Андрей

24 года


Свой камин-аут я планировал очень-очень долго, еще когда начал учиться в универе, может быть даже раньше. Особенно перед родителями — перед ними я совершил камин-аут в прошлом году, летом. Просто позвал маму на кофе, когда она приехала в гости. До этого она, увидев мою стереотипно-холостяцкую квартиру, сказала: «Андрей, тебе бы девушку, чтобы наводила в квартире порядок». Я решил использовать это как вводную фразу… Перед этим долго раздумывал, с чего начать, и это показалось самым лучшим вариантом. После окончания университета вопросы о моей личной жизни начали меня немного напрягать. Хотя в этом плане мои родители довольно адекватны и стараются в личную жизнь не особо вмешиваться.

Разговор начал довольно-таки просто: «Давно хотел тебе сказать. Помнишь, ты говорила, что мне нужна девушка?». Хотя я этот разговор давно планировал, в горле будто ком образовался. «Ну вот, мне нравятся парни». Мама ответила, что в принципе догадывалась, и мы продолжили пить кофе. Это было забавно: как будто я сказал о том, что хочу мороженое. «Окей, хорошо, да». Я ожидал разной реакции, но такой спокойной я был отчасти удивлен. Я ещё дал ей брошюру для родителей про камин-аут, которую мне посчастливилось взять на квир-фестивале meta-. К слову, фестиваль был для меня одним из этапов камин-аута: на тот момент прийти на такое мероприятие для меня было большим шагом. Он сильно повлиял на меня. До этого я не имел особых контактов с ЛГБТК+ сообществом, а тут в одном месте было столько много open-minded людей — это меня вдохновило.

«Главный» камин-аут перед мамой я выполнил, осталось дело за малым — перед остальными членами семьи. У меня два старших брата, старшая сестра и два младших брата. Я спросил у мамы, догадываются ли они. Она сказала, что они тоже, в принципе, догадывались, задавали вопросы. Поэтому всех остальных я «оповестил» через семейную беседу ВК. Я вижу семью редко, проще было рассказать через соцсеть. До этого о моей гомосексуальности знал только один младший брат, которому я открылся за полгода до этого. С ним было всё довольно просто: в тот день я ходил со знакомым пить кофе, и у нас зашёл разговор о том, кто из семьи знает о моей сексуальной ориентации. Я предположил, что младший брат должен знать, так как он был подписан на меня в Instagram, лайкал фото, под которыми я ставил хэштэг #gay, #instagay, что также являлось частью моего «выхода из шкафа». По возвращении домой мне стало любопытно, знает ли он. Не церемонясь, я задал вопрос «в лоб». Он ответил, что не знал. Поинтересовался, как давно я это понял и собираюсь ли рассказывать маме.

После семейного камин-аута старший брат только спросил: «Это теория или практика?», на что я ответил: «Это факт». Ну и всё, на этом все вопросы закончились. Одно время я состоял в отношениях, об этом все в семье знали. Брат часто приходил к нам в гости, они с моим парнем хорошо общались. Мама передавала привет, поздравляла с праздниками — для меня это показатель принятия.

У нас в семье никогда не было ситуаций, когда родители говорили: «сделай так, и никак иначе». Конечно, они могут высказаться против, но принцип таков: «Это ваша жизнь, ваши шишки». В семье нет сильного давления, нет агрессивных авторитетов, так сказать... Бабушке мы не говорили: она очень религиозный человек, да и просто ей незачем знать. Она всегда говорила: «Главное, чтобы мои внуки были счастливы», поэтому, думаю, если ей всё объяснить, она тоже отнесется к этому нормально. Но это её никак не касается.

Первый камин-аут был сделан мной в общежитии перед соседом по комнате. Это было на 5-м курсе, тогда я уже перестал скрывать свою гомосексуальность, был подписан на тематические паблики в соцсетях и даже преднамеренно скидывал мемы из этих пабликов в личные сообщения. И как-то сосед сказал: «Я знаю, что ты пидор». Я ответил: «Не пидор, а гей». И всё.

На работе коллеги узнали сами, правда не знаю из какого именно источника. Возможно, из Инстаграма или из Фэйсбука, где видны мои предпочтения: в личной информации указано «Interested in men».

Уже с подросткового возраста я понимал, что сексуально меня привлекают только парни. Был период, когда я думал, что это пройдёт, что семья не может состоять из двух мужчин. Скорее всего это было связано с отсутствием информации, поддерживающего окружения. До поступления в университет я думал, что я один такой, а все гомосексуальные парни живут где-то далеко «в Европах». До четвертого курса университета я прятался в своем шкафу, «под большим амбарным замком» и не мог даже допустить мысли о том, что кто-либо узнает о моей ориентации. Более того, что я буду открыто говорить об этом. На втором курсе я прошел через небольшой этап интернализированной (внутренней) гомофобии, благо он продлился буквально три месяца. Одним из моих первых шагов в сторону принятия всех сторон своей личности стал сериал «Близкие друзья» («Queer As Folk»). Только от заставки сериала уже я пришёл в состояние восторга и шока. От происходящего на экране, от того, как открыто люди ведут себя, и от самого факта, что это могли показывать по телевизору.

Хотя сейчас я понимаю, насколько это было по-детски наивно с моей стороны, но для меня тогда это был очень большой шаг. Я смотрел этот сериал в режиме «инкогнито» в браузере. Однажды, правда, я решил «поэкспериментировать» и включил сериал при соседе по комнате. К счастью (либо нет), он не обратил внимания на то, что я смотрю, и мне не пришлось использовать один из сотни оправданий того, почему я смотрю сериал, где постоянно мелькают целующиеся парни и обнаженные части тела.

Со временем я всё больше принимал себя и, как следствие, становился менее закрытым от окружающего мира. Даже три года назад, когда я читал на MAKEOUT камин-аут истории, я думал, «капец, каким нужно быть открытым человеком, чтобы суметь рассказать об этом», думал, что никогда такого не сделаю. А сейчас я могу спокойно об этом говорить. Я считаю себя открытым геем, не скрываю свою жизнь.

В моей жизни я не чувствую какой-то особой гомофобии по отношению к себе. Возможно из-за того, что я не похож на стереотипный образ гея, хотя и ношу три серьги и хожу с розовыми наушниками. Видимо, мне везёт.

Думаю, что сама по себе гомофобия и агрессия возникает скорее от незнания и непонимания, чем из-за ненависти. Многим кажется, что ЛГБТ — это какие-то очень далекие люди: за счет информационной пропаганды и стереотипов складывается такой образ «растлителей». Многие люди, которые транслируют гомофобную риторику, просто не понимают, не сталкивались с этим, поэтому могут высказываться негативно. Думаю, что реальные гомофобы — это люди, агрессивные сами по себе, не только по отношению к ЛГБТ. Если они относятся так к другим людям, то, скорее всего, относятся так к обществу вообще. Кто знает, не попадёшь ли ты под раздачу, если твои взгляды отличаются от их. К примеру, парень с длинными волосами и серьгами в ушах уже только своим внешним видом может не вписываться в представления этого человека о «нормальности». И что, он тоже возьмет и изобьет его до смерти, потому что он под эти рамки не подходил?

Я думаю, что камин-аут — это выбор каждого, и такой выбор должен быть свободным. Для меня это социальный жест. А вот к аутингу я отношусь негативно: мы не в праве решать за другого человека, какие подробности его личной жизни стоит знать окружающим — это очень агрессивный способ, а агрессия порождает агрессию…

В 18 лет, мне казалось, что если я гей, то надо «быть кем-то», чтобы об этом заявить, что пока ты «никто», не надо открываться… Позиция конечно не совсем верная. Думаю, это было связано с тем, что я хотел от общества принятия ЛГБТ людей, равенства, хотел показать, что мы такие же люди, как и остальные. Своей открытостью я хочу сказать людям: «Смотрите, я обычный человек, и я гей», своим примером показывать, что это не про «перья в жопе», парады и радужный флаг везде, где нужно и ненужно, а про то, что среди ЛГБТ много талантливых и прекрасных людей. Каждый может вносить свой, хоть и небольшой, вклад в сообщество, локально. Будучи художником я, например, мог бы продвигать эти мысли через своё творчество. Я выставляю свои работы на многих сайтах, их видит много людей со всего мира. Закладывая в работу какой-либо посыл, подтекст, я могу вызывать у людей эмпатию. Кто-то пойдёт на митинг, но для меня митинги — это не вариант, потому что я чувствую в них опасность. Наверное, я бы сходил на Прайд, потому что интуитивно воспринимаю его как нечто позитивное.

Проблема непринятия обществом ЛГБТ, мне кажется, влияет и на то, что сложнее найти человека для отношений. Говоря про отношения, я имею в виду доверительные отношения, полные взаимоуважения, поддержки и вдохновения друг друга на большее, а не просто секс на постоянной основе. Пока всё это остаётся в пределах 60 квадратных метров квартиры, без возможности проявить заботу, выразить свои чувства к дорогому тебе человеку, не боясь быть убитыми, уволенными с работы, преследуемыми, то насколько бы ни были глубоки ваши чувства, со временем это может начать угнетать изнутри. Думаю, это отчасти сказалось и на моём мировосприятии. Как-то меня спросил знакомый, с кем я себя вижу в 45 лет. Единственное, что я мог сказать, это что я не вижу себя в партнерстве. С детства сформировавшись закрытым человеком, сложно впустить в свой мир кого-то другого, а с учетом позднего принятия себя (в 21 год, когда личность уже имеет основу), это всё усложняет. Я не знаю, как бы сложились мои отношения с социумом, прими я себя в подростковом возрасте.

Каждый человек должен иметь возможность создать семью: с детьми, без детей, либо только с ребенком в одиночку. На данный момент в Беларуси нет такой возможности, но я надеюсь, что в ближайшее время (лет 5) ситуация начнет хоть как-то меняться. Если я захочу завести своего ребенка либо узаконить партнёрство, то у нас это нереально. В некоторых случаях ситуация с детьми решаема. К примеру, у моего знакомого недавно родился сын. Он, по сути, отец «выходного дня». Мне это не подходит. Если я захочу детей, то хотел бы воспитывать их сам, а не видеться один день в неделю. Если я буду состоять с кем-то в отношениях, то с этим человеком, но в принципе, если я захочу быть отцом, мне не обязательно иметь партнёра. Я считаю, что один человек вполне может воспитывать ребенка — главное, быть личностью и не проецировать негатив. Нередко встретишь, что и в парах воспитанием занимается кто-то один.

Я бы хотел растить ребенка и при этом не скрывать, что я гей. Это тоже для меня один из важных моментов: быть открытым и в воспитании. Думаю, это воспитывает и в самом ребенке толерантность к людям, отличающимся от большинства, что отчасти будет проецироваться на других детей, с которыми он общается. Такая волнообразная картинка: всё начинается с детей. Чем больше толерантных детей, тем в будущем больше открытых взрослых, и тем меньше в итоге гомофобии и прочих фобий, связанных с инаковостью.

Моя история, возможно, не является чем-то уникальным. Но надеюсь, что кому-нибудь она поможет сделать шаг к принятию себя или других, натолкнет на какие-либо мысли, как три года назад мне помогли те истории в разделе «Камин-аут», которые читал я.



2017
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю праекта.
Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.