О том, что для меня — мужчина

Я понимал, что не соответствую представлениям о том, какой должна быть «девочка», и чувствовал себя комфортнее в роли «мальчика». Но даже при этом необходимым стандартам я не соответствовал. И не потому, что я такой храбрый истребитель гендерных стереотипов, — к моему сожалению, у меня вагина и кхмнадцать лет женской социализации. Казалось бы, какая уж тут маскулинность.
27 жніўня 2018 | 1 189 | Каментары
© Nollaig Lou / На фотографии крупным планом — затылок человека. Голова чуть развёрнута влево. Волосы — короткие, покрашены в рыжий цвет. На шее — чёрный шнурок. В центре фотографии размещен белый прямоугольник, внутри которого — запись в три ряда: Імя: Яўген / Узрост: 21 / Гендэрная ідэнтычнасць: Мужчына.
На написание этого текста меня подтолкнули мои собственные комплексы (что, в общем-то, характерно для большинства моих текстов). Комплексы, как мы знаем, обоснованными бывают редко, что не мешает им успешно плющить эмоциональное состояние в лепёшечку, так что приходится с ними что-то делать.

Если очень простым языком — я мужчина. Если чуть сложнее, то я трансгендерный мужчина. Если ещё сложнее, то по шкале от «М» до «Ж» я определённо ближе к «М» (это называется «идентичность в маскулинном спектре»).

Так вот, социализация — не мой конёк, причём по жизни. Я понимал, что не соответствую представлениям о том, какой должна быть «девочка», и чувствовал себя чуть более комфортно, отыгрывая роль «мальчика». Но даже при этом необходимым стандартам я не соответствовал. И не потому, что я такой храбрый истребитель гендерных стереотипов, — к моему сожалению, у меня вагина и кхмнадцать лет женской социализации. Казалось бы, какая уж тут маскулинность.

О том, что для меня — мужчина© Фото Nollaig Lou / Коллаж из трёх фотографий, фото горизонтальной «лесенкой» накладываются друг на друга. На трёх фотографиях размещены разные части лица и головы одного человека. На левой фотографии крупным планом — ухо, волосы на голове — рыже-белые. На средней фотографии — левый глаз, часть лба и волос. На правой фотографии — лицо того же человека развёрнуто чуть в профиль, в кадр вмещаются глаза, часть носа, лоб, рыжие волосы.


Так сложилось, что круг моего общения в основном состоит из людей, прошаренных в феминизме и правах человека в целом. Я регулярно шатаюсь по соответствующим мероприятиям и изучил страшное слово «угнетение» со всех возможных сторон. Я знаю, кто, кого, как и за что. Проблема в том, что в 90% случаев в роли агрессора — человек этой самой идентичности на букву «м».

И нет, сейчас не будет вот этих «мужчина тоже человек». То, что он человек, все и так в курсе, но такова реальность: мужчина угнетает женщину, гетеросексуальный мужчина угнетает гомосексуального мужчину (потому что гомосексуальность в патриархатной культуре «понижает» социальный статус мужчины до «менее престижного» — женского), более успешный с точки зрения социума мужчина угнетает менее успешного мужчину, мужчина угнетает вообще любого, кто физически слабее его. Это, дети, называется патриархат. Но не в этом суть.

О том, что для меня — мужчина© Фото Nollaig Lou / Коллаж из четырёх фотографий, фото расположены вертикальной «лесенкой» и накладываются друг на друга. На всех фотографиях изображены части туловища одного человека. Верхнее фото: человек в серой майке в кадре от груди по пояс, руки сложены впереди на уровне живота в замок, на левой руке — массивные часы серебряного цвета, на правой руке — фенечка в виде чёрного шнурка. Второе фото сверху: крупным планом чёрный шнурок на фоне серой майки, на шнурке висит украшение серебряного цвета — широко открытая пасть волка. Третье фото сверху: человек в серой майке в кадре от шеи до бёдер, правая ладонь лежит на левой, на левой руке — массивные часы серебряного цвета, с шеи на чёрном шнурке свисает украшение в виде открытой пасти волка. Нижняя фотография: тот же человек в серой майке в кадре от груди до бёдер, он держит перед собой, прижимая к животу, коричневого плюшевого мишку.


Суть в том, что иногда мне становится неловко и даже стыдно за свою причастность к букве «м». То ли я тоже агрессор, то ли я недостаточно мужчина. А это неправильно. Никому не должно быть стыдно за свою идентичность.

Поэтому я пишу этот текст. И в первую очередь — для тех, кто когда-либо чувствовал себя «недостаточно» мужчиной.

Я физически слабый и склонный к полноте. Мне тяжело бегать, тяжело отвинчивать крышки банок, а при встрече с агрессивной компанией единственным эффективным решением для меня будет потерять сознание. Я не могу подтянуться ни разу. Я мужчина.

Я люблю щенков, мюзиклы и шоколад. У меня мягкий голос, я читаю статьи об отношениях, а в детстве хотел быть Гермионой Грейнджер. Я часто плачу и абсолютно не разбираюсь в автомобилях. Я мужчина.

В то же время мне хорошо среди мужчин. Мне нравится поведение, которое в обществе считается «мужским». Мне нравится непринуждённость, нравится, что в «мужской компании» не принято обмениваться личными эмоциями без серьёзного на то повода. Нравится курить и носить кожаные куртки. Нравятся пошлые шутки, нравится пить пиво и слушать тяжёлую музыку в компании друзей. Нравится флиртовать с девушками. Но мне не нравится, когда кто-нибудь называет их «шкурами». Не нравится, когда отказ от риска означает, что я «не мужик». Не нравится «снимать тёлочек». Не нравится звать всех бывших «шлюхами» или говорить, что «все бабы такие». Не нравится, что для решения большинства конфликтов я должен кому-нибудь «втащить». Не нравится, что говорить о своих проблемах – это «нытьё» и «чё ты, как баба». Я мужчина.

О том, что для меня — мужчина© Фото Nollaig Lou / Коллаж из двух фотографий. На фотографии слева: человек в профиль в кадре от плеч до виска. У человека короткая стрижка, волосы окрашены в рыжий цвет. На человеке — рубашка в сине-красно-белую клетку, подбородок слегка приподнят вверх, губы приоткрыты. На фотографии справа: туалетная вода euphoria men и чёрный шнурок с украшением в виде открытой пасти волка.


Цисгендерным мужчинам сложнее, скажете вы. Согласен. Но знаете, у меня есть парень (я ещё и не гетеро, ага) — самый что ни на есть цисгендерный, с пенисом и мужской социализацией. Ему с детства объясняли, как быть «настоящим мужчиной»: в семье, в школе, в кругу друзей.

У него целая армия мягких игрушек, на заставке его компьютера стоит Placebo, и прямо сейчас он заполняет заявку на участие в феминистском воркшопе.

Он мужчина. И я мужчина. И мы не неправильные. И никто не неправильный.

И дело не в пенисах, как видите.

О том, что для меня — мужчина© Фото Nollaig Lou / Коллаж из двух фотографий. На фотографии сверху — в кадре ноги человека до колен, на человеке серые носки и синие джинсы. На фотографии снизу — тот же ракурс, правой рукой человек приподнял колошину джинс, открыв верхнюю часть носка-«мордочки» животного.



Примечание от редакции:

Вы имеете право быть на шкале маскулинности-феминности там, где вам комфортно, и наполнять эти категории для себя теми социальными характеристиками, которые считаете важными, а также вообще не применять к себе категории «М» и «Ж», если они для вас не ОК. Важно также помнить, что восприятие гендерных ролей — индивидуально для каждого человека. Мы имеем право выбирать гендерную бинарность или не бинарность, быть гендерно-конформными или не-конформными, разделять те или иные представления о социальных ролях, и все они — нормальны, когда касаются нас самих, и не радуют, когда становятся советами или предписаниями.
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю праекта.
Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.