8 признаков и симптомов неявной гендерной дисфории

Zinnia Jones, Genderanalysis.net | Перевод — Ольга Панисова | Прагляды: 11 721

© Shaellefay
Я не врач, и ничто в этой статье нельзя считать медицинской консультацией или средством для диагностики какого бы то ни было состояния здоровья. Это мой личный опыт и истории других людей — прим. авторки

Гендерную дисфорию часто описывают и ощущают как страдание, вызванное приписанным человеку гендером, и желание жить как представитель_ница другого гендера. Гендерная дисфория распространена среди трансгендерных людей, хотя трансгендерность сама по себе не является заболеванием или расстройством — равно как и наличие гендерной дисфории не является обязательным для трансгендерных людей. Не у всех транс*людей есть выраженная гендерная дисфория, и не всё испытывают её одинаково: разным трансгендерным людям может быть некомфортно из-за разных аспектов им приписанного пола, их тел, их гендерной репрезентации, ожиданий общества и т. д.

Так или иначе, гендерная дисфория связана с нашим гендером и его различными проявлениями. Страдания из-за дисфории и, хочется надеяться, избавление от них зависят от того, насколько близко действительное к желаемому. По этой причине люди считают, что мы осознаём дисфорию через ощущения, напрямую относящиеся к гендеру. Например, несмотря на приписанный нам пол, мы с детства знаем, что мы на самом деле женщины или мужчины; чувствуем себя «запертыми» в наших телах из-за несоответствия половых характеристик; нуждаемся в том, чтобы привести наше «внешнее» в соответствие с «внутренним»; и очень сильно хотим жить как представитель_ницы иного гендера.

Разнообразный опыт дисфории

Такое понимание гендерной дисфории неполно. Люди часто не осознают того, что не все трансгендерные люди распознают или ощущают её как нечто связанное с гендером. Некоторые из нас страдают из-за дисфории, но при этом не понимают, что это из-за гендера. И связь этих страданий с нашими идентичностями может стать очевидной, только когда мы оглянемся назад. Много внимания уделяется «гендерной» части дисфории, чётким различиям в ощущении разных идентичностей, разным потребностям и чувствам. Меньше говорят об опыте дисфории в целом.

Что такое дисфория? Не считая гендерной дисфории, сложно найти какую-нибудь полезную информацию о том, что такое дисфория сама по себе. Она точно не ограничивается гендерной дисфорией и может быть симптомом множества других состояний: тревожных расстройств, личностных расстройств, большого депрессивного расстройства, биполярного расстройства, шизофрении, бессонницы, предменструального синдрома и стресса. И ещё она может быть побочным эффектом антипсихотических препаратов.

Но как дисфория ощущается? Как она проявляет себя? Вы не найдёте больше, чем простой список симптомов. Англоязычная Википедия описывает её как «состояние, при котором индивид чувствует себя нездоров_ой или несчастн_ой; чувство эмоционального и ментального дискомфорта». Другие источники называют тревожность симптомом дисфории, а дисфорию — симптомом тревожности. В статье 2007 года из научного журнала «Австралийская психиатрия» говорится:

«Попытки сформулировать, что такое дисфория, оставляют желать лучшего. Её определения, как правило, слишком широки или слишком упрощены и поэтому бесполезны в клинической практике. Нет согласия в том, что означает этот термин».

Люди, которые страдают, хотят точно знать, что именно они испытывают и почему. И расплывчатые объяснения вроде «дисфория значит, что тебе плохо» тут совсем не помогают. Мы и так знаем, что мы чувствуем себя нехорошо. Но почему? И что мы можем с этим сделать?

Это вопрос, с которым сталкиваются те трансгендерные люди, чья дисфория не проявляется в непосредственной связи с гендером. Моя дисфория в основном была неявной, и я разговаривала с множеством других трансгендерных людей, чья дисфория первоначально также не была явно связана с гендером. Из-за того, что связь этих «неприятных ощущений» с гендером не очевидна, может пройти много времени, прежде чем мы поймём, что мы трансгендерные люди или что у нас есть дисфория. Это может быть неочевидно. Некоторые из нас задумываются о трансгендерном переходе и по-прежнему не понимают, что наши страдания — это симптом дисфории или что переход может нам помочь.

8 признаков и симптомов неявной гендерной дисфории
©Shaellefay

Важность осознания дисфории

Когда вы не знаете, что это (или что такое состояние вообще существует), то очень просто решить, что дисфория естественна для вас. Вы можете думать, что это часть вашей личности и характера. Что-то, с чем вам просто надо научиться справляться. Это может задержать осознание того, что вы трансгендерный человек или что переход является для вас подходящим выбором. Я воспринимала свой вечный дискомфорт именно так и поначалу верила, что у меня вообще нет дисфории и что всё в порядке. Я не знала, что со мной что-то не так.

Реальный уровень моей дисфории стал очевидным, только когда я начала переход (в основном мне хотелось добиться физической феминизации и предотвратить дальнейшую маскулинизацию моего тела, а не справиться с дисфорией), и эти чувства впервые в моей жизни исчезли. Как только у меня появилось с чем сравнивать, я поняла, что всё это время действительно испытывала дисфорию. Просто она была настолько неявной, что её связь с гендером была незаметна.

Трансгендерные люди и те, кто ищет себя, иногда сомневаются в своей трансгендерности просто потому, что не чувствуют дискомфорта, явно связанного с гендером. Они могут очень сильно сомневаться в своих чувствах.

Осознание того, что гендерная дисфория не всегда проявляется как яркая неоновая надпись «РАЗБЕРИСЬ СО СВОИМ ГЕНДЕРОМ», может помочь им в поиске себя.

Таким людям может помочь понимание того, что их общий дискомфорт также может быть вызван гендерной дисфорией. Это осознание может дать им возможный ответ, над которым можно будет поразмышлять. Оно может дать им надежду.

Но они не поймут этого, заглянув в бесполезный и непонятный список симптомов вроде «дискомфорт» и «грусть». Такие слова, как «безрадостность» и «недомогание» не отражают детальной, чувственной, каждодневной реальности этой неявной дисфории. В этой статье я постараюсь показать её на примерах. Я расскажу о случаях из жизни (моей и других людей), в которых проявляется эта дисфория, — и такие случаи не редкость.

Ещё раз: не у всех трансгендерных людей будут все или хоть какие-нибудь из этих признаков, так как гендерная дисфория у каждо_й своя. У одних людей симптомы более явно относятся к гендеру, чем у других. Более того, такие ощущения могут быть не только у трансгендерных людей. Они встречаются не только у персон с гендерной дисфорией и могут быть вызваны любым другим состоянием из перечисленных ранее (вроде депрессии или тревожного расстройства) — но у трансгендерных людей эти симптомы действительно ослабевают, стоит только что-то сделать с их дисфорией.

Это попытка изучить феномен, который ещё не очень известен, пока не назван и не определён. Одни трансгендерные люди могут найти что-то похожее на свой опыт в этом списке, другие нет. Но если бы я всё это знала, то это сделало бы мой переход намного легче. И, возможно, цисгендерные люди тоже начнут понимать, насколько разрушительной может быть дисфория — и насколько важно решить эту проблему.

©Shaellefay

Признаки неявной гендерной дисфории


1. Постоянные трудности с тем, чтобы просто прожить день

На протяжении большей части моей жизни для меня всё было необъяснимо трудным. Мне было тяжело найти в себе силы даже для простейших повседневных дел. Сходить в магазин, убрать в доме, принять душ, выполнить разные мелкие просьбы окружающих... Я чувствовала, что для меня это уже слишком. Даже когда не было конкретных причин для этого стресса, мне ничто не давалось легко. Это была не просто лень — казалось, что я настолько ментально истощена, что абсолютно всё было для меня постоянной борьбой и тяжёлой ношей.

Я могла заставить себя разобраться с делами, но это требовало многих усилий. Я была раздражительной, сварливой, всем недовольной. Моё настроение было где-то между просто плохим и очень плохим почти каждый день. Счастье, которое я испытывала, обычно было недолгим, и его очерняло постоянное фоновое недовольство и сварливость. Мне это совсем не нравилось. Я была постоянно напряжена и хотела больше всего на свете найти способ как-нибудь расслабиться и отдохнуть. Я не хотела быть такой.

2. Вы не чувствуете связи со своими собственными эмоциями

У меня всегда были непростые отношения со своими чувствами. Ребёнком я могла плакать почти каждый день без малейшего повода. Что угодно могло вызвать слёзы: лёгкое порицание, неправильный ответ на уроке или любые другие мелочи, из-за которых никто, кроме меня, так часто не плакал. Это было по-настоящему странно, и в конце концов большинство людей вокруг меня от этого устали. Я очень смущалась и пыталась прекратить, потому что мне и самой всё это не нравилось. Но я не могла это контролировать.

В подростковом возрасте ситуация поменялась: я почти никогда не могла заплакать, даже когда хотела. Мне хотелось плакать, я могла в какой-то мере понимать, что сейчас я должна разрыдаться, но я просто не могла этого сделать. В тех редких случаях, когда мне всё же удавалось заплакать, было ещё хуже. Это было уже слишком, и я могла быть настолько охвачена чувствами, что доходило до неконтролируемых, судорожных рыданий. Не было середины, не было умеренного количества слёз. Я рыдала так же сильно из-за смерти своей крысы, как и на похоронах бабушки.

И я очень боялась плакать, так как потом остаток дня и весь следующий день (или около того) я была бы подавлена ужасающим чувством эмоциональной пустоты. Оно ощущалось так, будто моя голова полна бетона, как будто моё сознание пытается пробраться сквозь чёрную патоку. И мне казалось, что это чувство имеет физическую природу. Мне казалось, что в моём мозге просто закончилось то, что питало мою способность чувствовать хоть что-нибудь, — словно у меня вообще не осталось эмоций. Это никак нельзя было «преодолеть», нельзя было заставить себя оживиться — я просто должна была ждать, пока это состояние не пройдёт. Я обижалась на всех и на всё, что заставляло меня плакать. Я боялась ужасного, удушающего онемения, которое обязательно должно было прийти после.

3. Чувство, что в повседневной жизни вы просто плывёте по течению, как будто читаете сценарий

Моя жизнь всегда выглядела так, словно она менее реальна, чем должна быть. Я не чувствовала, что сама себе хозяйка. У меня не было ощущения, что я могу делать свой собственный выбор, как сама захочу. Мне часто недоставало той части меня, которая хочет и ищет чего-то. Просто потому, что хочу — и всё тут. Я не думала, что я вообще способна на такое чувство — для него просто не было мотивации.

У меня не было чёткой идентичности и ясного понимания своих целей, и обязательства перед другими людьми заполняли пустоту. Так как я ничего не хотела, я просто делала и говорила то, чего от меня ожидали. Только это я и делала. Я чувствовала себя актрисой, которой вручили написанную кем-то роль, и я не знала, как быть другой. Я не знала, что должна быть другой. Мне часто хотелось содрать своё лицо — чтобы увидеть, есть ли под ним хоть что-то настоящее.

©Shaellefay

4. Жизнь кажется напрасной, в ней не видно смысла или цели

Даже когда мне удавалось найти себе занятие (почти) по вкусу, я чувствовала себя так, словно просто убиваю время. Каждый день я как будто «ставила галочку», зная, что однажды дни закончатся, но я просто не представляла, как ещё провести время. Когда я работала над чем-либо, я не чувствовала, что иду к какой-то цели.

Ты живёшь какое-то время, а затем умираешь. И это всё. Я не думала, что в жизни есть что-то ещё. Так зачем заморачиваться с какими-либо стоящими, долгосрочными планами? Когда я ставила перед собой цели, я делала это просто ради самой постановки целей — а не потому, что я стремилась достичь чего-то, что мне действительно было важно. Ничто не заставляло меня чувствовать себя по-настоящему удовлетворённой, как будто я не достигала ничего стоящего. Так зачем заморачиваться?

5. Вы знаете, что чем-то отличаетесь от остальных, и мечтаете быть «нормальн_ой», как они

Я часто задумывалась, как другие дети могут просто жить своими жизнями. Разговаривать, смеяться, быть такими спокойными и счастливыми, словно всё в порядке. Я не знала, чего я на самом деле от них ожидала, — я понятия не имела, что же «не так». Я не знала, почему мне всё время было так беспокойно, я просто тревожилась. Я понятия не имела, почему весь остальной мир так себя не чувствует, и хотела узнать, каково это.

Казалось, мой разум говорит сам с собой без передышки и чересчур сильно анализирует всё вокруг меня. Как будто во мне одновременно существовало два потока мыслей, и один из них был очень токсичным. Я не могла перестать думать обо всём — словно этот громкий голос в моей голове не давал мне просто побыть здесь и сейчас.

Никак нельзя было заткнуть этот голос и быть как все. Я хотела, чтобы два потока моих мыслей слились воедино — так, что я смогла бы почувствовать себя просто и естественно. Но это состояние не проходило, как бы сильно я ни пыталась от него избавиться. Как будто некая невидимая оболочка отделяла меня от реальности: я могла двигаться в реальном мире, взаимодействовать с ним, но никогда — действительно дотронуться до него или почувствовать его.

6. Когда наступает половое созревание, тяжесть этих симптомов заметно усиливается

Где-то в двенадцать или тринадцать лет моя жизнь покатилась под откос. Хотя мне и до этого было тяжело со школой, друзьями и проблемами дома, у меня получалось справляться со всем этим до начала полового созревания. Но потом всё пошло наперекосяк. Несколько лет мои эмоции были не просто приглушёнными или нездоровыми — их практически не было. Я ничего не чувствовала день за днём. И каждый день был похож на предыдущий: механическая рутина. Просто ждёшь, пока пройдёт время. Я даже не могла заставить себя побеспокоиться хоть о чём-нибудь. И это тоже ощущалось как что-то на физическом уровне. Что-то, с чем я не могу справиться.

Я знала, что не преуспеваю ни в одном предмете, и мне было всё равно. Я сдавала пустые бланки тестов — мне было наплевать. Я отлично понимала, какие могут быть последствия, но ничто из этого не выглядело реальным. Я уже достигла дна — хуже быть не могло. Я не могла собраться с силами и закончить что-нибудь — неважно, насколько сильно меня поучали, пугали или наказывали.

Мне говорили, что я спускаю в унитаз своё будущее, — я не видела в этом никакой проблемы. Какое будущее? Почему кто-то беспокоился обо мне? Я точно о себе не беспокоилась. Мои родители забрали меня из школы после десятого класса, когда мне было лет пятнадцать — не было смысла держать там того, кто просто ничего не делает. Так что бóльшую часть моих подростковых лет я провела дома как отшельница и по-прежнему ничего не делала.

©Shaellefay

7. Вы пытаетесь справится со всем этим сами при помощи разных психологических уловок

Я часто задумывалась, существует ли какое-нибудь вещество (вроде марихуаны), которое поможет мне стать более разговорчивой и наконец-то расслабиться. Я пробовала её. Я пробовала алкоголь, я пробовала другие стимуляторы — всё это в надежде, что они смогут поднять мне настроение и сделать мою жизнь легче. Я хотела найти что-то — что угодно, — что помогло бы мне исцелить ту часть меня, которая мне всё больше казалась «сломанной». На короткое время какие-то из этих веществ помогали, но не очень сильно. Они не «исправляли» меня ни в малейшей степени: эти вещества временно отвлекали меня, но проблема всё равно оставалась.

Когда ничто из этого не помогало, я пыталась научить свой разум избегать плохих мыслей, чтобы не скатываться в депрессивные размышления (как было бóльшую часть моих подростковых лет). В основном, мне это удавалось, и это была неплохая идея сама по себе. Но печаль и тревога оставались со мной. Я поняла, что в моих силах только игнорировать эти вещи (насколько это возможно) и сосредоточиться на том хорошем, что я смогу найти. Я потеряла надежду когда-нибудь по-настоящему исправить всё это.

8. Эти симптомы существенно ослабевают после начала перехода

В частности, после начала заместительной гормональной терапии. Хотя это в какой-то мере «диагностическое лечение», такая ситуация чётко показывает, что эти трудности связаны с гендером, а не с какими-то другими причинами. Если нам повезёт, то в конце концов мы начнём понимать намёки от самих себя. И эти намёки подтолкнут нас к тому, чтобы пересмотреть свою гендерную идентичность. И где-то во время этого процесса мы начнём понимать: возможно, это то, что мы искали всю свою жизнь.

Что касается меня, то, когда я сделала небольшие шаги в сторону перехода, мне это немного помогло. Когда я начала репрезентировать себя феминно и приняла свою феминную идентичность, я начала приходить в себя и обретать форму живого человека. Я начала направлять свою жизнь туда, куда хотела. Мне стало проще ставить цели и находить то, что меня радовало. И это воодушевило меня на то, чтобы начать больше заботиться о себе. У меня впервые в жизни получилось влюбиться и завести настоящие отношения — в чём я раньше не видела никакого смысла и даже смирилась с тем, что у меня их не будет.

©Shaellefay

Всё же у меня оставались чувства общего дискомфорта и раздражительности, и они продолжали усложнять мне жизнь. Я чувствовала себя плохо каждый день, и я устала от этого. Но, как выяснилось, когда я далеко продвинулась в трансгендерном переходе, мне стало намного лучше. Стоило мне начать гормональную терапию — и эффект появился тут же: эти симптомы полностью исчезли. Это был настолько разительный контраст, что стало ясно: то, от чего я страдала раньше, действительно имело физическую и химическую природу. Я могла сказать что это была гендерная дисфория, так как от неё не осталось и следа после того, как мне помогли справиться с этой проблемой.

Теперь я действительно могла расслабиться. Было так здорово впервые в жизни почувствовать себя по-настоящему спокойной. И это продолжалось. И больше не было боли, которую нужно прятать. Я могла заплакать и чувствовать себя после этого хорошо — словно слёзы обновили меня, а не вытянули из меня эмоции. Я могла чувствовать — во всех деталях, глубине, фактуре. Меня больше не ограничивал выбор только лишь между онемением и эмоциональной перегрузкой. Ограничивавшая меня оболочка исчезла, и жизнь показалась лёгким ветерком: я была просто счастлива весь день без постоянных навязчивых мыслей, которые отвлекали бы меня и отделяли от мира. Теперь я могу по-настоящему заботиться обо всём, к чему решу стремиться: теперь это имеет значение. Я обычный человек, которым всегда хотела быть. Я могу просто жить.

©Shaellefay

Наконец-то я стала цельной. Больше ничто не было неправильным, и всё было на своих местах. Я нашла то, что искала, — и это вернуло мне жизнь, которую дисфория отняла у меня.

Повторюсь: эти признаки бывают не у всех трансгендерных людей. У каждого человека дисфория немного отличается, и переход может по-разному на нас влиять. Но значительная часть транс*людей, независимо от того, насколько явно их дисфория связана с гендером, рассказывают о чувствах, похожих на описанные здесь. Если вы размышляете о своей гендерной идентичности и этот опыт в вас отзывается, возможно, вам стоит подумать о том, что это может быть гендерная дисфория и что с ней можно справиться.
КАМІН-АЎТ
Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.