15 чэрвеня 2020

Мы меняем паспорт, но по факту получаем проблему

1 562
Активисты инициативы «ТГ Хаус» собирают истории дискриминации транс-людей, связанные с наличием старого идентификационного номера в паспорте, для обращения в МВД и Совет Министров. О том, с какими проблемами с документами сталкиваются транс-люди в Беларуси и почему необходимо это поменять, мы поговорили с активисткой инициативы «ТГ Хаус» Викторией.
Изображение: Дарья Данилович
© Дарья Данилович

«Заглавными буквами»


Во времена Советского Союза личного номера в паспорте не было. Позже в беларусских паспортах появился личный идентификационный номер. Он был привязан к личности: гражданина или гражданки. Иногда номер составлялся с ошибкой — неправильно указали место или дату рождения, пол... Если такое случалось, человек имел право — один раз в течение жизни — номер поменять. Для этого надо было написать заявление: в связи с неверной генерацией моего идентификационного номера, прошу изменить личный номер на верный. И его меняли. Транс*люди при смене документов тоже могли поменять номер. Человек получал новый паспорт и вместе с ним — новый идентификационный номер. С 2012 года личный номер в паспорте решили обезличить и замену ошибочно сформированных номеров, естественно, прекратили. При этом о транс*людях никто не подумал.

Любой человек получает паспорт в 16 лет. Даже если транс-человек становится на учет в 18, находится на учете до 20-21 года, а потом, пройдя комиссию, может поменять паспорт — всё это время он живёт в обществе и в системе. Обращается в поликлиники, банки, салоны связи, другие организации... И почти каждая организация имеет свою базу данных, привязанную к личным номерам паспортов. Что это значит для нас?

Ты обращаешься со своим паспортом в салон связи — выскакивают твои старые данные, где указан твой старый паспортный пол. Обращаешься в банковскую систему, поликлинику или другое учреждение — выскакивают твои старые данные.

Приходишь устраиваться на работу, и, если фирма более или менее крупная, там есть своя служба безопасности. Они берут твой паспорт, пробивают по базе данных милиции, а там сразу же, на первой странице написаны твои старые данные с пометкой «причина смены паспорта — ИЗМЕНЕНИЕ ПОЛА». Причём так и написано — заглавными буквами, видимо какой-то трансфоб в программу ввёл… Так и осталось.




Мы меняем паспорт, но по факту получаем проблему© Иллюстрация Дарьи Данилович

Виктория, 49 лет


Существует проблема доступа к базе номеров, когда практически любой работник может зайти в базу данных своей организации и увидеть прежние данные транс-человека. Так быть не должно, фактически — это нарушение медицинской тайны и разглашение личной информации.

Для меня это особенно актуально, потому что переход я совершила в 42 года. Можно представить, сколько я «наследила». В каждой организации в архивах лежат эти данные и ждут, пока введут этот номер. Это может стать сильным ударом. Я помню, когда первый раз со мной такое произошло, я три дня была в тяжелейшим стрессе, мне не хотелось жить... На мою новую работу пришли бывшие коллеги и раскрыли обо мне всю информацию, подготовили фотографии, показывали… Я была в таком шоке, что обращалась за психологической помощью.

Когда я приехала в областную больницу в Боровлянах ложиться на операцию по изменению пола, в регистратуре об этом не знали. В медицинских документах написано «операция по косметологической коррекции». Ввели для регистрации мой идентификационный номер, а там моя старая фотография, вся моя история… После больницы обратилась в поликлинику, и там та же ситуация. Зачем регистратору нужно знать о моём прошлом, почему я перед ним должна объясняться?

Или прихожу в банк получать зарплатную карту, они вводят мой идентификационный номер и вылазят мои старые данные. Оказывается, семь или восемь лет назад я делала перевод через этот банк и мой паспорт зафиксировался в базе данных. И всё, при введении моего номера компьютер поднял из архива эти данные и выдал всё на экран. На меня смотрят работники банка, мне приходится делать камин-аут, потому что убежать я не могу — мне надо оформить зарплатную карту. И я стою там, бледнею, краснею… И объясняюсь. А это происходит не наедине, стоит очередь… И каждый раз это шок. Это сейчас я рассказываю более-менее спокойно, а тогда я была в шоке! Это очень тяжёлые моменты. Зачастую они ставят человека на грань суицида.

© Иллюстрация Дарьи Данилович


Ты строишь карьеру в какой-то организации, обзаводишься знакомыми… Начинаешь жизнь заново, стараешься как-то устроиться, социализироваться, у тебя получается… Всё хорошо… И тут раз — и всё разрушается. Кто-то узнаёт о твоём прошлом, и к тебе сразу меняется отношение. Тебя увольняют с работы. Я уже четыре раза сменила работу. Два года работала на частного предпринимателя, пока она не пробила по базе мои данные, после чего выгнала со скандалом.

Ты убегаешь… Обрываешь связь со знакомыми, подругами, стараешься с ними не встречаться, потому что зачастую реакция у цисгендерных людей неадекватная. Каждый раз ты начинаешь заново и чувствуешь, что всё зря: что это временно, что снова «вылезет» старая информация...

Получается, с одной стороны, государство поддерживает транссексуалов, вкладывает деньги в лечение, оплачивает операции, делает всё для того, чтобы помочь социализироваться… С другой стороны, этот непродуманный момент в законе каждый раз бьёт по голове и перечёркивает все твои усилия и усилия государства. И это очень страшно. Сколько мы знаем случаев, когда открывались старые данные и муж убивал жену, люди кончали жизнь самоубийством, потому что о них узнавали на работе и начиналась травля…

И в этих ситуациях — травли на работе, незаконных увольнениях — официально никто не говорит о трансфобии.

Они находят причины, по которым тебя уволят. Документально это будет что-то формальное: «Не соответствует занимаемой должности…» Обычно требуют — пиши по собственному желанию, или мы найдём статью, по которой тебя уволим. Когда меня увольняли из Евроопта, мне даже не хотели дать возможность уволиться по собственному желанию. Директор магазина сказала: «Я тебя уволю по статье, чтобы тебя больше никуда никогда не взяли, такие люди, как ты, не имеют права работать в сфере обслуживания, это противно». Она начала на меня «собирать материал» — пришлось обратиться к генеральному менеджеру, чтобы он дал мне возможность написать «по собственному желанию».

© Иллюстрация Дарьи Данилович


Общество останется трансфобным ещё очень долго, поменять это за ближайшие 20 лет или даже за 50 лет мы не сможем. Поэтому параллельно с просвещением нужно решать и конкретные проблемы, с которыми люди живут сегодня. То, чего добиваемся мы, — смена номеров, замена медицинских карт, документов в БТИ, и т.д. Это как раз те инструменты, которые позволяют транс*людям социализироваться в данном обществе, не изменяя его.

Нужно убрать эту надпись про «изменение пола» с первой страницы в базах данных МВД, заменить на нейтральную формулировку —«изменение личных данных».

Так и для милиции всё будет прозрачно, и это не будет на первой странице сразу бросаться в глаза. Ведь у цисгендерных людей там ничего не стоит, просто ФИО. Понятно, что эту информацию не удалят, но нужно сместить её дальше, а не оставлять «в свободном доступе» каждого, кто берет в руки наш паспорт: рядовых участковых, инспекторов ГАИ...

Поймите, опыт транс*людей очень разный. Человек имеет право не быть активистом, не говорить открыто о своем прошлом, не пытаться исправить систему. Очень многие транссексуалы после перехода мечтают жить обычной жизнью. Люди имеют право забыть свое прошлое, как страшный сон. Я хочу жить и быть собой сейчас: не через 20 лет, а сейчас. И для этого нужны конкретные изменения в системе, защищающие тайну частной жизни.




© Иллюстрация Дарьи Данилович

Новое обращение


Большая группа трансгендерных людей при поддержке «Идентичность и право» обращалась в Парламент и ДГиМ МВД за решением этих проблем. Каждый раз нам обещали разобраться и каждый раз присылали отписки, мол, «мы не находим никакой дискриминации в данном вопросе». От нас просто отмахиваются, говорят, что с 2012 года личные идентификационные номера не привязаны к личным данным. И в соответствии с этим они не усматривают никакой дискриминации в отношении трансгендерных людей.

Со сменой документов у нас не всё в порядке. Мы меняем паспорт, но по факту вместо нового паспорта получаем проблему.

Когда ты меняешь трудовую книжку — зачёркивают твои старые данные и поверх пишут новые. В медицинской карточке — то же самое. Допустим, как я меняла трудовую книжку — я её как бы потеряла и сказала, чтобы делали новую, где уже были указаны только новые данные. Старую медицинскую карточку я опять же «потеряла»… Некоторые люди приписываются к новой поликлинике и там заводят новую карточку — может быть, им становится не так удобно ездить в соседний район, но как-то приходится обходить систему разными путями.

Эти вопросы нужно поднимать. Если мы решим вопросы с личными номерами и надписью «причина смены паспорта — изменение пола» — это уже будет победа.

Сейчас мы готовим новое обращение и хотим подать его сразу в несколько инстанций — в Департамент по гражданству и миграции МВД, в Совет Министров... Сразу бить параллельно в нескольких направлениях.

© Иллюстрация Дарьи Данилович





Транс*людей, которые столкнулись с дискриминацией, и хотели бы подписаться под этим обращением, мы просим прислать на почту инициативы ТГ Хаус [email protected] свой контактный телефон, фамилию, имя, с пометкой «Обращение» — чтобы мы могли с вами связаться. Если вы хотите не только подписаться под данным обращением, но и поделиться своими историями, конкретными примерами ситуаций, в которых вы столкнулись со схожими сложностями, присылайте, пожалуйста. Это поможет показать, что проблемы реальны для многих. Чем больше будет таких историй, тем весомее будет наше обращение.