10 стереотипов о трансгендерности, от которых стоит отказаться

Brynn Tannehill, Everyday Feminism | Перевод — Миша Анищенко | Прагляды: 908

© Murray Fredericks
Недавно я репостнула статью супруг_и трансгендерной женщины о том, как сложно внезапно стать половинкой в нетипичной семейной паре. Многие знакомые мне трансгендерные люди, чье мнение я ценю, отреагировали на статью негативно, так как она снова была о трудностях жизни трансгендерных людей — а таких статей и так очень много.

Это напомнило мне случай, когда в сообществе узнали, что одной трансгендерной женщине нравятся «необычные» сексуальные практики — впоследствии этот факт использовали как «доказательство» того, что на самом деле она не трансгендерна.

В обоих случаях трансгендерным людям пришлось действовать в соответствии с ожиданиями общества из-за стигмы, навязанной культурой, психологией и медициной.

Когда давление исходит изнутри транс*сообщества, это часто является следствием внутренней трансфобии и так называемой «политики приемлемости» — тактики, при которой публичные люди, принадлежащие к дискриминируемым группам, стараются всячески подчеркнуть свою «положительность» и непричастность «ко всем этим радикалам».

В прошлом политики приемлемости придерживалась Национальная организация женщин (НОЖ), которая в 1960-х отказалась принимать участни_ц-лесбиянок, так как Бетти Фридан опасалась, что открытые лесбиянки станут угрозой феминистскому движению. Отделившиеся лесбиянки создали общество «Лавандовая угроза» что создало раскол, который в конечном счете ослабил движение за права женщин и только навредил квир-женщинам.

Даже сегодня лесбиянки, бисексуалки и трансгендерные женщины больше всех страдают от экономического неравенства.

Вот 10 тем, в которых трансгендерные люди часто пытаются «причесать» свои истории, и 10 причин, по которым мы так поступаем:

1. Брак и отношения


Мы редко слышим о том, как тяжело бывает даже поддерживающим супругам во время перехода их партнер_ки. Известные в трансгендерном сообществе истории успешных отношений зачастую утаивают скорбь, боль, потерю, сложные вопросы и недостаток поддержки, которые испытывают цисгендерные партнер_ки. После того, как люди в отношениях преодолевают первоначальные трудности, им приходится столкнуться с пугающим вопросом: что делать теперь, когда они стали парой с разными сексуальными ориентациями. Это замалчивается, потому что трансгендерных людей и так обвиняют в эгоистичности за переход.

В действительности все сложнее, чем кажется, и истории почти всегда развиваются по канонам классической греческой трагедии, в которой конец известен с самого начала, и чем отчаяннее персонаж_ки пытаются избежать судьбу, тем с большей вероятностью она их настигнет. Греческие трагедии особенно печальны, так как их персонаж_ки сверхъестественно благородны, но за их недостатки судьба наказывает их жестче, чем обычных людей.

Обе стороны страдают, и обе делают все, что от них зависит. Единственный выход ― уменьшить стигму трансгендерности настолько, чтобы человек мог_ла избежать неустойчивых отношений, сделав камин-аут намного раньше.

10 стереотипов о трансгендерности, от которых стоит отказаться
© Murray Fredericks

2. Альтернативные формы отношений, немоногамия и полиамория


Переход не всегда сильно влияет на брак, но сексуальная жизнь редко остается без изменений. Парам приходится выбирать между разводом, браком без секса или изменением формата отношений. Первое часто невозможно из-за детей, привязанности друг к другу или финансового положения; на второе согласятся немногие.

И для многих наиболее жизнеспособным становится третий вариант.

Однако, учитывая что в нашем обществе стигматизирована даже этичная полиамория (т.е. открытая и ответственная любовь без ревности к нескольким людям одновременно), многие трансгендерные люди в этих ситуациях чувствуют, что просто поменяли один «чулан» на другой.

Из-за этих стереотипов трансгендерные люди — особенно публичные — вынуждены поддерживать образ «счастливой пары с разной сексуальной ориентацией» и скрывать проблемы, чтобы сохранить влияние на политической арене.

3. Сексуальная ориентация


В прошлом году известные в трансгендерном сообществе люди не раз публично осуждали трансгендерных женщин за их сексуальную ориентацию, а именно за их влечение к женщинам.

Это абсолютно неприемлемо.

Во-первых, не заключается ли весь смысл ЛГБТКИА+ движения в том, чтобы перестать стыдить людей за их сексуальную ориентацию и гендерную идентичность?

Во-вторых, это похоже на поведение радикальных анти-трансгендерных феминист_ок, цель которых ― представить трансгендерность как что-то безнравственное и неприемлемое.

© Murray Fredericks

Так почему же трансгендерные женщины, которых привлекают женщины, подвергаются стигматизации?

Рэй Блэнчард, психолог, большинство идей которого порицаются научным сообществом, отрицает существование гендерных идентичностей и, кроме того, создал типологию трансгендерных женщин на основе их сексуальной ориентации. В 1980-х годах Блэнчард разработал псевдонаучную теорию о том, что все трансгендерные женщины, которых привлекают женщины, «просто гетеросексуальные мужчины-фетишисты».

Трансгендерные женщины все еще боятся, что их так будут воспринимать, в то время как консерватор_ки пользуются этим аргументом, чтобы лишить трансгендерных людей возможности на равные права.

4. Кинки и БДСМ


Когда выяснилось, что трансгендерная женщина, замешанная в недавнем споре, интересовалась БДСМ и другими кинками, люди, считающие себя авторитетами в трансгендерном сообществе, решили, что этого достаточно, чтобы усомниться в ее гендерной идентичности. Хотя женщина, о которой идет речь, не сделала абсолютно ничего плохого, некоторые трансгендерные люди любыми способами открещивались от нее, потому что боялись, что ее интересы негативно повлияют на репутацию сообщества.

Эта стигма ― плод трудов людей вроде Блэнчарда и консерватор_ок, которые изображают трансгендерных людей извращен_ками и фетишист_ками.

© Murray Fredericks

Но правда в том, что интересоваться кинками могут не только трансгендерные люди, но и гетеросексуал_ки, геи, лесбиянки, бисексуал_ки и вообще кто угодно.

Но интерес гетеросексуальных людей к «необычным» сексуальным практикам приносит более 160 миллионов долларов в прокате и продает 100 миллионов экземпляров книг, а трансгендерные люди платят за это отчуждением со стороны сообщества.

Также иронично то, что кинк/БДСМ-сообщество зачастую одно из немногих мест, где трансгендерные люди могут чувствовать себя в безопасности.

Трансгендерные люди имеют такие же права на эксперименты и сексуальное освобождение, как и все остальные.

5. Возраст осознания трансгендерной идентичности


История о том, что мы «рождены такими» типична как для квир-людей, так и для трансгендерных персон.

Принятие ЛГБТ-людей во многом связано с верой в то, что сексуальную ориентацию не выбирают.

Из-за этого трансгендерные люди чувствуют, будто они обязаны были знать о своей трансгендерности с рождения, а не признавать, что вообще не чувствовали дисфории до полового созревания и даже позже, или что не сразу поняли причину внутреннего диссонанса. Если ты не можешь сказать, что «знал_а всегда», истинность твоей гендерной идентичности ставится под вопрос. Требование соответствовать принятой истории остается несмотря на многочисленные исследования, подтверждающие биологическую природу гендерной идентичности. Типология Блэнчарда усугубляет положение трансгендерных женщин, называя любую, кто «не знала» с рождения, фетишисткой и извращенкой.

6. Работа в сфере секс-услуг


Установлено, что работа в сфере секс-услуг тесно связана с неприятием в семье, бездомностью, издевательствами в школе и дискриминацией на работе. Другими словами, люди, которых бросила семья и избивали в школе, которые потеряли дом в подростковом возрасте и не могут найти работу, часто выживают благодаря сфере секс-услуг. Но из-за стигмы вокруг нее голоса тех, кто пострадал от трансфобной культурной и религиозной дискриминации, остаются неуслышанными. Репрезентация трансгендерных людей в медиа как секс-работни_ц приводит к полному безразличию к историям тех, кому приходится заниматься секс-работой, чтобы выжить.

И наше безразличие говорит само за себя.

7. Отсутствие сожалений после перехода


Во-первых, самое важное: ситуации, когда человек сильно сожалеет о переходе, встречаются крайне редко, а доступ к медицинскому переходу ― необходимость по мнению каждой крупной профессиональной организации здравоохранения.

Однако некоторые люди все же сожалеют о медицинском переходе.

Их гораздо меньше по сравнению с процентом людей, сожалеющих о любой другой медицинской процедуре, но такие случаи все же бывают. Согласно исследованиям, к факторам, увеличивающим риск сожаления о переходе, относятся отсутствие поддержки со стороны семьи пациента и социальной поддержки, переход на поздних стадиях жизни, тяжелая психопатология, не связанная с гендерной дисфорией, неудовлетворенность внешним видом и результатами хирургического вмешательства.

Я лично знаю трансгендерную женщину, перед которой медработни_цы поставили ультиматум: она должна пройти операцию медицинской коррекции пола, или ее лишат доступа к гормонам. Она выбрала операцию, о чем впоследствии пожалела. Этот вопиющий случай ― нарушение всех рекомендации Всемирной профессиональной ассоциации по трансгендерному здоровью.

© Murray Fredericks

Вместо того, чтобы говорить о недостаточном образовании специалист_ок, предоставляющих помощь в области психического здоровья, о культурной дискриминации, неприятии семьи и несовершенности хирургического обучения ― а все эти факторы влияют на возможный риск сожаления о переходе ― мы вообще ничего не говорим, а те, кто испытывают сожаление по поводу перехода, все реже говорят о своем опыте.

8. Психические заболевания


Широкая общественность неохотно обсуждает тему психических заболеваний в целом, не говоря уже о психических заболеваниях трансгендерных людей. Из-за консерватор_ок, которые считают трансгендерных людей по определению психически больными или извращенцами, говорить о психическом здоровье или искать помощь трансгендерным людям в разы тяжелее.

Признать, что у тебя проблемы с психическим здоровьем, страшно, ведь если трансфоб_ки правы в том, что ты психически боль_на, может, они правы и насчет всего остального?

Кроме того, эта проблема редко освещается в сообществе, которому и без того приходится бороться с предубеждением, что трансгендерность ― это болезнь.

9. Какую медицинскую помощь получает трансгендерн_ая человек


Во многих государствах права трансгендерных людей зависят от их хирургического статуса. Некоторые цисгендерные и трансгендерные люди ставят под сомнение гендерную идентичность трансгендерных людей, которые не хотят конкретных медицинских вмешательств. Часто принятие трансгендерных людей цисгендерными зависит от того, прошл_а ли человек определенную операцию.

В результате ожидается, что все трансгендерные люди как минимум хотят медицинского вмешательства, а если человек отказывается от медицинского перехода, трансфоб_ки говорят, что трансгендерные люди просто хотят выделиться, ставят под сомнение идентичность или используют это как аргумент для любой другой дискриминации.

Если вспомнить, что у большинства трансгендерных людей нет денег на операции, не говоря уже о страховке, которая покрыла бы их стоимость, перспективы трансгендерных людей без перехода пугают.

Права человека никогда не должны зависеть от того, была ли у не_е операция, которую он_а не хочет.

Это ничем хорошим не закончится.

10. Небинарные, гендерфлюидные, гендерквир и гендерно-неконформные люди


В нашем обществе гендер ― бинарная оппозиция, а ЛГБТКИА+ сообщество продвигает идею, что трансгендерные мужчины ― это мужчины, а трансгендерные женщины ― женщины.

Но когда разговор заходит о небинарных, гендерно-некомформных и гендерфлюидных людях, приходится сойти с протоптанной тропы и отвечать на вопросы, на которые у нас нет ответов:

Какие туалеты им использовать?

Могут ли гендерная идентичность и гендерное самовыражение меняться?

Значит ли это, что гендерную идентичность и самовыражение люди выбирают сами?

Что указывать в документах?

Что насчет офисного дресс-кода, который зависит от гендера?

Можно ли изменить гендерную идентичность с помощью конверсионной терапии?

Но так как ответы на эти вопросы могут идти вразрез с привычным нам видением равенства, мы их игнорируем, несмотря на то, что все идентичности заслуживают уважения.

Однако если мы продолжим игнорировать гендерно-неконформные идентичности сейчас, мы рискуем завести себя в угол на законодательном уровне. Этот вопрос нельзя откладывать вечно. Все больше подростков и молодых людей идентифицируют себя в той или иной степени как гендерно-неконформные, и их истории заслуживают внимания.

***
Иронично, что трансгендерные люди всю жизнь борются за то, чтобы быть самими собой, но в итоге им приходится скрывать правду о себе.
Борясь за равенство, давайте бороться за настоящих людей, а не за то, как мы их видим.

Бринн Таннехилл ― родительница, писательница, ученая и адвокатка, которая пишет для журнала OutServe, The New Civil Rights Movement, Huffington Post и Queer Mental Health как блогерка и популярная обозревательница.

Вы можете найти ее в Twitter @BrynnTannehill.