то сможет. Надолго ли? И безопасно ли это для твоего ментального здоровья? Вопрос. Неважно, чем ты занимаешься и кто ты. Всё равно тебя кто-то должен поддерживать. Потому что если тебе всё время будут говорить, что... не знаю… твой бизнес — говно, перестань продавать цветы, это не мужское дело. Или ещё что-то. Иди продавай запчасти к машинам… Это вот то же самое, что «Ты — гей?.. Да ты просто девушку нормальную не нашёл». Вот это всё. Ну, т.е. глобально это про поддержку, в широком смысле. Про солидарность. Какие-то вещи, которые можно и которые я пытаюсь по-разному где-то собирать.



2017
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю праекта.
Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.