О чём стоит знать близким людей, склонных к суициду

Sam Dylan Finch, Everydayfeminism.com | Перевод — Анна Пономаренко | Прагляды: 540

© Sakir Yildirim
(Предупреждение: суицидальность, эйблизм)

Первоначально опубликовано на Ravishly и переиздано здесь с разрешения автора.


Моя мама однажды точно подметила: ты не родился с инструкцией по применению.

Если бы всё-таки инструкция существовала, я бы предпочёл, чтобы там была как минимум одна глава о суициде. Потому что никто, включая меня, не готов столкнуться с суицидальными мыслями или действиями. Оказалось, что ментальное заболевание способно не раз поставить меня в безвыходное положение.


Никто не готовит тебя к ситуации, когда любимые на другом конце провода говорят «я так больше не могу».

Никто не готовит тебя к моменту, когда они бросят трубку под слабое шуршание — это аптечка? Они собираются чем-то наглотаться? Они уже что-то приняли?

Я был по обе стороны этих баррикад: тем, кто звонил, и тем, кому звонили. И я понимаю, каково и «стоять на краю», и отговаривать.

Но тем, кто никогда не думал о суициде, не был «на грани», может быть действительно сложно понять, как это переживается другим человеком.

Я не могу дать чёткой инструкции, но могу рассказать, что это такое.

Вот что я бы хотел, чтобы вы знали.

1. Пожалуйста, не притворяйтесь, что понимаете, что это такое, если на самом деле не знаете.

Я знаю, что вы пытаетесь выстроить со мной связь, но, послушайте, я вижу эти попытки насквозь. Я знаю, когда вы на самом деле не можете понять, через что я прохожу.

Это нормально, если у вас нет склонности к суициду или никогда не было настолько сильной депрессии. Мне не нужно, чтобы вы понимали мой опыт, — мне нужно, чтобы вы просто побыли рядом. Я не случайно прошу об этом именно вас.

2. Мне не нужно, чтобы вы решали мою проблему.

Ситуация такова, что я на самом дне, и это не исправляется по щелчку пальцев. Подобные кризисные ситуации требуют не вмешательства, а поддержки. Это помогает мне морально держаться, когда кажется, что держаться не за что.

Вместе с тем, я признателен за информационные ресурсы и советы, если я о них просил. Но если вы начнёте разговор, ожидая, что сможете решить все мои проблемы, это просто принесёт больше стресса нам обоим.

3. Если я говорю вам о своих чувствах, это уже что-то значит.

Состояние, когда ты готов свести счёты с жизнью, наиболее уязвимое из возможных. Оно также одно из самых труднопереносимых морально. Необходима колоссальная решимость, чтобы заговорить о том, через что ты проходишь. Уважайте эту решимость.

Помните: я выбрал вас. Из всех возможных людей, которым я мог позвонить, я доверился вам. Это говорит о чём-то.

Вместо того, чтобы покончить с собой, я обратился к вам. Вы настолько важны, что я взял трубку ради того, чтобы позвонить вам. Вы настолько важны, что в свой самый трудный час я искал связь с вами.

Тот факт, что я обратился к вам, уже многое говорит о том, насколько вы важны для меня. Пожалуйста, помните об этом.

О чём стоит знать близким людей, склонных к суициду
©Sakir Yildirim

4. Отнеситесь ко мне серьёзно.

Мне бы не хотелось этого говорить, но вы должны воспринимать всё, что я говорю, очень серьёзно. Может быть, это не ощущается, но это вопрос жизни и смерти.

5. Говорить мне, что есть надежда, когда я чувствую себя безнадёжно, не очень полезно.

Расскажите мне о конкретных альтернативах, ресурсах и вариантах, которые у меня есть в моём положении. Но не давайте мне пустых обещаний о том, как прекрасна жизнь, или других поэтических идей, которые, как вы думаете, вдохновят меня продолжать жить.

Если бы я относился ко всему с таким оптимизмом, я, вероятно, не находился бы в таком положении.

6. В том, что со мной происходит, нет вашей вины.

Пожалуйста, не вините себя за то, как я себя чувствую в данный момент. Мысли типа «если бы да кабы» только усугубят ситуацию. Вместо этого сосредоточьтесь на том, что происходит здесь и сейчас и как нам пройти через это.

7. Моя боль значима.

Вы можете не осознавать моей боли, но это не значит, что она не имеет значения. Не говорите мне, что у меня нет причин для депрессии или самоубийства. Не говорите мне, что моя жизнь слишком хороша, чтобы её обрывать. Не говорите мне, что есть люди с проблемами похлеще.

Я не заслуживаю того, чтобы меня наказывали или заставляли чувствовать вину только потому, что у меня трудный период в жизни.

Признайте мою боль. Признайте, что я страдаю. Поверьте, для меня это реально. Достаточно, чтобы хотеть покончить с собой.

8. Я могу быть не готов к тому, что вы скажете в данный момент, но позже это может значить для меня всё.

Разговор с самоубийцей иногда может показаться разговором с кирпичной стеной. По правде говоря, я не всегда готов выслушать то, что вы хотите сказать. Ваши слова поддержки, любви и тепла могут пройти мимо. Я в темноте, и оттуда я не всегда вижу свет.

Но вот что я вам скажу: я помню людей, которые много лет назад отговаривали меня от этой затеи. Я до сих пор помню, что они мне говорили. И хотя в тот момент я не мог по-настоящему понять, что они мне сказали, это вспомнилось мне позже.

Я вспомнил об этом во время терапии. Я вспоминал об этом впоследствии, когда мне снова было больно. Я вспоминал об этом, когда морально восстанавливался. И те слова, которые поначалу ничего для меня не значили, в конце концов стали значить всё.

Ваши слова не напрасны. Потому что они могут не срезонировать сразу, но это может быть что-то важное, за что впоследствии я буду цепляться неделями, месяцами, годами. Иногда требуется время, пока послание действительно дойдёт до меня.

Дайте мне время. Потом я буду благодарен за это.

Сэм Дилан Финч пишет и координирует редакционную деятельность для Everyday Feminism. Он трансгендерный человек, писатель, активист и педагог. Живёт с Сан-Франциско и занимается исследованиями психических заболеваний квир-людей. В дополнение к Everyday Feminism он ведёт свой квир-блог. Вы можете узнать о нём больше здесь и прочитать его статьи здесь.

___

У вас есть близкий человек, склонный к суициду, и вы не знаете, что делать?

Прочтите руководство со всей необходимой информацией.

Если вам нужна экстренная консультация в Беларуси, позвоните по телефонам доверия (экстренной психологической помощи):

для взрослых:
+375 (17) 352 44 44,
+375 (17) 304 43 70;

для детей и подростков:
+375 (17) 263 03 03.

Также можно найти необходимые телефоны и адреса здесь.
Далучайся да нашай рассылкі
Раз на месяц выходзім на сувязь, каб паведаміць, як маемся.