13 лютага 2019

Как я съездила в США по программе о женском лидерстве. Часть вторая (из двух)

1 028
Иногда для того, чтобы перелистнуть какую-либо главу в жизни и двинуться дальше, необходимо все четко зафиксировать: разобрать фотографии, поговорить с подругами, перечитать дневник. Именно так происходит сейчас.
Изображение: Юлия Василюк
© Юлия Василюк
Первую порцию моих путевых заметок можно найти здесь.





5 июня 2018

Univercity of Louisville, Women’s Center (Университет Луисвилля, Женский центр)

Они говорят, что у них нет квот, но они очень стараются привлечь к себе больше людей с другим, кроме белого, цветом кожи, но получается херово. А одна из чувих, которая об этом рассказывает, имеет на себе 6 золотых колец, золотые часы, браслет и сережки. И даже пиджак у нее золотого цвета!

На индивидуальном уровне люди (студент_ки, преподавател_ьницы) политически активны, участвуют в маршах, кампаниях и т.д. Но по причине того, что университет финансируется государством (или в том числе по этой причине), от университета официальных заявлений по поводу Women March или #metoo нет. Чувиха в золоте вообще говорит, что чем выше у тебя статус, тем меньше тебе стоит делать политических заявлений, говорить про принадлежность к конкретной партии или приверженность взглядам.

В республиканском штате я общаюсь преимущественно с демократами. Параллели с Беларусью.

Задала вопрос о том, почему, по их мнению, так происходит: много кампаний, организаций, исследований и т.д., но до сих пор женщины реже в сравнении с мужчинами получают дипломы об образовании, занимают руководящие должности и т.д.

• культурные традиции — женщины «предпочитают» больше времени уделять семье
• вообще патриархат («мужик зарабатывает»)
• интересная штука про 7 лет. Каждые 7 лет ты можешь подавать бумагу в специальную комиссию с просьбой о карьерном повышении. Считается, что если ты 7 лет ОК работаешь, то повышение — следующий шаг. На деле зачастую женщины берут еще один экстра-год, восьмой, т.е. процесс затягивается. Выходит, что опять на «нижнем» уровне больше работает женщин (это касается и университетов, и корпораций), а в руководстве, топ-менеджменте, — мужчин.

Брендовый ход — «у нас в топ-менеджменте женщина, мы круче работаем, идите к нам». Возможно ли у нас на этом сыграть? Здесь это — чисто брендовый ход.


Fairness Campaign (Кампания за справедливость, равенство)

ЛГБТ-организация. Чувак из кампании очень приветлив, сразу говорит про безопасное пространство — здесь кофе, здесь туалет, там — конфеты и содовая, и т.д.

Когда голосовали за принятие закона о легализации однополых браков, 5 человек из Верховного суда проголосовали за, 4 — против.

Переводчик смешно переводит — «традиции нового характера» :)

История про Викко — город в 300 жителей в Кентукки. Стал четвертым городом в штате, который принял закон о недискриминации по принципу сексуальности и гендера. Мэр там — открытый гей и еще парикмахер. Получается, 3 из 4 шахтеров проголосовали за. Очень смешное видео про это!

Большая часть людей живет не в городах. В крупных городах приняли закон о недискриминации на рабочем месте, но охватить большую часть страны невозможно. Только если Верховный Суд поможет. Сейчас охвачено 25% штата. И это максимум, которого можно сейчас достигнуть — и его уже достигли.

Много работают с корпорациями. Среди корпораций уже просто не модно не поддерживать ЛГБТ.

Трансгендерная черная женщина без денег — наиболее частый портрет жертвы преступлений на почве ненависти, а именно убийства.

В штате Кентукки курящие люди больше защищены законом на рабочем месте, чем ЛГБТ на рабочем месте. Потому что здесь выращивают табак.




6 июня 2018

Выехали в соседний город Берия.

New opportunity school for women (Школа новых возможностей для женщин)

Помогают «вернуться в жизнь». Участницы — бывшие наркозависимые, подвергающиеся насилию, с низкой самооценкой, которые ухаживают за родителями, детьми, мужем.

Два типа программы: продолжительностью в две недели и в три дня. Программа должна была длиться три недели, но находиться далеко от семьи для них было очень тяжело.

Аппалачи. Угольные шахты. Один источник дохода. Женщины оставались дома. Шахта закрывается, муж теряет работу — и пиздец. Высокий уровень наркомании и алкоголизма. Нет общественного транспорта (только специальный для врачей). Бедность. Низкий уровень образования.

Программа — очень много про «найти себя». Понять, чем женщина хочет заниматься.

Показывают, как подать документы на получение финансовой помощи.

Часто мужья и дети противодействуют, завидуют. Не хотят, чтобы женщина была независимой.

200 лет занятости в шахтах. Последние 30-40 лет — очень мало людей работают в шахтах. Газ сейчас вытеснил уголь. Была гордость за свою профессию — дед, прадед, отец делали все одно и то же.

Люди очень сильно разбросаны. До школ, больниц и магазинов трудно добраться. Работу найти тоже трудно — нельзя полагаться на работников без машины.

Эпидемия наркомании.

СМИ очень поддерживают стереотип про «отсталых кентуккийцев».

Живешь в районе, нет grocery store (продуктового магазина), приходится идти в convenience store (магазин товаров первой необходимости), там цены гораздо выше и выбор продуктов меньше.

Еще одна прелесть программы — женщины узнают друг друга, и те, у кого есть машина, потом могут подвозить других (до магазинов, например). И им покрывают затраты на бензин.

Проверяют криминальную историю. Если было преступление, связанное с насилием, — не берут в программу. Это к слову о критериях. Берут тех, у кого хорошая мотивация, которые сами пришли, а не суд приказал, подружка и т.д.

Одна женщина всегда была угрюмой и не улыбалась. Оказалось, это потому, что у нее плохие зубы. Боялась идти к стоматологу и не было денег на это. Ей оплатили визит.

Еще одна девушка купила очки наобум. Те, какие были в маленьком магазинчике. Ее отвели к окулисту, купили нормальные очки. Она офигела от того, как выглядит этот мир.

Медицинская страховка не всегда покрывает расходы на стоматолога и окулиста.

Названия занятий в двухнедельной школе: женское здоровье, водная аэробика, литература Аппалачского региона, стажировки и поиск работы, парикмахерское дело, изобразительное искусство, математика, создание безопасных пространств, здоровье, креативное письмо и т.д.

© Фото Вики Биран / Коллаж из двух фотографий. Это две иллюстрации, вышитые цветными лоскутами. На первом снимке изображено лицо человека с длинными светлыми волосами. Под ним — золотистый крест. Еще ниже — дракон с расправленными крыльями. Рядом — надпись на английском языке «Чувствуй страх и все равно делай это!» На втором снимке изображена бабочка с разноцветными расправленными крыльями, ветка растения с распущенными бутонами розового цвета, красное сердце и надпись «Куда бы вы не шли, идите туда со своим сердцем».© Фото Вики Биран


Еще одна хуевая ситуация — за вывоз мусора надо платить. Денег нет. Около дома — свалка.

Персональное — словила удивительное ощущение на физическом уровне, когда чувствуешь себя в безопасности. Похоже немного на приход. Разливается по телу. Концентрируется в районе головы. Боишься расплескать. Медленно уходит.

Поговорила об этом с В. Она говорит, что это фиксация в здесь и сейчас, без ухода мыслями в прошлое или будущее. Что это любовь, расслабление, радость.

До начала встречи фоткала христианские мотивы в панно с долей критики. Сейчас понимаю, что все это глубже, больше, шире. И не злюсь здесь на христианство.




7-8 июня 2018

Луисвилль входит в тройку самых теплово загрязненных городов, поэтому стараются разбивать сады на крышах домов, парки и т.д.

Доступ к «простым смертным» — через церкви. Они здесь — главный мэссенджер. Заполучить их на свою сторону — очень важно. Спикерки через одну говорят об этом.

The Kentucky foundation for women (Кентуккийский фонд для женщин)

Какой крутой домик, наделала много фоток.

Можно подаваться на два гранта: первый — сочетание арта и активизма (работать с наркозависимыми, с пострадавшими от домашнего насилия и т.д.), другой — улучшать персональные умения, навыки, приобретать новый опыт.

В домике может быть и группа, и отдельный человек.

© Фото Юлии Василюк /  Комната. В ней деревянный светлый пол и голубые стены. Два окна. Одно — длинное и узкое, из него льется свет. На втором висят светлые жалюзи. На стенах — два пейзажа. У левой стены стоит деревянный светлый стол с двумя шуфлядками. На столе — зеленое растение, белая лампа, папка, тетрадка и бумажные салфетки. Рядом со столом — бордовый крутящийся стул. У правой стены стоит односпальная кровать, накрытая разноцветным лоскутном пледом. Около кровати стоит тумбочка, на ней — лампа. Рядом лежит небольшой ковер с изображением свернутой в калачик лисы.© Фото Юлии Василюк


Чувиха Салли, которая в это вложила 10 млн долларов, хотела отдавать деньги непосредственно в руки женщин, избегать организаций. Первоначальная сумма была вложена в ценные бумаги, акции, от этого есть прибыль. Иногда больше, иногда меньше, но есть. Берут в пользование всегда только 5 %. Не больше. За этим следят всякие госкомиссии.

Пенни Систо — очень крутые работы.

Традиции, характерные для штата, — создавать вот такие квилты (стеганые полотна). Они очень здорово выглядят.

© Фото Юлии Василюк / Декоративное изображение, сделанное из лоскутов. Оно имеет форму сердца, сделано из бордового лоскута ткани. В центре сердце расположены несколько более мелких лоскутных изображений человеческих лиц, солнца, птиц, неба с облаками, цветов.
© Фото Юлии Василюк


Практика encourage grant — когда женщины пишут первую, еще кривую заявку, а им говорят: «Все зашибись, ты на верном пути, пробуй еще!»




9 июня 2018

Speed art museum

Главный музей искусств в Кентукки. Суббота. Пришли всей группой. Засела в уголке и целый час проговорила по телефону. Есть хорошие выставки, на них бы задержаться, но моя жадность к искусству не включается, когда поход совершается всей группой, когда он встроен в расписание, когда рядом ходит куча знакомых людей… Не могу расслабиться.

© Фото Вики Биран / Изображение витрины в магазине при музее искусств. Крупным планом изображена черная расправленная майка. На ней — надпись на английском языке «Рисуй как девочка». Рядом — книга о художницах в Париже в 1850-ых - 1900-ых годах.© Фото Вики Биран


Волонтерство в American Volunteers

Это волонтерство было обязательным пунктом нашей программы, это требование фонда.

Мы пришли в центр, где живут бездомные люди с детьми. Наличие в семье хотя бы одного ребенка — это возможность попадания в центр. Нет детей — нет места для тебя.

Мы разложили настольные игры на четырех столах, администрация сделала объявление типа: «Хэй, мы тут играем в игры, приходи».

Первое время никто не появлялся, а потом за наш стол подсели две черные девочки: одной 10 лет, другой 4. Мы собирали пазл карты Америки с разными штатами. Было весело. Сперва девочки смущались, а потом осмелели.

© Фото Вики Биран / Деревянный светлый стол. На нем рассыпаны кусочки разноцветной мозаики. На кусочках написаны названия американских штатов.
© Фото Вики Биран


Закончили со штатами. Старшая девочка старательно складывала игру в коробку, разговаривала с нами. Младшая — «разрушительница», хотела все раскидать. Это было весело. Я ей помогала. Раскидываться штатами — то еще развлечение :)

Взяли другую игру. Спрашиваю у них про язык:
— Do you understand when I’m saying something? (Ты понимаешь, когда я что-то говорю?)
— Yes. (Да)
— And can you hear my accent? (И ты слышишь мой акцент?)
— Yes. (Да)
— Sounds a bit strange? (Звучит странновато?)
— Yes. (Да)
:)

После старшая девочка очень веселилась, когда показывала мне карту, а я произносила цифровые значения вслух. Потом стала спрашивать: «А как будут волосы? А как глаза? Лицо?»

Было весело. За пять минут до того, как нам надо было заканчивать, к столу подошли еще трое-четверо. А нам уже уходить пора.

На прощание одна из девочек попросила потрогать ее руку. Я потрогала. А потом она сказала, что я должна дать ей деньги. И было ощущение, что она так делает, потому что так надо, так научили, так она выживала на улице.




10-11 июня 2018

Лошадиные делишки

В первый раз, когда это было в рамках программы, я на лошадиные гонки не пошла. Это было подобно цирку, зоопарку. Я не хотела поддерживать эту индустрию.

Когда Эл и Чи пригласили меня сходить на гонки с ними — я подумала и согласилась. Потому что эти гонки — то, с чем в первую очередь (ну, еще бурбон) ассоциируется город. Потому что это важный культурный срез, контекст.

Был дресс-код, даже Чи и Эл принарядились. Не платья, конечно, но блузоньки, висячие подтяжки и т.п.

Мы были в комнате со своим туалетом, официантом, балконом. На самом верхнем этаже. Обычно побывать в этой комнатке стоит 1000 долларов с человека, но мы попали туда бесплатно, потому что одна девушка из компании Чи и Эл помогла это организовать. Много бурбона. Много детей. Ставки. Специальный автомат для ставок, в коридоре — автомат для наличных, также можно по-старинке за стойкой у специальных людей делать ставки.

Ставки делаются по принципу «какую лошадь круче зовут». Хочешь, ставь на Инклюзию. Хочешь, на Вечную Любовь. Очень мало людей реально следят за «карьерой» лошади.

Так как лошади стоят дорого, за ними очень внимательно следят, буквально пылинки сдувают. Выглядят эти лошади довольно стремно: тонкие ножки, рельефное тело. Я не знаю, сколько во всем этом издевательства над животными, не разбираюсь в этой теме и не буду утверждать.

© Фото Юлии Василюк / Коллаж из двух фотографий. На первой фотографии — белое ограждение. Внутри ограждения четыре лошади, на каждой из них сидят люди в специальном обмундировании. Лошади скачут по светлому песку. За ограждением находятся люди, которые наблюдают за происходящим. На второй фотографии изображена гнедая скаковая лошадь под номером четыре. Ее грива развевается на ветру. Лошадь ведет за поводья человек в желтой жилетке.© Фото Юлии Василюк


Что точно известно — лошадиные гонки дают большое количество рабочих мест, в том числе для черных людей: начиная от парковки, точек питания, баров, лифтов, смотрителей стадиона, билетеров, — заканчивая жокеями, комментаторами, видеооператорами и т.д.

Такое абсолютное «хлеба и зрелищ» времяпровождение.

© Фото Юлии Василюк /  На зрительной трибуне сидят и стоят люди в разноцветных шляпках и платьях. В руках у некоторых из них — бутылки. Другие люди листают журнал с таблицами скачек.© Фото Юлии Василюк


Тюрьма

Тюрьма строгого режима. Сейчас в ней находятся 719 заключенных. 733 — максимальная вместимость. 11-12 коек всегда оставляют свободными. 34% сидят за насилие, 34% — за наркотики, 27% — за кражи. Средний возраст — 35 лет. 84% — белые. Средний срок — 9 лет. Есть смертницы.

Многие не закончили школу. Проходят тест и продолжают учебу. Есть возможность получить высшее образование. Темы — компьютеры, сельское хозяйство, электричество.

Считается, что смертельная инъекция нынче — это негуманно.

«Куриный холм» — место, где хоронят женщин, если родственники не забирают тело.

Переводят для осуществления смертного приговора в мужскую тюрьму.

Если человек совершил преступление до определенной даты, может выбрать: электрический стул либо инъекция. Если после — только стул.

Еженедельно привозят зубные щетки, пасту и т.д. Прокладки бесплатно, 24 в месяц. В магазине можно купить тампоны.

Деньги можно потратить только в магазине. В час платят от 54 центов до 2 долларов.

Принят закон о том, что мужчины-охранники не могут приближаться в ситуациях, когда женщины голые. Мужчины не могут заходить в душ. В душах — короткие занавески, чтобы видеть количество ног. Если видны сразу 4 ноги — это уже проблема.

Когда мужчина заступает на службу — об этом предупреждают. Мол, так и так, готовиться.

Свинины и ветчины в меню нет. Больше индюшки.

Одна из самых оплачиваемых работ — создание книжек для незрячих детей. Заключенные наклеивают липучку со шрифтом Брайля. На эту должность нужно отучиться два года. 5 человек работают здесь. Это «престижная” работа. Это привилегия для тех, кто хорошо ведет себя.

Остальные работают в столовой, убирают. Работают с 8 утра до 15 дня. Есть 20 минут на ланч.

Везде висят объявления про нулевую толерантность к сексуальному насилию.

Белье выдают — верх и низ. Можно купить в магазине другого фасона, но цвет — только белый.

Есть свой штатный священник.

Заключенная рожает ребенка в больнице. Его забирают. Ее везут обратно в тюрьму.

Тюрьма работает 19 лет и 6 месяцев. Не было случаев, когда забеременели в тюрьме. Есть свидания с мужьями, но руки на столе, глаза вперед.

Сейчас 6 беременных. Принимают часто заключенных из окружной тюрьмы. Там уровень ниже, потому что нет врачей и медсестер. Есть заключенные с ВИЧ, раком, деменцией. Говорят, что здесь у них лучше врачи, чем если бы они были на воле.

1 раз в неделю поход за покупками. Максимум на 125 долларов. Заключенные могут готовить. Надзирательница: «Они в микроволновке готовят лучше, чем я на плите дома».

Сигареты не продают.

Передачи от родственников. Все подчинено правительству. Штат постановил, что в передачах не может быть сигарет. Максимальная сумма денег от родственников — 40 долларов. Потратить их можно еще и в автоматах. Можно выслать посылку с едой. Ее проверяют, потом отдают.

Можно жениться с человеком «с воли», однополые браки разрешены. Пишут заявление на имя директора. Две заключенные не могут заключить брак.

Халапеньо не продают. Из него в микроволновке можно сделать перцовый спрей. В магазине разное продают. Прошлась между полок. Есть несколько видов антиперспирантов.

Специальные программы. 6 месяцев. 4 стадии. 48 «пациенток». 5 менторок, которые сами уже закончили программу. Работа с наркозависимыми + ментальные особенности. Программа подотчетности: одна заключенная видит, что с другой что-то происходит, — должна сообщить начальству.

Камеры: одиночка, два человека, общежитие на 48 человек. Если карцер — 22 из 24 часов в сутки.

Охранники: 50/50 черных и белых.

Если попадают не американки — выходят на контакт с международной организацией, ждут депортации.

Еще здесь производят мыло. Спросила, можно ли его купить где-то. Нам вручили полкоробки. Отвезу подругам, подарочек отличный: мыло из женской тюрьмы, блин.

Расписание висело на двери «образцовой» камеры, в которую нам позволили заглянуть. Думаю о том, что женщины в камере чувствуют себя цирковыми собачками. В расписании не указано время работ. Предполагаю, что оно — «выходного дня».

5.30 — поверка
5.45 - 6.45 — утренний туалет, завтрак
7.15 — поверка
8.00 — медосмотр, проверка камер
8.15 - 8.40 — столовая / медитация / йога
8.40 - 9.00 — уборка
9.00 - 10.00 — отдых
10.00 - 11.00 — работа с гневом, зависимостями
11.00 — обед
12.15 — поверка
12.40 — уборка
1.00 - 2.00 — библиотека, отчетность
3.20 — поверка
4.00 - 5.00 — ужин
5.00 - 5.30 — индивидуальная учеба и работа с тьютором
5.30 — поверка
6.00 - 7.00 — программа коррекции поведения
… - … — церковь
9.20 - 9.45 — уборка
9.45 — поверка


На прощание сказала охраннику:
— Thank you, goodbye (Спасибо, до свидания).
— You are welcome (дословный перевод «Добро пожаловать").
Чур-чур-чур.

60% рецидивов.

На выходе взяла со стойки бумажку — купон на один бесплатный день стрельбы в клубе. Расположен в одной миле. Пожертвовано кентуккийской исправительной институции для женщин (это официальное название — Kentucky Correctional Institution for Women).




12-16 июня 2018

Переселилась в новое жилище. Грустно было покидать Чи и Эл, но что поделать, надо принимать это все.

© Фото Вики Биран / Коллаж из двух фотографий. На первой фотографии изображен фасад одноэтажного дома с одной дверью и двумя окнами. Рядом стоит светлый стул и подставка для ног. Около дома разбита небольшая грядка. На ней — земля или опилки черного цвета. Из земли торчат несколько зеленых растений и табличка на английском языке против насилия в отношении чернокожего населения Америки.   На второй фотографии изображен стол, накрытый разноцветной скатертью. На столе стоит несколько жестяных банок с напитками, большая кастрюля со свекольным супом, тарелка с драниками, три глубокие тарелки с половинками вареного яйца. Также лежат столовые приборы, тканевые салфетки, раскрытая пачка сигарет.© Фото Вики Биран


По дороге они задавали вопросы типа «ну что, как, какие впечатления». Тут я, кажется, наговорила лишнего. Пыталась объяснить им про это бесконечное давление темы денег как показателя успешности. Чего я им не сказала — это про вещизм, про, блин, кучи тонн мусора, — а в то же время животные рядом скачут: белки, хорьки, светлячки. То, что в Беларуси с экологией делают разные хорошие люди — это капелька, молекула... Они сортируют мусор, не покупают пластиковые пакеты, прилагают большие усилия, но если смотреть в масштабе планеты, то на обыкновенной американской заправке за один день все «вернется». И эти масштабы, системность проблемы заставляет руки опускаться.

© Фото Юлии Василюк / На фотографии изображен небольшой зверек с шерстью, хвостом и вытянутой мордочкой. Зверек сидит на бетонной конструкции. Рядом — зеленые растения.© Фото Юлии Василюк


Английский, такое чувство, не улучшается за это время, а будто бы наоборот.

На встречах (кроме вчерашней тюрьмы) я уже не такая внимательная.

Чемодан уже фактически заполнен. Вчера Чи и Эл подарили подарок на «прощание»: бутылку крутого бурбона, специальный сироп, вишенки, ступку и даже стакан. Так я стану профессиональной бартендеркой, old-fashioned приготовительницей. А еще деревянную вазу, которую сделал отец Эл. Как ни сопротивляйся, но опыт бедности, желание сделать подарки еще разбудят моего консьюмеристского монстра.

На вечере женских стартапов. Три темнокожие девушки вышли на сцену, пошутили, представили мужчину и его бизнес. Он долго распрягал что-то на сцене, в его команде тоже одни мужчины. Почему так? Где логика? Декан бизнес-факультета не смогла объяснить. Сказала: «Фу!»

Много думаю про гигиену информационного пространства.

Ходили вчера на этот фильм. Потрясающий! Рут — живая легенда! Режиссерка перегнула палку в количестве времени, уделенного ее мужу, сделала из него тоже героя. Это раздражало.




17 июня 2018

Дорога Луисвилль — Чикаго

Ну все, завершила важный и насыщенный этап в Луисвилле. Двигаюсь дальше.

Вчера в Луисвилле был прайд. Для многих девочек из нашей группы он был первым. Очень порадовалась за них. Нарядилась в короткое пайеточное платье, будто из 20-ых, распечатала фотку Шуневича, «нарядила» ее тоже немножко.

© Фото Юлии Василюк / Коллаж из двух фотографий. На первой фотографии со спины изображены два человека в полный рост. Они идут по серому асфальту, одеты в разноцветные одежды, на их телах есть татуировки. Первый человек одет в майку на бретельках, розовый парик, пышную короткую юбку и леггинсы в черепа. Второй человек — в цветастую панаму, цветастую рубашку, шорты, полосатые носки. Из кармана у него торчит американский флаг. На второй фотографии изображена Вика, авторка материала. Она сидит верхом на большой фигуре белого коня, одета в серое платье. Ее правая рука сжата в кулаке и поднята вверх.© Фото Юлии Василюк





Эта поездка была важной. Я задала много вопросов и получила много ответов. Приобрела новых подруг и коллежанок. Многое поняла про себя.

Благодарю USAID Беларусь и рекомендую всем неравнодушным подаваться на участие в программе Community Connections, пока эта возможность существует.

Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.