Почему пора перестать называть гомофобов «латентными геями»

14:01, 27 чэрвеня 2017 | Sian Ferguson everydayfeminism.com | Перевод – Милана Левицкая
© Alejandro Ibarra
Когда я впервые услышала новости о стрельбе в Орландо, друг семьи сказал кое-что очень ожидаемое для меня. Он сказал: «Стрелок, наверняка, сам был геем».

Что бы ни появлялось в социальных сетях, многие предполагали, что преступник, Омар Матин, не был гетеросексуалом. Когда позже выяснилось, что у него был профиль в Grindr, часть людей в моем окружении — в основном, цисгендерные гетеросексуальные люди — сказали: «Мы так и знали».

Почему люди были так уверены, что Матин был геем?

Думаю, по той же причине, по которой многие либеральные СМИ стали часто использовать гомоэротичные изображения Трампа и Путина, особенно после выборов Трампа. Очень часто мы думаем, что люди, фанатично настроенные против ЛГБТК+, сами относятся к этой социальной группе.

Это касается не только Матина, Трампа или Путина. Когда политики позволяют себе какое-то гетеросексистское высказывание, многие люди, действуя из лучших побуждений, особенно гетеросексуальные «союзни_цы» — начинают размышлять, не является ли этот человек в действительности геем. Эта идея буквально пронизывает поп-культуру.

И хотя в ряде случаев это действительно так (да, внутреннюю гомофобию никто не отменял), нам, правда, пора прекратить так говорить. Потому что это причиняет вред.

И вот почему.

1. … Потому что гомосексуальность — это не «прикол»

В 2016 году граффити с целующимися Трампом и Путиным стало вирусным изображением. Многие мои друзья в то время расшарили это изображение. В большинстве своем они говорили о том, что это очень смешно.

Я не понимала, почему это смешно. Почему противопоставлять двух людей, известных своей гомофобной риторикой, и их гомоэротичное изображение — смешно? В чем прикол? В том, что они геи?

Что, серьезно?

На дворе 2017 год, а мы все еще считаем приемлемым превращать чью-то гомосексуальность в «прикол»?

Когда мы используем гомосексуальность как оскорбление против политиков, которых мы не поддерживаем, мы подразумеваем, что быть геем — это что-то, чего стоит стыдиться.

Используя гомосексуальность как оскорбление, мы говорим, что быть геем хуже, чем быть гетеросексуалом. И когда мы «оскорбляем» Трампа или Путина намекая, будто они геи, мы на самом деле оскорбляем ЛГБТК-сообщество — ту группу людей, которую они оба притесняют.

Почему пора перестать называть гомофобов «латентными геями»
©Alejandro Ibarra

Как гомосексуальный человек я хочу видеть целующихся мужчин, женщин, состоящих в отношениях, людей, которые не определяют себя как мужчин или женщин и живут вместе. Я хочу видеть асексуальных и аромантичных людей, хочу видеть примеры негетеросексуальных платонических отношений. Я хочу видеть не только гетеросексуальных цисгендерных людей — в отношениях и без. Хочу видеть людей, которые исследуют свою сексуальность и романтическую ориентацию.

Эта видимость показывает мне мир в его многообразии.

Я хочу, чтобы гомосексуальность была видимой. Но не как шутка. И уж конечно, не чтобы она проецировалась на двух людей, неописуемо жестоких в отношении моего сообщества и приносящих ему ущерб.

В конце концов, моя идентичность – это не «прикол».

2. … Потому что такие «приколы» отвлекают от сути

Почему граффити с целующимися Путиным и Трампом оказалась более скандальными, чем их гомофобная политика?

Интересно, сколько белых цисгендерных гетеросексуальных «союзни_ц» из среднего класса смеялись над этой картинкой в Фейсбуке или Твиттере, но ничего не говорили о том, как работа администрации Трампа влияет на уязвимые группы населения: ЛГБТК+, мигранто_к, всех не белых житель_ниц США, бедных и др. Вместо того, чтобы фантазировать про сексуальность Трампа, может, обсудим его политику и подумаем, как бросить вызов его администрации?

Давайте не будем отвлекаться на дискуссии о том, является ли Трамп геем. А вместо этого сделаем что-то действительно полезное для ЛГБТК+ и других маргинализированных групп.

3. …Потому что сравнение насилия и гомосексуальности — это ошибка

Когда люди видят меня, они предполагают, что я женщина. Если я говорю кому-то незнакомому, что состою в браке, они обычно предполагают, что у меня есть муж — что я в браке с мужчиной. Мне пришлось делать камин-аут как лесбиянке, но моим гетеросексуальным братьям и сестрам никогда не приходилось делать камин-аут как гетеросексуал_кам. Когда я появлялась на людях с моей бывшей девушкой, люди думали, что мы подруги или сестры, а не пара.

Я имею в виду, что мы все живем в мире, где по умолчанию предполагается, что вы гетеросексуальны. Поскольку гетеросексуальность рассматривается как «норма», вы считаетесь гетеросексуальным человеком до тех пор, пока не указано иное.

Так почему тогда все вокруг предполагали, что Омар Матин был геем — даже до того, как был найден его профиль в Grindr?

Почему мы предполагаем, что кто-то гей, основываясь лишь на том, что этот человек применяет насилие по отношению к ЛГБТК+?

Когда, услышав, что человек применил насилие, мы приходим «к выводу», что этот человек гей, мы как бы говорим, что все гомосексуальные люди «склонны к насилию». ЛГБТК+-людей часто ассоциируют с чем-то незаконным, стереотипно воспринимают как жестоких или опасных. На деле же, мы чаще оказываемся на противоположном конце в ситуации насилия, включая сексуальную агрессию и преступления на почве ненависти.

Почему пора перестать называть гомофобов «латентными геями»
©Alejandro Ibarra

4. …Потому что так гетеросексуальным людям проще избежать ответственности

Когда мы утверждаем, что самые фанатичные преследователи ЛГБТК+ почти всегда сами являются геями, мы как бы говорим, что гетеросексуальные люди не могут преследовать ЛГБТК+-людей.

Естественно, это не правда.

Гетеросексуальные люди постоянно ранят тех, кто не гетеросексуален. Но еще более повсеместно ЛГБТК+-людей угнетает система гетеросексизма — система, которая приносит пользу только гетеросексуальным людям и дает им привилегии за чужой счет.

Гетеросексуальным людям, которые действуют солидарно с нами, стоит признать свои привилегии. Когда другой гетеросексуальный человек высказывает свою гомофобную позицию, нашим союзни_цам стоит приглашать этого человека к диалогу.

Чего точно не стоит делать нашим союзни_цам — так это пытаться создать дистанцию между собой и гомофобными фанатиками, говоря: «Мы не такие, как они, они вообще наверняка геи».


Вместо того, чтобы пытаться уклониться от ответственности, проявляйте свою союзническую позицию. Узнавайте, как вы можете активно поддержать других и как проявлять солидарность, а также узнайте, чего стоит избегать.

5. … Потому что нам нужно перестать действовать так, словно закрытость — это наш враг


Важной частью стереотипа про «латентных геев» является идея о том, что фанатичный гомофоб просто «все еще в шкафу». Это добавляет красок в то отторжение, которым открытое ЛГБТК+-сообщество и его союзники встречают закрытых людей. Наше сообщество часто фокусируется на идее «выхода из шкафа».

Мы действуем так, словно камин-аут — это обряд посвящения. Мы говорим, что люди, скрывающие свою гомосексуальность, «должны» сделать камин-аут «ради остального сообщества».

Мы приравниваем открытость — к правде, а закрытость — ко лжи. Твой камин-аут ожидаем, а если ты «остаешься в шкафу», это вызывает неодобрение.

Но правда в том, что камин-аут подходит не для всех. Фактически, возможность безопасно и комфортно сделать камин-аут — это привилегированная позиция. Люди, которые являются наиболее уязвимыми и нуждаются в поддержке, чаще всего не чувствуют готовности «выйти».

Почему пора перестать называть гомофобов «латентными геями»
©Alejandro Ibarra

Каждый камин-аут — разный. Для кого-то из нас это будет хороший опыт. Но для кого-то это может быть по-настоящему опасно.

Например, многие из нас боятся отвержения со стороны своих семей, круга друзей или общины. Некоторые из нас зависят от этого окружения, от их финансовой или эмоциональной поддержки. Для ЛГБТК+-подростков это может быть особенно опасным: поэтому среди ЛГБТК+-подростков такой высокий процент тех, кто убегает из дому. Также важно понимать, что ЛГБТК+-люди, которые относятся к дискриминируемым в своем регионе национальностям или культурам, будут более уязвимы к насилию.

Суть в том, что камин-аут — это не то, что может сделать каждый человек. Когда мы сравниваем гомофобных фанатиков с закрытыми геями, мы еще больше отчуждаем последних.


В конце концов, наш враг — не «чулан», а гетеросексизм.

***

И хотя внутреннюю гомофобию никто не отменял, подозрения гомофобных фанатиков в «латентной гомосексуальности» вредят на очень разных уровнях. Поэтому важно, наконец, забыть эту присказку про то, что гетеросексисты «на самом деле сами геи».

Распавесці сябрам:
meta
КАМІН-АЎТ
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю праекта.
Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.