18 мая 2020

«Место, где ты можешь просто быть»

1 859
ЛГБТК+ люди о своём опыте посещения группы поддержки.
Изображение: Дарья Данилович
© Дарья Данилович
Недавно мы с подругой, которая эмигрировала, обсуждали, как мы ощущаем свою беларусскую идентичность, сравнивая ее, например, с тем, как, по нашему мнению, свою ощущают итальянцы, с их многопоколенческими семьями, плотными родственными контактами, развитой культурой тактильного взаимодействия (поцелуи, объятия и т.д.), эмоциональной открытостью. Внутрисемейные отношения, как и отношения внутри любого комьюнити, бывают разными, напряженными и конфликтными или теплыми и поддерживающими. Но всё же это удивительное переживание, сошлись мы во мнении: знать, что ты принадлежишь к какой-то группе, к чему-то большему — не просто на словах, потому что так написано в учебниках истории, но через реальный опыт, когда в рамках твоей жизни тебе удается прочувствовать это «принадлежание» к общности. Тебя окружает много людей, и между вами реальные связи, у вас есть коллективная идентичность, которая для вас важна, артефакты, ритуалы, традиции, символы.

Идентичность человека выстраивается в отношениях, через них. Мне моя беларусскость ощущается очень разъединенной, куцей, и это, конечно, обусловлено нашей историей. Мне кажется, мы очень отдельные, очень оторванные друг от друга, мало у кого из нас есть опыт позитивного пребывания в группе, когда принадлежность к какому-то сообществу не ограничивает тебя, не заставляет ложиться на прокрустово ложе и отсекать какие-то свои части, а, скорее, помогает исследовать и другие аспекты своей идентичности. Возможно, именно поэтому у нас не так много образований — кружков, профессиональных объединений, коллективов, активистских групп, каких-то сообществ по интересам — на контрасте со странами, где есть устоявшаяся коллективная идентичность, есть культура и история, при этом есть определенная гибкость системы и есть ценность в этой самой общности.

Несколько другая история — быть ЛГБТК-человеком в нашей стране. На фоне общей правовой незащищенности жить и знать, что за какие-то аспекты своей идентичности ты можешь быть лишен того малого, что у тебя есть: принадлежности к своей семье, поддержки друзей и подруг. Потому что «это всё наносное, европейское, чужеродное, не наше». Такая похожая история замалчивания и невидимости — как когда-то еврейские имена и фамилии необходимо было менять на «правильные», советские; и это часть моей семейной истории в том числе.

Ценность для меня в моей активистской деятельности и психологической практике — создание безопасных пространств, в которых могут формироваться поддерживающие связи между людьми. Ниточки-связи, сплетающиеся в большую паутинку. Когда я говорю о безопасных пространствах, я не имею в виду что-то стерильное, лишенное конфликтов, где все под одну гребенку. Скорее, это пространства, дающие возможность прислушаться к себе, осмотреться, чуть лучше понять, кто я, кто вокруг меня, как мы можем быть полезными, поддерживающими друг друга, что хорошего, интересного мы можем сделать вместе несмотря на наши различия, или как мы по меньшей мере можем сосуществовать, с уважением и принятием относиться к нашим различиям и ограничениям.

«Место, где ты можешь просто быть»© Иллюстрация Дарьи Данилович


В какой-то момент я и мои коллежанки, Наста Манцевич и Милана Левицкая, решили, что мы хотим запустить группу психологической поддержки для ЛГБТК-людей. Мы фасилитировали ее на протяжении двух лет, и это был ценный, интересный и, как мне кажется, поддерживающий для участников и участниц опыт (чуть ниже вы сможете прочитать отклики тех, кто любезно согласился ими поделиться).

Группы поддержки по всему миру существуют самые разные, с более широким фокусом, и специализированные — например, для ЛГБТК-людей, исповедующих ислам; для пожилых гомосексуальных мужчин; для транс*подростков на разных стадиях перехода; для людей с небинарными гендерными идентичностями; АА-группа для негетеросексуальных женщин* (людей, имеющих опыт женской социализации); для бывших супругов и супруг ЛГБТК-людей, которые долгое время скрывали свою негетеросексуальную идентичность. ЛГБТК-люди имеют отчасти схожий опыт переживания дискриминации, закрытости, внутренней транс-/гомофобии, но, с другой стороны, они совершенно разные, не похожие друг на друга, не однородные. У нас была как раз такая группа — сборная солянка, в ней участвовали ЛГБТК-люди с очень разными опытами.

Можно поспорить, что это искусственно созданные группы. Да, я соглашусь, это такая небольшая лаборатория, где принимаются определенные правила взаимодействия и в тестовом безопасном формате можно попробовать общаться немного по-другому, чем мы привыкли в реальной жизни — больше внимания обращая на себя, свои реакции, чувства и переживания, а также реакции, чувства и переживания других людей.

Группа имеет начало и конец, группа завершается, но опыт остается с нами навсегда. Опыт, что бывает по-другому, что можно по-другому. Опыт, который мы можем унести в реальную жизнь, за пределы группы. Опыт, который становится нашей внутренней опорой.




© Иллюстрация Дарьи Данилович


Митя

Мне нужна была психологическая помощь и было сложно одному справиться со своими проблемами, поэтому я решил пойти на группу. Благодаря группе, думаю, я достиг больших успехов в принятии себя, теперь мне чаще важно задавать себе вопрос «Как я сейчас себя чувствую?», и я хочу продолжить работать над своим психоэмоциональным состоянием.

Группа давала мне возможность свободно разместить свои тревоги и волнения, чувство постоянной связи с моим комьюнити. У меня всегда было чувство в процессе групповой работы, что я услышан. И я осознавал, что мои проблемы в той или иной степени близки другим участникам и участницам. Группа поддержки именно для ЛГБТК-людей означала для меня возможность быть на одной волне, говорить на одном языке, большую вероятность быть понятым. Жизнь ЛГБТК-людей, их внутренний мир — это всё еще «запретная», неприемлемая для многих тема, обсуждать которую можно не с каждым.

После завершения группы я уношу осознание самоценности и важную мысль о том, что, когда не можешь изменить глобальной несправедливости, красиво оденься и иди танцевать.

Думаю, группы поддержки очень нужны ЛГБТК-людям, эффективны для нашего комьюнити. Группа взаимной поддержки позволяет решить многие психологические проблемы и понять, какие из них всё же требуют более основательной, индивидуальной работы. Буду советовать посещать группу поддержки другим ЛГБТК-людям, потому что это возможность получить реальную помощь в сложном психоэмоциональном состоянии.

© Иллюстрация Дарьи Данилович





Яна

Я принимала антидепрессанты, мне становилось лучше, и я хотела найти еще один источник поддержки. Еще у меня было ощущение, что в депрессивный период я разучилась разговаривать с людьми, поэтому хотела потренироваться в безопасной обстановке.

За два года участия (в группе — прим. ред.) я думала обо всём. По большей части — о моей силе, о том, что я могу сделать для себя, чего я хочу, чего не хочу.

Думаю, какие-то связи между всеми участниками группы останутся, даже если контакт прервется. Я была рада узнать всех и хотя бы на минуты установить связь с людьми, похожими и не похожими на меня.

По завершении группы могу сказать, что понемногу возвращаю контроль в свою жизнь — научилась спрашивать себя: «А мне это нужно?», «Хочу ли я этого?», «Как я могу себе помочь?». Стала меньше бояться социальных взаимодействий — легче говорить с людьми, когда точно знаешь, что они точно так же боятся, грустят и радуются.

В групповой работе мне было легче делиться личным, когда я видела, что люди тоже делятся личным, открываются перед тобой и во многом чувствуют что-то похожее. Группа также очень помогала мне в тяжелых отношениях с семьей — и выслушивая меня, и тем, что другие делились своим опытом.

Чувствую много благодарности к ведущим и всем участникам группы за тепло, искренность и смелость, чувствую гордость за то, как почти два года мы все находили в себе смелость быть рядом. А также грусть чувствую, что именно такого больше не будет. Тревогу за свое состояние без такой ценной поддержки.

Думаю, это очень ценный ресурс поддержки, когда можно поделиться с людьми своими переживаниями, услышать других, услышать отклик, когда есть пространство, где можно не играть никакой социальной роли.

Я буду советовать другим идти на группу поддержки для ЛГБТК+ людей, потому что у нас, с одной стороны, гетеронормативное общество, в котором тяжело найти полное принятие и поддержку, и при этом у нас небольшое сообщество, а с другой, просто поделиться своими чувствами, переживаниями, чтобы быть понятым и при этом никого не задеть, — очень ценно.

© Иллюстрация Дарьи Данилович





Женя

Мне хотелось быть в окружении людей, с которыми я мог чувствовать себя безопасно, не боясь получить осуждение или недоуменные взгляды. Также мне очень важно само присутствие ЛГБТК+ персон в моей жизни.

Группа поддержки помогла и поддержала саму мысль, что я могу многое изменить сам, но при этом в любой момент у меня есть возможность получить обратную связь, и это очень ресурсно. Само наличие этого ресурса помогает почувствовать опору под ногами. Я очень многое пересмотрел в своем прошлом и настоящем, признавая свои ошибки, осознавая и работая над ними.

Мне предстоит еще огромная работа над своими эмоциями, проблемами и личностью, и я рад, что в моей жизни появился такой замечательный опыт общения и поддержки.

Я научился наблюдать за тем, что говорю другим людям; как мои слова влияют на других; не даю ли я советы, которых не просят. Также заметил, что намного лучше стал понимать свои эмоции, умею их проживать и выражать, не нарушая при этом границы других людей. Горжусь тем, что могу прямо сказать родным о своих границах, понимая, что чувство вины вызывают их манипуляции, а не мое существование. Научился гордиться собой.

Мне было важно видеть и чувствовать поддержку, ее огромное влияние на других людей, включая себя. Это самая крутая вещь!

Стабильность группы оказывала огромное влияние на мое состояние. В голове всегда была мысль, что в какой бы трудной ситуации ты ни был, в каком бы состоянии ни находился, всегда есть место, где ты можешь просто быть.

Могу сказать, что это уникальный опыт, который может получить абсолютно кажд_ая. Все подобные группы совершенно разные, с разными людьми и их опытами. Сложно сказать, какой опыт получит конкретный человек, и я не хочу давать совет типа «все должны попробовать». Но могу точно сказать, что благодарен этому опыту и всем людям, с которыми я познакомился. Я рад, что пошел на этот риск.

Очень важно иметь опыт других ЛГБТК+ людей в своей жизни, своем окружении, особенно если ты сам — ЛГБТК+ персона. До группы у меня было очень мало опыта общения с ЛГБТК+ людьми, я постоянно чувствовал себя «не таким», в голове крутились мысли, что я всё себе выдумываю, всё время присутствовало чувство небезопасности. Поэтому на группе я был очень рад увидеть людей, у которых похожий опыт, которые не смотрели косо и не осуждали меня. Группа для меня стала своеобразным «убежищем».

© Иллюстрация Дарьи Данилович





Арсен

Я переживал период значительных изменений в своей жизни и чувствовал, что поддержки родителей и друзей мне недостаточно. Очень кстати подвернулась возможность посещать группу поддержки, я не знал, как это работает, и решил попробовать.

Могу сказать сейчас, что участие в группе оказалось довольно насыщенным и разносторонним опытом. В частности, я думал, что хорошо умею распознавать и отслеживать свои эмоции, а оказалось, что можно еще лучше!

Не уверен, что у меня есть чёткий план работы над собой по завершении работы групповой. Есть некоторые моменты, такие как самодисциплина, умение быть счастливым, умение разрешать конфликтные ситуации и другое. Пока буду в свободном плавании. Возможно, в будущем запишусь в другую группу поддержки или начну ходить к психотерапевту.

Я определенно научился распознавать, когда мне дают непрошенный совет и когда я сам хочу дать непрошенный совет. Также, думаю, за время группы я стал психологически грамотнее, если можно так выразиться, чаще стал следить за самочувствием и своими эмоциями, а также за эмоциями других. Уже сейчас я чувствую, что могу лучше распределять эмоциональные ресурсы в повседневной жизни: распознавать деструктивные для меня ситуации заранее и стараться их избегать или выходить из них с минимальными потерями. Еще у меня была привычка переживать и тревожиться по поводу и без повода, а сейчас я думаю: зачем я это делаю с собой? Нет, группа не излечила мою тревожность, однако, мне кажется, я стал переживать значительно меньше.

Особенно в групповой работе меня радовали такие моменты: когда помогали мне; когда я помогал кому-то, и моя отдача была важна для участников и участниц; когда один участник помогал другому, и я понимал, что если кому-то потребуется помощь, он_а ее получит, стоит только попросить.

Были моменты, когда я отключался от общего разговора, сосредотачивался на своих мыслях и ловил неожиданные для себя инсайты. Посещение группы помогало мне выбираться из водоворота своих мыслей и ловить свежие идеи о том, что меня волнует.

Для меня был очень поддерживающим даже сам ритуал встречи: что мы все собираемся в одно и то же время, в одном и том же месте. Что я могу прийти, рассказать, в каком я состоянии, что у меня и со мной происходит, что меня выслушают и дадут обратную связь, если я захочу. Для себя я мог отметить, что сегодня я такой и меня заботят такие проблемы, через две недели — месяц я буду другим и у меня будут другие заботы. Это был некий островок стабильности и уверенности для меня: проблемы на работе, сложности с учебой, растут цены на жилье, отношения дают крен — на группу я приду и меня рады будут видеть и выслушать.

Еще придавало сил, скажем так, чувство «сопричастности», «единения», когда я мог говорить о том, что меня беспокоит, а участники давали понять, что я не один в этой ситуации, что это всё можно пережить и свет в конце тоннеля есть.

У меня была потребность в наблюдении за мыслительными процессами других людей, было важно понимать и понять, насколько разными бывают реакции, эмоции, как и из каких эмоций и чувств у людей формируются запросы. Мне это позволило увидеть, что есть разные взгляды на одни и те же вещи, и это нормально, а следовательно, и я нормален, и это придало мне уверенности.

Завершаю группу с чувством благодарности и радости за те моменты, когда мы помогали друг дружке, и есть немного сожаления, что это время закончилось.

Я думаю, что группа группе рознь, каждая группа по-своему уникальна, но группа поддержки как форма — это полезный инструмент психологической помощи. Я нахожу, что многим людям, не только ЛГБТК+, требуется психологическая поддержка, в обществе в целом уровень осознанности мне кажется довольно низким, и люди обращаются за помощью чаще всего тогда, когда уже поздно. Я бы рекомендовал посещать группу поддержки даже просто в профилактических и познавательных целях.

На заключительной встрече я запомнил такие слова: «Не надо ничего объяснять». Группа поддержки для ЛГБТК+ людей была действительно таким местом — тебе не нужно было тратить эмоциональные ресурсы на то, чтоб заявлять о себе, убеждать людей в чём-то, ожидать, что они примут тебя таким, какой ты есть, объяснять, «что, куда и почему».

Я думаю, конкретно для этой группы, в которой я участвовал, в целом характерен высокий уровень осознанности, самоосознанности и очень низкий уровень предрассудков и предубеждений. Это было очень круто и удобно в работе, я очень многому научился, а также, надеюсь, сам чему-то научил других :)

Хочу отметить сложную работу организатор_ок, которые смогли создать безопасное и комфортное пространство для участниц и участников, а также крутых участников и участниц, которые это пространство уважали и сохраняли. Это всё помогло и мне, и нам проделать сложную кропотливую работу над самими собой и стать чуточку лучшей версией себя.

© Иллюстрация Дарьи Данилович





Ян

Я принял решение посещать группу поддержки, чтобы побыть с теми, кто принимает безусловно. В контексте моей жизни этот опыт для меня о том, что есть люди, которые меня поддержат, с какими бы эмоциями я к ним ни обратился. О том, что я живой.

Мне кажется, теперь я лучше отличаю реальную жизнь от иллюзорной. Научился обходить энергетические потоки других людей. Искренность и доверие уношу с собой. Вспомнил, каково это — «слушать других людей». Ценными в работе для меня были моменты, когда расслабляешься и понимаешь, что, что бы на группе ни происходило, ты двигаешься вперед, ты живешь.

Личный опыт всех участников очень поддерживал и придавал сил. Все разные, но проходили похожее. И такой думаешь: «Ох, так я же не один на этом свете». Группа помогала мне социализироваться, доверять, быть принятым.




Ир

Почему я принял решение посещать группу поддержки? Хотел поддержать ЛГБТК-комьюнити. В ходе работы я думал о важности качественной поддержки.

По завершению группы я с собой уношу умение поддерживать, контейнировать, выражать свои чувства, умение говорить без оценок и советов. Осознание собственной уникальности и уникальности/закономерности в отношениях, которые складываются у других со мной.

Меня очень радовало, когда я получал поддержку в совместной работе. Когда я получал поддержку от ведущих, а также когда меня упоминали другие участники, это значило, что я привносил что-то важное для них.

Мне стало легче принимать себя. Я думаю, что как раз участие в группе поддержки — очень полезный опыт для принятия себя. Также думаю, что ЛГБТК-людям особенно нужна поддержка и безопасное место — в силу дискриминации и стресса меньшинств, и группа поддержки — это место, где можно это получить.

То, что группа была именно для ЛГБТК-людей, многое значило для меня. Мне не нужно было тратить время на информационное обслуживание. И не нужно было никого убеждать в реальности гомофобии и наличии дискриминации в обществе. У ЛГБТК-людей либо есть схожий опыт, либо они могут представить то, о чём я говорю. Такие места и сообщества сами по себе не появляются, их приходится специально создавать.

У ЛГБТК-людей есть ряд сложностей, с которыми не сталкиваются гетеролюди, и зачастую это не только какие-то поверхностные штуки, но и глубокие внутренние переживания, связанные с идентичностью, с принятием себя самим и другими. Мне кажется, что в группе, где большинство не ЛГБТК, голос ЛГБТК-человека может затеряться: не будет услышан или не будет понят. Тогда как в отдельных группах поддержки для ЛГБТК он всегда будет услышан и часто срезонирует в других.