Почему мы боремся с уличными домогательствами

Melissa A. Fabello, Everydayfeminism.com | Перевод — Виктория Кондрашова | Прагляды: 974

© Neil Kryszak
(Предупреждение: материал может спровоцировать болезненные переживания или воспоминания)

Эта цепочка событий была бы смешной, если бы не была такой ужасной.

Я лежала в кровати и листала ленту твиттера в надежде найти что-то интересное, чтобы почитать перед сном.

Казалось, что Холли снова взялась за своё, репостила абсолютно все твиты об уличном домогательстве. Я подумала, что это хорошая стратегия. Это привлекает внимание к её организации и повышает общественную осведомлённость о том, как распространены случаи уличных домогательств.

Последний твит, который я прочла, был от парня. Он заявил, что уличное домогательство — это комплимент для женщины. Я закатила глаза и заблокировала телефон, чтобы лечь спать.

Но внезапно я услышала душераздирающий крик. Голос кричал: «ПЕРЕСТАНЬ!» «ПОЖАЛУЙСТА, ПЕРЕСТАНЬ!» Я села в кровати и повернулась к окну, чтобы лучше слышать, что происходит. «НЕТ!», крикнула девушка пронзительным голосом. «ПЕРЕСТАНЬ! НЕТ! ПОМОГИТЕ! ПОМОГИТЕ МНЕ!»

Я побежала к окну. Было уже одиннадцать, поэтому за окном было темно. Но мой дом находится в южной Филадельфии, где много баров и ресторанов, поэтому улицы были освещены ночными фонарями.

Я стала суматошно оглядывать всю улицу, пытаясь понять, что происходит. И вдруг, прямо через дорогу от моей квартиры, я увидела откуда исходили крики: парень держал девушку за шею, а девушка кричала и плакала.

Почему мы боремся с уличными домогательствами
©Neil Kryszak

Я сразу поняла, что мне срочно нужно что-то сделать. В тот момент я даже не задумалась, что такая маленькая девушка, как я, вряд ли сможет помочь. Я лишь отчетливо понимала, что нужно бежать на помощь.

Прежде чем я сдвинулась с места, я увидела, как парень из проходящей компании резко подбежал к нападавшему и ударил в лицо, повалив его на землю. Собралась толпа любопытных и обеспокоенных людей.

Я взяла телефон и набрала 9-1-1.

«9-1-1. Что у вас случилось?»

«Да, здравствуйте», — пробормотала я. «Я... эм... даже не знаю... тут происходит какая-то ссора возле моего дома. Возможно, это случай домашнего насилия. Мне кажется, парень пытается причинить боль своей девушке. Кто-то подбежал и...»

«Это происходит на пересечении [улицы] и [улицы]?»

«Да».

«Полиция уже в пути».

Я стояла у окна и продолжала наблюдать за происходящим. Я хотела спуститься и успокоить её, сделать хоть что-нибудь, но мне казалось, что ситуация уже под контролем.

Толпа, в основном парни, криками угрожали нападавшему, чтобы он не сбежал. Несколько девушек из толпы подбежали к жертве, пытаясь её успокоить и выслушать.

Нападавший стал кричать, но не на девушку, а на толпу, что ему жаль. Не похоже было, что он понимал, будто сделал что-то не так. Он несколько раз пытался объяснить, что никогда в жизни не тронул женщину и пальцем и что здесь не было ничего серьёзного.

«Я даже не знаю его», крикнула жертва. И тут я насторожилась, а мои глаза задумчиво сощурились.

Если это не было случаем домашнего насилия, как я сначала подумала, то что это тогда было? Ведь я слышала, как нападавший кричал на девушку, называя её сукой и требуя от неё внимания.

Поэтому я и подумала, что они уже знакомы. Я задумалась, что же может спровоцировать человека напасть на незнакомку с такой яростью.

©Neil Kryszak

Надо отдать должное полиции, она приехала очень быстро. Это были две полицейские машины, из которых вышли четверо офицер_ок, чтобы взять ситуацию под контроль. Когда полиция оттащила нападавшего в сторону, мужчина из толпы, уже зная историю жертвы (которая для меня всё ещё оставалась секретом, потому что я не обладаю острым слухом), стал кричать им: «Он пытался её изнасиловать! Он пытался её изнасиловать!»

Это взбесило нападавшего, и он с криками «я вас не боюсь» начал вырываться из рук полицейских. После того, как его повалили на землю и, как я полагаю, надели на него наручники, полиция сопроводила нападавшего в полицейскую машину, а затем попросила толпу расступиться, чтобы разобраться в ситуации. Все тут же отошли подальше, наблюдая за полицией.

Громко всхлипывая, девушка стала рассказывать, что она шла по улице и незнакомый парень к ней подошёл.

Его приставания её взбесили, и она сказала ему отвалить. В этот момент он подбежал к ней со спины и стал тянуть её за волосы, требуя от неё внимания.

«О, боже», — подумала я, как только эта картина сложилась у меня в голове. Это было уличное домогательство! Моя нижняя челюсть слегка отвисла, а руки опустились вниз.

На эту девушку жестоко напали только потому, что она не отреагировала положительно на уличное домогательство. И кто-то реально думает, что такое допустимо?

Меня часто спрашивают, почему я так категорично отношусь к уличным домогательствам. Люди, в основном мужчины (которые редко являются жертвами уличных домогательств), говорят мне, что я преувеличиваю и делаю из мухи слона. Они спрашивают, почему я не переключу своё внимание на более важные проблемы женщин по всему миру.

Вот почему. Вот почему уличное домогательство — это проблема. Вот почему мы так стараемся побороть его. Потому что это вовсе не комплимент. Уличное домогательство не помогает женщине почувствовать себя красивее. Оно вызывает ужас и тревогу, потому что может случиться в любой момент.

©Neil Kryszak

Уличное домогательство — это не мужчины, которые дают понять женщинам, что те сексуально желанны. Уличное домогательство — это попытка доминировать над женщинами. Попытка заставить их чувствовать себя в опасности до такой степени, что они начинают сомневаться в себе и в праве не только на своё тело, но и на свободное и безопасное хождение по ночам.

Уличное домогательство — это укоренившееся в культуре «право» мужчин на женские тела и внимание. Это ошибочное убеждение, что женщины в общественном месте существуют для мужского развлечения и удовольствия. Уличное домогательство — это больше, чем пустой комментарий.

Уличное домогательство — это форма насилия против женщин, которая может перерасти в физическое или сексуальное насилие. Потому что если кто-то чувствует, что вправе комментировать ваше тело, когда вы просто проходите мимо, никто не может гарантировать, что тот же человек не зайдёт ещё дальше и не возьмёт то, в чём ему отказали, или не навредит то_й, кто воспользовал_ась своим правом на свободное существование в мире?

Это всего лишь одна история, но она объясняет, почему мы боремся с уличными домогательствами.

Мелисса А. Фабелло — авторка журнала Everyday Feminism, феминистка, блогерка, влогерка и преподавательница полового воспитания. Она живёт в Филадельфии, учится на втором курсе магистратуры и стремится получить степень магистра образования в области человеческой сексуальности. С ней можно связаться в твиттере @fyeahmfabello.
Далучайся да нашай рассылкі
Раз на месяц выходзім на сувязь, каб паведаміць, як маемся.