Алиса

20 лет


Все началось с камин-аута перед самой собой. Я себя не травила внутренней гомофобией, такого никогда не было, наверное, благодаря своему воспитанию. Поэтому в моем случае камин-аут был связан именно с необходимостью как-то себя назвать, подобрать слово. Довольно долгое время я пыталась понять: так, если я не это, и если я не то, то что же я такое? Это было сложно — такое желание повесить на себя ярлычок. А потом для меня наступил очень важный момент, когда я поняла, что ярлычок не нужен и я могу идентифицировать себя по-разному. Но обычно я использую слово «квир».

Что касается камин-аута перед друзьями, родственниками… С друзьями как-то всё было понятно из контекста. Какое-то время я была сильно влюблена в девушку — ничего объяснять не нужно было, все было понятно по мне и так. С мамой я напрямую не говорила, но думаю, она и так все понимает, не нужно ничего объяснять. Что касается более дальних родственников — я в принципе их особо в свою жизнь не пускаю. Окружение... например, я знакомлюсь с новым человеком и понимаю в общении, какая может быть реакция на меня, имеет ли смысл что-то о себе рассказывать или придется потом еще полчаса объяснять, что с тобой все в порядке, устраивать ликбез, рассказывать теории… В таких случаях я ничего не говорю, потому что не хочется тратить впустую свое время.

Я не знаю, с чем это связано. Почему-то во всем мире эта фишка: человеку всегда нужно найти всему определение. Вся наука на этом строится. Определения, термины. Все нужно как-то назвать. И когда ты сталкиваешься с невозможностью найти для себя определение, все как-то ломается… Я не отказалась от определения, я для себя его нашла, просто «квир» как бы такое определение, которое освобождает тебя от определений.

Мне не приходится кем-то притворяться. В общении у меня есть такая тактика: если нужно делать камин-аут, я говорю как ни в чем не бывало, очень уверенно говорю о себе, как если бы я говорила «я люблю спагетти». Человек по большей части не может ничего тебе сказать или возразить, потому что я абсолютно уверенна и спокойна. «Так вот, я была влюблена в девушку…» Не стесняясь и не боясь.

Все сомнения в себе, боязнь себя, с моей точки зрения, — вызваны недостатком образования. Ни высшего, ни школьного, а самообразования. Мне всегда было интересно больше читать о гендере и сексуальности, я старалась, искала, просто километры текста прочла. Это реально помогает: когда ты читаешь чужие истории, оно срабатывает – «хэй, я в порядке, я такой не один».

Когда я в первый раз влюбилась в девушку, это был просто ужас. Это было невзаимно, длилось несколько лет. Она как бы меня не отталкивала, но и не принимала: «мы же подружки…» Я ее абсолютно в этом не виню, это же с моей стороны все было. Просто да, было темно, плохо и больно. Но это было настолько естественно для меня, что я даже не думала, что что-то не в порядке. Ну вот так вот. Я люблю спагетти. Ничего с собой не могу поделать. (смеется)

Да, я — феминистка. Феминизм для меня очень связан со свободой проявления, антигомофобными настроениями — в мире и у меня в душе. Мне кажется, борьба против разных угнетений очень взаимосвязана. Одно произрастает из другого. Странно выступать против дискриминации по одному признаку и поддерживать дискриминацию по другому, я думаю.

Лично я чаще натыкаюсь на сексизм, чем на гомофобию в своей жизни. Иногда мне кажется, что мне сложнее сказать, что я феминистка, чем то, что я квир. Даже не сложнее, а как будто намного чаще это нужно делать. Больше сил требуется. Когда начинается какое-то сексистское говно — я не могу молчать. И постоянно приходится кого-то поправлять, что-то объяснять… «Ах, ты феминистка, тогда расскажи мне всю теорию феминизма сейчас, в трех минутах, и так, чтобы я поверил». Типа «убеди меня, что ты человек».

Я даже помню, как все началось у меня с феминизмом. Был такой паблик ВК «сила киски». Я как-то нашла его, причем совершенно случайно. Но это было как щелчок. Я увидела последний пост — и всё. Там было фото в рамочке — женские ноги, ну, то есть ляжки, и кожа на них стерта. И подпись «не бойся, не у тебя одной они трутся». Это вызвало у меня очень сильный отклик, это было как-то так… Ведь есть такая проблема, правда, бывает. У меня просто не было мысли с кем-то об этом поговорить. То, о чем не пишут в журналах, не показывают. (улыбается) И это было так круто! Я потом весь этот паблик прочитала от и до. Другие паблики. Ссылки. Потом я начала скупать книги, вроде «Мифа о красоте». Сама себя образовывала.

Я не боюсь об этом говорить. Даже если мне кто-то что-то скажет, у меня есть стойкая уверенность внутри, что со мной все нормально… Я буду скорее думать, что с человеком что-то не то, если он хочет сказать мне что-то негативное. Просто, реально, никто меня в жизни не убедит, что что-то со мной не так. Со мной все нормально. Я классная. (улыбается) Как я уже говорила, для меня не проблема говорить о себе, но я предпочитаю не тратить свое время на тех, кто мне не близок.

Я не понимаю, почему одних людей настолько беспокоит, что другие люди делают в постели. В сериале «Близкие друзья» работодатель Брайана Кинни говорит ему, мол, по слухам, ты гей. На что Брайан ему отвечает: «Слухи верны, но пока я не трахаю тебя – это не твое дело». Это настолько тру. Поэтому мне кажется, что какие-то подозрительные люди – это те, кому не все равно, что ты делаешь со своими гениталиями. Вообще, мне кажется, странно, что людей можно любить только за комплект в трусах.



2018
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю праекта.
Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.