фемінізм цела 8 кастрычніка 2019

6 мифов о людях в секс-индустрии

Laura Kacere and Sandra Kim, Everydayfeminism.com | Перевод — Виктория Кондрашова | Прагляды: 1 567

© Дарья Данилович
От редакции: Тема секс-индустрии и людей, в неё вовлечённых, была и остаётся крайне сложной и противоречивой. В данном тексте представлен лишь один из ракурсов её осмысления.

Они блуждают между общественным вниманием и безразличием, между преступным и приемлемым, между безопасностью и риском, между эксплуатацией и расширением прав.

Людям, вовлечённым в секс-индустрию, постоянно приходится выживать «на грани».

Из-за стигмы и замалчивания они пугающе часто сталкиваются с насилием и дискриминацией. Но даже когда речь идёт о насилии в отношении женщин, о секс-работницах слишком часто забывают.

Из-за ограниченной и искажённой репрезентации в СМИ людей, вовлечённых в секс-индустрию, и стигмы вокруг секса за деньги о секс-работни_цах возникает много домыслов.

Феминизм исторически упрощал (и продолжает упрощать) эту проблему, какое бы направление феминизма вы ни поддерживали: либеральное или радикальное.

6 мифов о людях в секс-индустрии
©Дарья Данилович

Мы слишком часто не видим сложности и неоднозначности вопроса, когда речь идёт о том, кто занимается коммерческим сексом, почему они это делают, какова степень добровольности и насилия в таком решении.

Возможно, вы сами или кто-то из ваших знакомых вовлечены в секс-индустрию. Возможно, всё, что вы знаете о ней, вы услышали из СМИ, которые очень поверхностно освещают истории секс-работни_ц и жертв торговли людьми — и даже не уверены, что понимаете разницу между ними.

Но, учитывая масштабы домыслов о секс-индустрии, стоит для начала развенчать некоторые распространённые мифы, которые мешают нам увидеть проблему такой, какая она есть.

Миф 1: слова, которые мы используем в отношении секс-работни_ц, не имеют значения


Наше общество «рисует» секс-работни_ц грязными, отвратительными, больными, наркоман_ками, преступни_цами и «шлюхами».

Даже те, кто не хочет использовать оскорбительные слова в отношении секс-работни_ц, часто не знают, какие же тогда следует выбрать. Обычно люди говорят «проститут_ка». И хотя некоторые говорят о себе именно так, у этого слова крайне негативная нагрузка, и большинство секс-работни_ц не хотят, чтобы их так называли.

Существует огромная разница между теми, кто вовлечены в секс-индустрию в той или иной степени осознано, теми, кого принудили к этому, и теми, про кого невозможно сказать однозначно, — важно, чтобы наш язык отражал эту разницу.

Поэтому люди, которые по собственному желанию продают секс, чаще предпочитаю термин «секс-индустрия» и идентифицируют себя как «секс-работни_ц». Этот термин был придуман самими секс-работни_цами, чтобы переозначить это понятие для себя как труд или экономический обмен.

В торговлю людьми, с другой стороны, вовлечены люди, которых с помощью насилия, мошенничества и / или угроз вынуждают заниматься сексом. Если в секс-индустрию вовлечены несовершеннолетние, то они являются жертвами сексуальной эксплуатации детей в коммерческих целях и / или торговли людьми. Когда речь идёт о несовершеннолетних мы можем говорить только о торговле людьми, никак не о «работе».

Эти категории на самом деле не так просты, как кажется, и не имеют чётких границ. В большинстве случаев жизненный опыт людей лежит где-то в промежутке между этими полюсами, а причины, по которым люди оказываются в секс-индустрии, могут меняться со временем.

©Дарья Данилович

Делаете ли вы какие-либо выводы о людях, попадающих в эти категории, даже сейчас, когда читаете эту статью? Раз мы обсуждаем эту тему, будет полезно проверить ваши собственные предрассудки.

В этой статье под «секс-индустрией» мы понимаем людей и организации, которые оказывают сексуальные услуги за деньги, жильё, еду, одежду и прочие блага. Мы используем этот термин в более широком смысле, включая не только уличную проституцию, публичные дома и эскорт-агентства, но и торговлю сексуальными услугами ради выживания, порноиндустрию, стриптиз-клубы, а также секс по телефону и секс-чаты.

Мы используем термин «люди, работающие в секс-индустрии» в отношении людей, которые предоставляют сексуальные услуги на коммерческой основе. Однако в секс-индустрии также действуют другие люди, имеющие куда больше привилегий и власти — это люди, торгующие другими людьми, и клиент_ки.

Миф 2: все секс-работни_цы — это бедные, гетеросексуальные, совершеннолетние женщины, работающие на улице


Какой образ секс-работни_цы первым приходит вам в голову?

Даже если многие люди из секс-индустрии соответствуют такому описанию, помимо них существует множество других. Они живут и работают, подвергаясь сразу нескольким формам угнетения.

Основными причинами для работы в секс-индустрии являются бедность и трудности с получением другой работы, поэтому значительный процент секс-работни_ц — малообеспеченные.

Именно малообеспеченных женщин и подростков чаще преследуют по закону и арестовывают.

Большинство работни_ц секс-индустрии — гетеросексуальные женщины (как цисгендерные, так и трансгендерные), а большинство людей, платящих за сексуальные услуги, — гетеросексуальные мужчины, но помимо них в индустрии задействованы люди различных гендеров и сексуальностей.

Типичным образом работни_цы секс-индустрии является человек, «работающ_ая на улице». Однако технологии и интернет также играют огромную роль: сейчас сексуальные услуги чаще всего находят в интернете.

©Дарья Данилович

Несовершеннолетние составляют значительную часть секс-индустрии и, как правило, являются лёгкой мишенью для людей, занимающихся сексуальной эксплуатацией (сутенёро_к). В силу своего возраста несовершеннолетние изначально находятся в более уязвимом положении, вне зависимости от их гендера или расы.

Кроме того из-за гомофобии и трансфобии многих молодых ЛГБТКИА+ людей выгоняют на улицу, или же они сами убегают из дома, становясь бездомными. Эти условия вынуждают их заниматься сексом за деньги ради выживания или подвергают их риску насилия и сексуальной эксплуатации.

Существует множество организаций и сетей, которые привлекают или привозят женщин из других стран. Они сталкиваются с дополнительными рисками из-за отсутствия документов и незнания языка, что значительно повышает риск насилия и нарушения прав.

Секс-индустрия существует в самых разных формах и включает самых разных людей. Однако несмотря на такое разнообразие все эти люди социально изолированы и сталкиваются с более высоким уровнем системного и индивидуального насилия.

Более привилегированные работни_цы секс-индустрии с более высоким уровнем жизни и социальным капиталом чаще предоставляют сексуальные услуги на анонимных площадках (например, в интернете) и меньше подвержены риску ареста.

В то же время работни_цы, предоставляющие услуги на улице, например, трансгендерные люди, люди без документов или люди, имеющие судимости, чаще подвергаются профилированию, арестам и лишению свободы.

Миф 3: все работни_цы секс-индустрии либо угнетены, либо привилегированны


Часто, разговоры о секс-индустрии сводятся к тому, что её считают либо мизогинной и угнетающей, либо расширяющей права и возможности женщин. На самом деле, оба мнения могут быть и правдивы, и ошибочны одновременно.

Люди работают в секс-индустрии по множеству причин, которые можно разделить на три большие категории:

— торговля людьми: совершеннолетние и несовершеннолетние люди вовлекаются в секс-индустрию с помощью насилия, мошенничества или принуждения (сюда же относится сексуальная эксплуатация детей в коммерческих целях);

— экономическое принуждение: люди входят в индустрию, потому что уверены, что это единственная или наиболее эффективная возможность заработать денег на жизнь и на удовлетворение потребностей;

— добровольное предоставление сексуальных услуг: совершеннолетние люди, которые сами выбирают работать в индустрии.

©Дарья Данилович

Да, мы чётко разделили причины на три категории, но это не означает, что так же чётко и просто можно отнести кажд_ую секс-работни_цу в определённую категорию. У многих секс-работни_ц есть несколько причин, часто одни причины перекрывают другие, а иногда они меняются со временем.

Например, многие цисгендерные и трансгендерные женщины, которые живут в сексистком и трансфобном обществе, идут в секс-индустрию, потому что для них это единственный способ заработать достаточно денег, чтобы обеспечить себя и свою семью. Некоторых работни_ц принуждают другие люди, имеющие над ними власть. Другие сами выбирают работать в секс-индустрии, эта работа для них не отличается от любой другой.

Ребёнок, занимающийся сексом за деньги, однозначно признаётся жертвой торговли людьми и / или сексуальной эксплуатации, но иногда сами несовершеннолетние работни_цы верят, что делают это добровольно, например, для своего взрослого «парня» (сутенёр_ки).

При таком разнообразии опыта секс-работни_ц невозможно чётко разделить их на жертв или людей, работающих по доброй воле.

Миф 4: работни_цы секс-индустрии не могут быть изнасилованы


Почему мы вообще предполагаем, что есть люди, которых «невозможно изнасиловать»? Этот миф порождён культурой изнасилования, и согласно ему принудить к сексу людей, продающих секс, не считается изнасилованием.

Из этого следует, что люди в секс-индустрии не имеют никаких личных границ, не могут принимать решения относительно своих тел и поэтому не могут высказывать (или не высказывать) согласие. Когда общество считает, что некоторые люди не имеют прав на собственное тело и что их тело принадлежит не им, а другим людям, то оно не даёт секс-работни_цам возможности сказать «да» или «нет».

Эта проблема связана со стигмой и влияет на поведение клиенто_к, органов правопорядка и других людей.

Согласно двум исследованиям Sex Workers’ Project, 17% опрошенных секс-работни_ц заявили о случаях сексуального домогательства и насилия со стороны органов правопорядка. Поскольку секс-работни_цы социально изолированы и могут быть арестованы, сексуальное насилие со стороны правоохранительных органов беспрепятственно продолжается.

На самом деле, принуждение к сексу со стороны органов правопорядка или «выбор между сексом и арестом» — это широко распространённый опыт секс-работни_ц. Не может быть и речи о том, чтобы заявить о сексуальном насилии со стороны «людей в форме» (заявление просто не будет воспринято всерьёз).

Вместо того, чтобы помочь секс-работни_цам, столкнувшимся с сексуальным насилием, общество обвиняет их в том, что они сами «навлекли на себя» такое отношение. Но взаимное согласие на секс обязательно, даже если человек занимается сексом за деньги или другие материальные блага.

Миф 5: секс-работни_цам должно быть стыдно


Наше общество стыдит женщин за занятие сексом, и это также распространяется на секс-индустрию. Общество считает, что стыдить секс-работни_ц необходимо, ведь чувство стыда поможет им бросить свою работу, но это совершенно неверное мнение.

Вместе с проблемой торговли людьми, этот миф приводит к ложному, но популярному стереотипу о «хорошей» или «плохой» жертве. «Хорошей» жертвой считается женщина (обычно цисгендерная, молодая и белая), которую обманом вовлекли в секс-индустрию и заставили заниматься коммерческим сексом. «Плохой» жертвой считается секс-работни_ца, котор_ая намеренно приш_ла в эту индустрию, даже если на самом деле е_ё удерживают там с помощью насилия.

Джанет Мок, описывая в своей книге «Переосмысление реальности» (“Redefining Realness”) собственный опыт в секс-индустрии, уделила отдельное внимание чувству стыда:

«Я не считаю, что использовать своё тело, чтобы позаботиться о себе, — это стыдно, особенно если тело зачастую остаётся единственным средством заработка для социально изолированных, малообеспеченных групп людей. Я нахожу постыдным то, что общество изгоняет, стигматизирует и обвиняет людей — например, секс-работни_ц, — зарабатывающих нелегально, чтобы выжить».

©Дарья Данилович

Миф 6: люди, работающие в секс-индустрии, — преступни_цы


Поправка: их работу считают преступной.

Люди в секс-индустрии подвергаются целому спектру эмоционального, психологического и физического насилия и домогательств, причём часто ещё и со стороны органов правопорядка.

Кто обычно становится жертвой произвола? Небелые женщины. Трансгендерные женщины. Люди, работающие на улице. Несовершеннолетние. Люди с криминальным прошлым и историей наркозависимости. Малообеспеченные люди. Люди из других стран без документов. Другими словами, люди, которые и так социально изолированы и угнетены.

Действия людей, платящих за сексуальные услуги, тоже считаются противозаконными, но закон не преследует их так, как преследует людей, предоставляющих эти услуги. Вместо этого к ним относятся с позиции «это же естественные мужские потребности», даже если речь идёт про секс с несовершеннолетними.

***

Независимо от того, хотят ли люди уйти из индустрии или остаться в ней, мы можем бороться за их права, поддерживая их независимость и уважая их выбор.

И когда их голоса замалчивают, а истории игнорируют, важно, чтобы мы слушали их и помогали им быть услышанными.

Лаура Касере — авторка журнала Everyday Feminism, активистка, феминистка, организаторка, магистрантка, преподавательница йоги. Лаура живет и учится в Чикаго. В свободное от учёбы и йоги время Лаура размышляет о зомби, исполняет музыку, кушает ливанскую еду и мечтает, чтобы её окружали деревья. Подпишитесь на неё в твиттере @Feminist_Oryx.

Сандра Ким — исполнительная директорка и главная редакторка журнала Everyday Feminism. Она объединяет свой личный и профессиональный опыт с травмой, работой над собой и социальными изменениями и придаёт всему этому феминистский характер.
Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.