8 лістапада 2021

5 вызовов, с которыми сталкиваются современные ЛГБТК+ подростки

Эллен Кейт, Everydayfeminism.com | Перевод — Милана Левицкая | Прагляды: 766

© Caroline Kurze
Мы часто слышим, что современное поколение ЛГБТ+ людей получает больше принятия и живёт в гораздо более безопасной среде, чем квир-персоны раньше. Люди могут думать так потому, что сегодня у молодёжи есть соцсети, они более свободно делают камин-аут, а также могут планировать в будущем завести семью, а в некоторых странах и зарегистрировать брак. В сочетании с тем, что сегодня молодёжь имеет доступ к большому количеству просветительских программ, группам поддержки в интернете, видит позитивную репрезентацию ЛГБТ+ людей в медиа, всё это вселяет большую надежду.

По сравнению с моим подростковым возрастом, который пришёлся на 90-е годы, это большой прорыв. В то время в моей школе не было ни одного подростка, который бы сделал камин-аут, борьба за брачное равноправие только начиналась, а либеральные политики поддерживали политику «не спрашивай, не говори» [прим. пер.: гомофобная политика США в отношении военной службы ЛГБТ+ людей, которая была введена администрацией Клинтона и действовала до 2011 года; в то время открытым геям и лесбиянкам запрещалось служить в армии, но также запрещалось и гомофобное преследование военнослужащих, если они не делали камин-аут].

Тем не менее, несмотря на современные преимущества, мы все знаем, что для очень многих молодых ЛГБТ+ людей жестокой реальностью становятся бездомность, суицидальные риски и дискриминация на почве гомофобии и трансфобии.

Сегодня этим темам уделяется внимание не только в ЛГБТ+ сообществе, но и за его пределами. Но многие молодые ЛГБТ+ люди также сталкиваются с вызовами, которые тесно связаны именно с современным образом жизни и которые не всегда заметны нам из-за межпоколенческого барьера.

Вот пять проблем, которые не попадут в новостные заголовки, но которые, тем не менее, могут сильно осложнить жизнь квир-молодёжи.


1. Они делают камин-аут раньше

За последние несколько десятилетий возраст, в котором люди совершают камин-аут, стал ниже. Исследования, проведённые в Великобритании, показывают, что возраст «выхода из шкафа» снижается из поколения в поколение. У людей старше 60 средний возраст камин-аута составляет 37 лет. Для группы 30+ этот показатель равен 21 году. Но те, кому сейчас от 18 до 24, в среднем делали камин-аут в 17 лет. Аналогичную тенденцию показывает и американское исследование: среднестатистический ЛГБТК+ подросток сегодня совершает камин-аут в 16 лет по сравнению с 21 годом в 1970-х.

В определённом смысле более ранний камин-аут — это действительно хорошо.

Для многих молодых людей камин-аут перед выпускным может стать освобождающим опытом, возможностью получить поддержку, сформировать своё новое сообщество и избавиться от стресса.

Но вместе с тем камин-аут повышает для подростков риски столкнуться с травлей, агрессией и преследованием.

Часть ребят совершают камин-аут задолго до окончания школы. В этом также могут быть определённые преимущества. Но так как переходный возраст делает подростков очень восприимчивыми к агрессии и физически, и эмоционально, негативный опыт камин-аута может сильнее на них повлиять.

Ещё больше ситуацию осложняет тот факт, что зачастую ЛГБТ+ подростки сталкиваются с самым серьёзным насилием у себя дома, и если школа тоже становится враждебной средой, то несовершеннолетним ребятам просто некуда бежать.

В исследовании, посвящённом проблеме бездомности среди ЛГБТ+ молодёжи, говорится: «Мы видим новую эпидемию [бездомности]… преимущественно потому, что возраст камин-аута снизился. Дети открываются своим семьям в возрасте 12-13 лет вместо 18 или 20. В каком-то смысле это хорошо, потому что это значит, что в обществе есть идея принятия гомосексуальности. Но эти дети недостаточно взрослые, чтобы иметь возможность жить отдельно, если они встретятся с непринятием со стороны родителей, эмоциональным или физическим насилием дома и в школе».

Это исследование чётко показывает, что молодым ЛГБТ+ людям сегодня бывает очень трудно ориентироваться в противоречивых реалиях современной жизни.


5 вызовов, с которыми сталкиваются современные ЛГБТК+ подростки
©Caroline Kurze

2. Их подталкивают к камин-ауту

Мы никогда не просим гетеросексуальных или цисгендерных подростков обсуждать на публике свой гендер или сексуальную ориентацию. Тем не менее, именно этого сегодня ожидают от ЛГБТ+ подростков во многих прогрессивных сообществах. В самом деле, в некоторых кругах идея о том, что подросток просто не готов жить открыто, считается признаком закомплексованности, устаревшей идеей.

Порой люди ожидают, что молодые квир-люди станут амбассадорами гендерного просвещения. С другой стороны, часто сверстники и сверстницы, пытаясь проявить солидарность, настаивают, чтобы их друг или подруга сделали камин-аут, чтобы не «предавать себя» и стать свободнее и счастливее. И, конечно, у людей в подростковом возрасте тоже бывают ситуации, когда кто-то из партнёров устал_и скрывать свои отношения.

Я администрирую сайт помощи ЛГБТ+ подросткам, и один парень написал мне:

«Мы с моим парнем были друзьями пять лет до того, как стали встречаться. Он сделал камин-аут передо мной, а я перед ним. Но теперь он хочет, чтобы мы с ним вместе сделали камин-аут перед всеми, а я не готов. Скоро его день рождения, и он сказал, что лучшим подарком для него будет рассказать всему миру о наших отношениях».

Безусловно, бойфренд этого парня имеет полное право не встречаться с человеком, который живет «в шкафу». Но и камин-аут в угоду своему партнёру или партнёрке — это не то действие, которое укрепляет отношения.

Какова бы ни была мотивация окружающих людей, нечестно возлагать на молодых людей ожидания по поводу камин-аута, если они к нему не готовы, или осуждать их за то, что они не «выходят из шкафа». Такие ожидания становятся тяжёлым бременем вне зависимости от того, определились ли люди со своей идентичностью или нет.


3. Они более видимы

Дни, когда самым близким к репрезентации квир-персонажей, что вы могли увидеть по ТВ, был гетеро-мужчина, играющий гея «для смеха», ушли в прошлое. Голливуд тоже перестал показывать ЛГБТ+ персонажей исключительно жертвами или маньяками и позволяет себе сегодня немного больше нюансов.

Помимо экрана есть книги в жанре янг-эдалт с квир-персонажами, которые не погибают, открытые геи среди игроков национальной футбольной лиги, уважаемые трансгендерные спикеры и спикерки, такие как Лаверн Кокс, несколько открытых ЛГБТ+ людей в политике, которые пытаются продвигать прогрессивную повестку.

Но с усилением видимости увеличивается и вероятность быть обнаруженным, и, как следствие, для ЛГБТ+ подростков возрос риск стать жертвой аутинга со стороны сверстников и сверстниц, которые раньше могли бы просто не заметить их идентичность.

Эмма Могаверо, бисексуалка и активистка молодёжной просветительской организации, стала свидетельницей такой ситуации. Она рассказывает:

«Моего лучшего друга жестоко травили в средней школе. Не потому, что он был геем, — тогда он ещё не определился со своей ориентацией. Травля началась просто потому, что одноклассники заподозрили, что он гей, — по его голосу, жестикуляции, просто потому, что он занимался в театральной студии и т.д. Даже сейчас, будучи открытым геем, он всё ещё чувствует, что должен скрывать от окружающих некоторые стороны своей личности, чтобы его не воспринимали как “того парня-гея”».

Ещё одним последствием усиления видимости может стать негативная реакция со стороны окружения.

Карл Сицилиано, основатель американской организации, которая помогает молодым бездомным ЛГБТ+ людям, в своём интервью журналу “Rolling Stone” рассказал: «В то лето, когда в Нью-Йорке легализовали однополые браки, количество обращений в наш шелтер от подростков выросло на 40%».

Зачастую ведомые враждебными установками религиозных общин и «подогреваемые» риторикой фундаменталистов, шокированных ростом поддержки ЛГБТ+ сообщества в борьбе за свои права, родители реагируют очень агрессивно. Последствия могут быть любыми: от домашнего насилия и ограничения свободы подростка до выселения молодых людей из дома или принудительной «конверсионной терапии».


©Caroline Kurze

4. У них есть интернет

Сегодня интернет предлагает квир-молодёжи поддержку и позволяет быть на связи с различными правозащитными и просветительскими организациями и инициативами. Но далеко не у всех подростков одинаковый доступ к интернету. Многие родители и школы используют всевозможные фильтры и трекеры, чтобы оградить детей от информации, которую они считают неподходящей.

Обычно люди не понимают, что по своему принципу работы такие программы не могут заблокировать «только порнографию». Они также фильтруют ресурсы, которые касаются секспросвета или рассказывают про проблему дискриминации ЛГБТ+ людей, хотя эти сайты вообще не связаны с сексуализированным контентом.

Проблемой могут стать и ключевые слова для поиска информации. Использование некорректных ключевых слов может завести подростков в поиске информации в поистине ужасные места. Если вы подросток и не очень часто общаетесь с людьми из квир-сообщества, то вы, скорее всего, будете использовать те слова и выражения, которые слышите в своём окружении: дома, в церкви, в школе на уроках «духовно-нравственного воспитания». Это значит, что, скорее всего, вы будете искать по запросам «является ли гомосексуальность грехом?» или «что мне делать, чтобы перестать быть геем?».

И действительно, когда я ввела в поисковик «как перестать быть геем?», первым результатом был сайт о конверсионной терапии, который поприветствовал меня всплывающим сообщением: «Если вы хотите излечиться от гомосексуальности, вы сможете это сделать. Есть способ преодолеть ваше однополое влечение и гомосексуальное поведение. Вы можете изменить свою жизнь». Остальные результаты на первой странице выдачи были сайтами религиозных христианских групп, которые называли конверсионную терапию научным подходом и распространяли просто чудовищные выдумки про природу гомосексуальности.

С другой стороны, незначительное изменение поискового запроса привело меня к совершенно другому результату. Когда я напечатала в поисковой строке «быть геем — это выбор?», то нашла два ютуб видео, в которых меня убеждали, что это не так, а потом несколько статей из известных медиа о том, что это всё же выбор.


5. Они ходят в школу

Несмотря на то, что молодёжь часто является движущей силой социальных изменений, школа как институт, который занимает центральное место в жизни молодых людей, зачастую отстаёт в вопросах создания безопасной и поддерживающей среды.

И хотя сегодня у нас есть молодёжные просветительские организации, такие как Y-PEER, в большинстве школ ЛГБТ+ подростки всё равно постоянно сталкиваются с дискриминацией и преследованием.

Эта проблема касается не только общения между сверстниками и сверстницами, хотя и это важно. Кейси Хук, гомосексуальный трансгендерный парень и участник просветительской молодёжной инициативы, называет самым фрустрирующим аспектом учёбы гомофобию и трансфобию со стороны преподаватель_ниц. Вот что он рассказывает:

«До тех пор, пока я официально не сменил свой гендерный маркер, преподаватели никогда не использовали в отношении меня правильные род и местоимения, сплетничали о том, в какой туалет я хожу, позволяли себе неэтичные комментарии и аутили меня перед аудиторией».

Какие рекомендации он даёт? «Педагогическая подготовка имеет большое значение, и она должна быть на высоте в любом регионе. Подростки и молодые люди имеют право учиться в безопасной среде».


©Caroline Kurze

Что мы можем сделать

Хорошая новость в том, что взрослые люди, которые разделяют идеи равенства и недискриминации, могут помочь сделать этот мир более безопасным для ЛГБТ+ молодёжи. Вот как это сделать:

1. Если вы работаете с детьми и подростками, создавайте принимающую безопасную среду. Безопасно должно быть и тем ребятам, которые совершили камин-аут, и тем, кто не совершал его.

[Прим. пер.: в этом пункте авторка также предлагает организовывать школьные группы поддержки, но это выглядит очень далеким от наших реалий. Тем не менее, в ваших силах пересмотреть свою речь, избавиться от сексистских, гомофобных и трансфобных шуток, не поддерживать и не пускать на самотёк ксенофобный буллинг или комментарии в детском коллективе. Вы также можете говорить с детьми на тему дискриминации, прав человека, прививать в коллективе такие ценности, как взаимоуважение и принятие. Иногда этих вещей достаточно, чтобы создать в учебном коллективе среду, гораздо более безопасную, чем та атмосфера, в которой живут многие ЛГБТ+ подростки дома.]

2. Не оставляйте без внимания язык вражды, который оправдывают религиозными мотивами. Казалось бы, это очевидно, но даже если мы привыкли бросать вызов фундаменталистским установкам и «старой доброй» гомофобии, мы порой начинаем оправдывать такие речи, если их обосновывают чувствами верующих.

3. Если вы сами являетесь ЛГБТ+ человеком, не говорите людям, которые моложе вас, что их детство якобы прошло гораздо легче, чем ваше. Это унижает чужой опыт и обесценивает их вклад в борьбу за права ЛГБТ+ людей.

4. Рассказывайте детям и подросткам про их права и про то, как они могут их защитить [прим. пер.: например, расскажите им про правозащитные инициативы, в которые можно обратиться, если они столкнулись с дискриминацией, а также про телефоны доверия для подростков, которые работают в вашем регионе].


©Caroline Kurze

Квир-подростки всё ещё могут чувствовать себя абсолютно одинокими

Сегодня мир предлагает молодым ЛГБТ+ людям возможности, которые десять лет назад нельзя было даже представить. Но среди них немало и тех, для кого эти возможности всё так же недосягаемы. Вот что недавно написала мне одна девушка:

«Я лесбиянка, и я живу в Восточном Техасе. Это маленький и очень нормативный регион, у меня здесь почти нет друзей. Я нахожусь на домашнем обучении, 90% ребят моего возраста, живущих по соседству, знают о моей ориентации и презирают меня за это. Они считают, что я больная».

Этот пост, как и бесчисленное множество других подобных ему, — важное напоминание о том, что, несмотря на уже пройденный путь, нам предстоит идти ещё очень долго. Но с новым поколением молодых активистов и активисток, которые создают свои крутые инициативы, я уверена в том, что у нас впереди прекрасное будущее.



Эллен Кейт — постоянная авторка проекта “Everyday Feminism”. Она из Канады, сейчас преподаёт медицину в Нью-Йорке, воспитывает ребёнка и ведёт сайт для ЛГБТ+ подростков. На Эллен можно подписаться в твиттере @ellenkatef.