19 чэрвеня 2019

«Как бы вы отнеслись, если бы вашими соседями были...?»

2 233
Изображение: Даша Романович
© Даша Романович
Недавно «Левада-центр» в России провёл очередное исследование «соседской терпимости»: «Как бы вы отнеслись к тому, если бы в квартиру рядом с вами въехали...», а дальше перечень социальных групп, которые полагается оценить на предмет того, достойны ли они быть моими соседями.

Согласно опросу, большинство россиян (46%) не хотели бы жить по соседству с «членами религиозной секты», 32% — с «неблагополучными семьями», по 27% — с «гомосексуальными парами» и «выходцами из Центральной Азии и Кавказа».

«Подходящими» соседями для россиян оказались «одинокий пожилой человек», «мать-одиночка с ребенком» или «семья с инвалидом».

Именно в таком формате статистические исследования «вымораживают» меня больше всего. Даже больше традиционных, но безумно размытых «Как вы относитесь к ЛГБТ?». Потому что на этот вопрос по-хорошему только два ответа — «отношусь» и «не отношусь».

«Как бы вы отнеслись, если бы вашими соседями были...?»© Иллюстрация Даши Романович


Но исследования про соседей (или одноклассников, или «как бы вы отнеслись, если бы у вашего врача был ВИЧ») более приземлённы — и от этого более коварны. Они создают совершенно дикую и ассиметричную ситуацию, где мне решать что-то про других людей. Кого я соглашусь терпеть за стеной, а кого нет.

Мне дают воображаемое меню. Старушка? Хм, ладно. Но только пусть не скандальная и без толпы подобранных кошек. Многодетная семья? Дайте подумать. Только если они не из «неблагополучных». Потому что неблагополучные — сразу нет. И дети чтобы обязательно тихие. Семья с ребёнком с инвалидностью? Даже не знаю… Я такое раньше не пробовал. А с чем их подают? Им какие-то пандусы, вроде, нужны. Позвольте, а кто за это будет платить? Я что ли? Нет, не надо мне такого. Люди с Кавказа? Сразу нет, у меня на них изжога. Пара геев?! Вы серьёзно? Я думал, это приличный ресторан. То есть, дом приличный. Нет-нет, ни в коем случае. Это пусть в европейских всяких странах предлагают.

В чем проблема такого подхода?

Мне предлагают на полном серьезе решить, кто достоин моего соседства, а кому здесь не рады. А где рады? В другом месте сидят точно такие же «домхозы», которые тоже могут, оказывается, просто не согласиться со мной жить.

© Иллюстрация Даши Романович


А кто спросил у меня — хочу ли я жить с теми, кто может недрогнувшей рукой расставить галочки в такой анкетке и ранжировать уязвимые группы по степени «допустимости»?

Конечно, скорее всего, эти анкеты заполняли и «многодетные родители», и «пенсионеры», и — о ужас — «гей-пары». Скорее всего. Но одно дело ранжировать других, а другое — встретить среди тех, с кем могут не хотеть жить даже просто в одном подъезде себя. Не стрёмно знать об этом? Не кажется ли после этого, что вы с соседями как-то немножечко не на равных? Что кто-то из вас — в меню, а кто-то его листает?

Сами такие анкеты если и плохи, то не фатально. Плохое в том, что они формируют взгляд на другого человека как на того, кому я могу что-то разрешить или запретить. Пусть пока в воображении и в виде чернильных галочек. Сколько мне потребуется времени, чтобы поверить, что карать и миловать — это тоже моё законное право?

Звучит слишком патетично. Но в жизни всегда есть место «подвигу».

Жильцы одного дома несколько лет не позволяли построить подъёмник для инвалидной коляски.

В другом доме женщина собирала подписи, чтобы выселить детей, больных раком.

Еще где-то бдительные соседи выбили окна паре мужчин, живущих вместе, заподозрив, что они геи.

© Иллюстрация Даши Романович


Сколько еще таких историй? Это всё очень буквальные ответы на вопрос «Как бы вы отнеслись, если бы ваши соседи…?».

Потому что если я имею право решать про тебя, то я и решу, что с тобой делать. И рука у меня не дрогнет.

В интернете можно найти подборки, где родители делятся странными поводами, из-за которых их маленькие дети очень искренне расстроились и даже рыдали. И один из таких поводов «Потому что солнце село». Ребёнку кажется, что так не должно было произойти и что если достаточно громко заявить свою обиду и недовольство, то всё снова станет как надо.

Взрослые же многое осознали, немного секут в астрономии и понимают, что на солнце повлиять точно не могут.

Но та же самая логика почему-то даёт сбой, если речь идёт про общество. Думать, что я могу решать, кому быть или не быть моими соседями — всё равно что контролировать солнце.

Потому что моё право решать заканчивается на мне.

Прискорбно, но факт.

Заходя дальше, оно превращается в насилие. Без вариантов.

И думать, что я могу со своей каланчи «нормальности» решать, кто достоин стать моим соседом, — не менее абсурдно, чем требовать от солнца не заходить.

© Иллюстрация Даши Романович


Ситуация с домом простая и дикая одновременно. Я имею право судить, достойны ли люди жить в СВОИХ квартирах. Или не в своих, но в отдельных изолированных от меня помещениях.

Моё эго проникает к ним сквозь стены и розетки. Представляя это, я думаю, что истории о людях, которые облучают соседей какими-то вредными волнами, небеспочвенны. Только здесь вместо волн — мои священные границы, человека, который имеет право решать. А что с границами моих соседей в этот момент? Они так же сильны? Или у меня есть козырь «нормальности», благодаря которому я всегда выигрываю?

А потом эго разрастается ещё больше. И вот я уже считаю, что кормить детей грудью в общественных местах недопустимо. Что погромы и облавы в ромских лагерях — обоснованы. Что некоторые люди не заслужили равных прав. Что дискриминация — это разумно и правильно.

В моём меню — человеческое мясо. Мясо тех, кто в анкете получил от меня 1 балл из 10 по вкусовым качествам.

И это дико. Потому что мне не нужно чьё-то позволение, чтобы жить рядом. И потому что я не имею никакого права «выбирать» соседей на первое, второе и третье. Я сыта по горло этими ресторанами.

Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.