6 последствий того, что в семьях не обсуждается секс

Suzannah Weiss, Everydayfeminism.com | Перевод — Дима Потуремский | Прагляды: 1 147

© Marietta Varga
Позвольте представиться: я секс-блогерка, и я не могу заговорить о сексе со своей семьёй.

Я без проблем делюсь своей сексуальной жизнью с публикой в Интернете, но запретила родителям меня гуглить, чтобы они не смогли узнать «ничего лишнего».

Я знаю, что это странно. Я не делаю ничего такого, что стоило бы скрывать.

Мои родители не против секса до брака или чего-то в этом духе. Они точно предполагают, что я занимаюсь сексом, но я не могу придумать никакого разумного объяснения тому, что мы никогда не затрагиваем эту тему. И это выматывает меня.

Когда родители спрашивают, как я провела день, я могу ответить лишь про полдня, потому что остальное время я пишу о сексе.

Я не могу быть собой рядом с ними, потому что быть собой для меня означает, в том числе, говорить о мастурбации, порно и оргазмах.

6 последствий того, что в семьях не обсуждается секс
©Marietta Varga

Мне всегда прививали мысль, что родители не хотят слышать о сексуальной жизни своих детей и наоборот, а братья и сёстры не хотят слышать о сексуальной жизни друг друга. И особенно никто не хочет слышать о сексуальной жизни своих дочерей или сестёр.

Я думаю, что это очень дерьмовая мысль, ведь в сексуальности нет ничего непристойного или неправильного. И в каждой культуре её видят по-разному.

Подростки в Нидерландах, например, часто рассказывают об интимной жизни своим родителям. Этим можно объяснить, почему они в итоге реже жалеют о том, в каком возрасте стали сексуально активными.

В семье можно обсуждать секс так же, как с друзьями_подругами. Если мы о нём не говорим вообще, это может привести к опасным последствиям.

1. Мы подкрепляем идею, что секс — это стыдно

«Я не хочу об этом знать».

«Только не за столом».

«Ну вот, теперь я не могу это развидеть».

«Это слишком».

Этими фразами мы контролируем, насколько открыто люди — особенно члены нашей семьи — обсуждают секс.

Из-за них разговор о сексе звучит так, будто кто-то сознаётся в преступлении, даже если прозвучало что-то очень абстрактное вроде «мы не особо спали прошлой ночью» или «я так рад_а, что мы с твоей матерью всё так же страстно любим друг друга после стольких лет».

Кажется, иногда мы изображаем отвращение к этой теме, потому что боимся, что в противном случае мы сами будем вызывать отвращение.

Но если секс действительно кажется кому-то противным, то во многом потому, что нас тому научило общество.

Происходящее за семейным столом — это отражение происходящего на телевидении, в школе и в обществе в целом. Нас учат, будто секс — это что-то постыдное, грешное и грязное.

©Marietta Varga

Когда родственники стыдят друг друга за разговоры о сексе, они вносят свой вклад в его стигматизацию, в результате чего становится трудно говорить о сексе с кем-либо вообще.

Подростки начинают стесняться сексуального влечения, реже его обсуждают и не получают необходимые советы. Из-за стыда они могут избегать секса и даже стыдить тех, кто им занимается.

Если бы вместо всего этого мы говорили, что секс — это абсолютно обыкновенная тема для обсуждения за обеденным столом, мы могли бы научить тому, что и сам секс нормален.

Многие из нас, особенно женщины и люди с опытом женской социализации, сталкиваются со стигмой, когда занимаются сексом или просто хотят его. Мы бы могли побороть её, если бы приняли сексуальные желания как нормальную часть жизни. Мы бы даже смогли перестать осуждать женщин за то, как часто они занимаются сексом.

СМИ и школы и так закидывают детей негативными «страшилками» о сексе, поэтому секс-позитивность дома явно была бы не лишней.

2. Мы подкрепляем идею, что секс опасен

В фильмах и газетах секс цензурируют примерно так же, как и насилие.

Людей особенно задевает, когда речь идёт о сексуальном просвещении детей и подростков.

Сексуальность не связана с испорченностью. Многие дети начинают мастурбировать до того, как им исполнится десять лет.

Когда мы действуем так, будто секс — это такая же возмутительная тема, как и насилие, мы смешиваем эти понятия. Они смешиваются и из-за порно, где 88% сцен содержат физическое насилие. Такой же посыл мы получаем из культуры, которая учит девочек, что секс сделает их плохими.

Мы говорим «иди на хер» и тем самым подкрепляем идею, что секс — это по определению насилие.

Конечно, дети недостаточно эмоционально и психологически зрелы, чтобы понимать всё, что включают в себя сексуальные отношения. Никто и не собирается вываливать на них обилие неподходящей информации. Но это всего лишь означает, что им в будущем предстоит многое узнать и что подача информации должна быть разной для разных возрастов. Это не значит, что слышать о сексе вредно.

Что плохого в том, что люди, которые любят друг друга, приносят друг другу удовольствие? Что страшного в том, что взрослые люди могут стать родителями и родительницами, если они захотят?

Некоторые родители и родительницы разговаривают со своими детьми о сексе, и за это их критикуют — поэтому секс продолжают считать неприемлемым для обсуждения с детьми, а следовательно, неправильным или порочным.

3. Мы объективируем дочерей

Мы «не должны» обсуждать секс в семье в целом, но мы особенно «не должны» обсуждать его с девочками.

В популярной культуре штампуется образ отцов, которые ужасаются от мысли, что их дочери могут иметь сексуальные или романтические отношения. Когда в сериале «Очень странные дела» главная героиня уединяется с другом в своей комнате, отец просит оставить дверь приоткрытой, чтобы держать ситуацию под контролем. Британский шеф-повар и телеведущий Гордон Рамзи шутит, что с той же целью поставил в комнате дочери видеокамеру.

Если вы ужасаетесь при мысли о существовании сексуальной жизни у вашей дочери, вы воспроизводите отношение к сексу как к процессу, где женщина может быть только объектом.

От этого девочки могут представлять свои будущие отношения как нечто весьма гнетущее, что неизбежно приведёт их отцов в бешенство.

©Marietta Varga

Конечно, дочери заслуживают знать, насколько распространено сексуальное насилие, как уловить тревожные сигналы и почему женщины достойны большего. Но запугивание сексом им в этом не поможет — даже навредит.

Если мы говорим девочкам, что секс — это всегда что-то плохое, они не смогут понять, какие ситуации действительно опасны. Они не будут ожидать ничего хорошего.

Образ отца или старшего брата, который притворяется, будто его дочь или сестра не знает, что такое секс, — это почва для многих шуток, но он имеет серьёзные последствия. Он развивает чувство стыда, которое и так навязывают девочкам из-за их сексуальной активности. Он не учит их выбирать здоровые отношения и усиливает веру в то, что женщины принадлежат мужчинам.

В попытке оградить своих дочерей от секса отцы делают их своей собственностью и оценивают их по сексуальному опыту. В результате именно из-за отцов дочери и становятся сексуальными объектами.

4. Мы стыдим людей с определённой сексуальностью

Запрет на обсуждение секса в семье касается всех, но некоторых людей он касается больше, чем других.

Женщины — не единственная группа, которая встречается со стигмой в беседе о сексе. Это ещё и ЛГБТКИА+ люди; толстые люди; люди, предпочитающие альтернативные сексуальные практики; люди, которые не вписываются в стандарты красоты своего общества.

Так семьи негласно демонстрируют, что секс и отношения между одними людьми более приемлемы, чем между другими.

Получается, строгий контроль над обсуждением секса насаждает чувство стыда всем от мала до велика, но ещё он создаёт иерархию, в которой люди, чья сексуальность «допустима», имеют больше прав, а остальные — меньше.

5. Мы вынуждаем подростков искать информацию где-то ещё

В школах нет отдельного предмета, который отвечал бы на вопросы о сексе, поэтому очень важно, чтобы подростки получали ответы дома. Мы не можем их дать, когда отказываемся говорить с детьми на эту тему.

Молодёжи нужно безопасное место, где они могут получать не только назидания о нежелательной беременности и ЗППП, но и узнавать об эмоциональной стороне сексуальности. Например, почему в сексе важно согласие; что «нет» можно сказать в любой момент и оно должно стать стоп-словом; кому можно доверять и т.д.

Когда ты считаешь, что вопросы повлекут за собой неприятности, ты чувствуешь страх и одиночество.

И, если дети не могут получить проверенную информацию, им остаётся только перенимать сомнительное представление о сексе из порно и пабликов в социальных сетях или оставаться в полном неведении. В худшем случае это может привести к нежелательной беременности, ЗППП и абьюзивным отношениям, а в лучшем — просто к сексуальным проблемам в будущем.

Узнавать о сексе важно для нашего физического и эмоционального здоровья.

6. Это мешает нам быть собой

Я уже давно хотела писать о сексе и отношениях, но никак не осмеливалась, частично из-за родителей, которые следили в сети за моей жизнью. И сейчас, из-за того что я оградила их от части себя, я не могу делиться с ними вещами, которыми горжусь.

Когда я вижусь с родственниками, то говорю им, что пишу о чём-то абстрактном вроде «женских вопросов». Когда они спрашивают, над чем я работаю, я опускаю те части, которые мне больше всего интересны.

Мои родители даже не знают, что я уже несколько месяцев хожу с татуировкой осьминога. И это неспроста: образ осьминога веками использовали в литературе, чтобы передать сильную, неудержимую энергию вагин и людей с вагинами.

Я ношу одежду с длинным рукавом при членах семьи, потому что не знаю, как бы я объяснила свой выбор изображения. А ведь этот образ занимает настолько важное место в моей идентичности, что я сделала с ним татуировку.

Как я могу быть близка со своей семьёй, если прячу так много?

©Marietta Varga

Это может быть отдельной проблемой для секс-блогеров_ок, секс-работников_ниц и других людей, чья профессия связана с темой сексуальности, но сексуальность — это значимая часть жизни и для многих других людей.

Сексуальность заложена в человеческой природе, мы же без конца цензурируем себя и боимся говорить о сексе где бы то ни было, тратя на это уйму энергии. Мы готовы проводить меньше времени с семьёй, чтобы больше времени посвятить разговорам на «запретные дома» темы, которые нас волнуют.

***

Нас учат, что секс — это слишком постыдный предмет обсуждения в культурной компании. В итоге люди, у которых в семьях было не принято говорить о сексе не расскажут о нём и своим детям. Это замкнутый круг невежества, стыда и замалчивания.

Что ж, как его разорвать?

Возможно, лучше спросить не меня. Я всё ещё переключаю канал, когда смотрю телевизор с родителями и на экране появляется сцена с сексом.

Но я бы сказала так: поддерживайте здоровое обсуждение сексуальности в вашей семье любым способом, который будет для вас комфортным и не вызовет лишней негативной реакции.

Сильно смущаться — это ок, но помните, что говорить о сексе без неловкости — это тоже ок.

Но и осознавать, что твои попытки вызывают только враждебную реакцию (особенно если ты женщина или человек из ЛГБТКИА+ сообщества), и отказываться из-за этого от борьбы — тоже нормально.

©Marietta Varga

Если вы не можете заговорить о сексе с сёстрами_братьями или родителями, попробуйте побеседовать с тётей, дядей или двоюродным_ой братом_сестрой.

Конечно, в процессе не стоит нарушать чужие границы. Даже если другой человек не хочет говорить о сексе по странным для вас причинам, вы должны уважать это решение.

Но знайте, что ваше нежелание поддерживать «стыдность» темы секса, позволит и другим не чувствовать себя неловко.

Некоторые люди думают, что они ДОЛЖНЫ отказываться от обсуждения секса с семьёй, и только поэтому так поступают. Если это перестанет быть социальной нормой, появится гораздо больше полезных разговоров.

Я могу говорить о сексе с несколькими членами семьи, и от них я узнала несколько полезных советов.

Даже если у вас нет конкретных тем для разговора, вы можете дать члену семьи знать, что вы всегда рядом и готовы ответить на вопросы. В будущем это может спасти их от необходимости разбираться со всем в одиночку.

Может быть, они станут не только меньше ассоциировать секс со стыдом, но и поймут, что их любят и о них заботятся независимо от их сексуальных практик.

Сюзанна Вайс — авторка из Нью-Йорка, её статьи публикуются в Everyday Feminism, The Washington Post, The Huffington Post, BuzzFeed и многих других изданиях. Она получила образование в Университете Брауна в области гендерных и сексуальных исследований, когнитивной нейробиологии, современных СМИ и культуры. Её статьи на английском языке можно найти здесь, и вы можете читать её в Twitter @suzannahweiss.
Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.