Минск,
17 – 18 ноября, 2018
Конференция, посвященная аспектам
работы с ЛГБТ+ клиентами.

Девственность как социокультурный атавизм

Вслед за ниспровержением мифов о женственности и красоте под сомнение ставится и концепт девственности. Что это: ещё одна форма социального контроля или реально существующее состояние?
21 жніўня 2015 | 14 249 | Каментары
© Frédéric Fontenoy, Alkama
Сексуальная революция, которая дала женщинам свободу в изучении и проявлении своей сексуальности, относится ко второй волне феминизма. Но и сегодня, в период так называемой «третьей волны», из феминистской повестки не исключаются вопросы о женской телесности и сексуальности. Нерешённость вопроса о девственности доказывает: тело — всё ещё поле битвы.

Культура никогда не давала женщинам особого выбора между сексуальным гедонизмом и аскетизмом. Формула «закрыть глаза и думать об Англии» появилась в викторианскую эпоху, но отражала вековое положение вещей во многих странах мира. В труде «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Фридрих Энгельс показывает, что установление контроля над женским телом напрямую связано с патриархальным укладом. Указывая на то, как важно было с экономической точки зрения закрепить за женщиной определённые паттерны сексуальности, Энгельс пишет:

Чтобы обеспечить верность жены, а следовательно, и происхождение детей от определённого отца, жена отдаётся под безусловную власть мужа.

«Происхождение семьи, частной собственности и государства»,
Фридрих Энгельс.


Иными словами, нужно было устранить сомнения в отцовстве, сделав женщину максимально скованной в сексуальном плане. Моногамный брак на практике не мешал мужчинам вести активную половую жизнь с разными партнёршами, тогда как неверность жены порицалась и наказывалась. Таким образом, контроль над сексуальным поведением женщины устанавливался одновременно с формированием патриархата.

Может показаться, что гетеры и куртизанки опосредованно приобщались к власти, однако предложение сексуальных услуг нельзя трактовать как эмансипацию. За определённую степень независимости в устройстве своей жизни или возможность влиять на социально-политическую жизнь через своих клиентов женщины платили слишком дорого: их положение было шатким, а капитал — красота и молодость — ограничивал возможности строгими временными рамками. Но главное: превращение тела женщины в капитал вписывало ее в бесчеловечные отношения купли-продажи, лишая всякой защиты от этого процесса, искажая представление о своей ценности, возможностях и правах.

Гетеризм ― это такой же общественный институт, как и всякий другой; он обеспечивает дальнейшее существование старой половой свободы ― в пользу мужчин. [Его] осуждение направляется только против женщин; их презирают и выбрасывают из общества, чтобы, т.о., снова провозгласить как основной общественный закон неограниченное господство мужчин над женским полом.

«Происхождение семьи, частной собственности и государства»,
Фридрих Энгельс.



Девственность как социокультурный атавизм
Frédéric Fontenoy, Alkama

Средневековое «право первой ночи», которое давало феодалу власть над телом подчиненных ему женщин, снова отсылает нас к восприятию секса и сексуальности как атрибутики маскулинности и власти. Для женщин это означает «добровольную покорность» в лучшем случае или вынужденное унижение — в худшем. Так или иначе, речь идет о дегуманизации и овеществлении женщины: ей предписывается пассивная роль объекта удовлетворения мужских желаний, жертвенность и как следствие — «утрата чистоты». Неудивительно, что начало женщиной сексуальной жизни традиционно воспринималось в далеко не радостном ключе: само выражение «лишиться девственности» формирует представление об интимной жизни как о чем-то постыдном и обедняющем.

Однако сколько в этом от мифа, а сколько от правды? И есть ли медицинские основания для употребления словосочетаний «лишиться девственности» и «девственная плева»? В 2009 году Шведская ассоциация сексуального образования (Swedish Association for Sexuality Education) выпустила брошюру о строении женских половых органов. Чтобы избавиться от мифов, окружающих строение вагины, авторы буклета предложили заменить термин «девственная плева» на другой ― «вагинальная корона».

Вагинальная корона представляет собой складку слизистой, которая расположена на расстоянии 1-2 см от входа во влагалище. По форме эта складка может напоминать кольцо, полумесяц, лепестки цветка, она эластична и не перекрывает выход из влагалища ― поэтому менструальная кровь выходит наружу, а пользование тампонами возможно и без наличия опыта вагинального секса. Крайне редко вагинальная корона имеет вид непроницаемой мембраны, и в таких случаях приходится прибегать к хирургическому вмешательству.

Вагинальная корона бедна кровеносными сосудами и нервными окончаниями, поэтому боль не должна сопровождать первый половой акт. При достаточном возбуждении вагинальная корона растягивается. Иногда появляются небольшие разрывы края короны, это может сопровождаться болезненными ощущениями и выделением крови. Но, как правило, возникновение кровотечения и появление сильной боли — это последствия невнимательного отношения к партнёрше, её недостаточное возбуждение.

Вагинальная корона остаётся на всю жизнь, изменяется лишь её внешний вид. Вагинальные роды, регулярный вагинальный секс — всё это приводит к тому, что корона растягивается. При отсутствии регулярного вагинального секса, родов, в период менопаузы корона может снова сокращаться.

Однако нельзя на этом закрыть вопрос о том, что такое девственность. Мы можем сделать вывод о несостоятельности мифа про перегородку внутри влагалища, но эмоциональное отношение людей к первому половому акту, их нравственные оценки — всё это требует обсуждения.

Сегодня мы привыкли рассуждать о сексуальности в категориях этики и морали, внедряя политику и надзор в сферу личного. Говоря о девственности, мы все еще ведем речь о «недостатках» и «достоинствах», «чистоте» и «распущенности». Неудивительно, что этот ракурс открывает безграничный простор для овеществления женского тела и слатшейминга. Восприятие девственности в массовом сознании связывается скорее с нравственными качествами, чем с физическим состоянием.

Современная поп-культура диктует новые нормы поведения в обществе: индустрия развлечений канонизирует секс, делая его символом свободы. Если индивид не вписывается в представления о сексуальной раскрепощённости (не переходя грань, которая предусматривается его гендером), то окружение может стигматизировать его. В ход идут сексистские аргументы, жёсткое иерархическое давление «дружеских» компаний и т.д.

«Возникают вопросы о том, какое место в сексуальном опыте человека занимают сексуальные фантазии и мастурбация, как классифицировать опыт небинарных людей, негетеросексуальных, нецисгендерных, гендерно нонконформных, как можно установить норму первого сексуального опыта и что под ним понимать»


Девственность как социокультурный атавизм
Frédéric Fontenoy, Alkama

Что думают сегодня о девственности в Беларуси? Люди разного пола, возраста, с различным гендером, сексуальной ориентацией и опытом поделились с MAKEOUT своими представлениями о девственности, социальных стереотипах и догмах отечественного сексуального воспитания. Первая же попытка дать определение девственности показала, что мнений множество и они зачастую противоположны.

Несмотря на словарную категоричность, очевидно, что девственность — конструкт скорее социальный, нежели медицинский. Можно заметить, как любые анатомические описания прочно привязывают тему девственности к контролю над женским телом («Девственность — это пленка…»). При этом опыт интерсексуальных и трансгендерных людей выносится за пределы видимости, поскольку такие тела маргинализированы культурой. Сам вопрос о начале половой жизни тесно связан с феноменами социальной стратификации, мобильности и власти. Здесь, как и в других сферах, конструирующих властные отношения, найдутся и границы, и критерии оценки, и пропускные механизмы.

...

«Девственность ― это моральное и физическое состояние человека до первого сексуального опыта», «незнание оргазма»

...

«Для меня девственность ― некое социокультурное понятие, означающее грань между переходом в иную социальную роль: из девушки в женщину, грубо говоря. Хотя точнее будет сказать, от человека, не ведущего половую жизнь, к человеку, ведущему оную»

...

«Каждый когда-то был девственником, но мне кажется, что человека, который знаком с порно, мастурбацией и прочим, нельзя назвать 100% девственником»



«Девственность ― состояние незнания, но предчувствия того, что возможна полная близость с другим человеком»



...

«Мне кажется, отношение к девственности у парней и девушек разное. Девственность, мне кажется, делает девушку чистой, непорченой»

...

«Я читал, что некоторые девушки врут про девственность, чтобы повысить свою цену, потому что парням часто хочется быть первыми и единственными у девушек ― считается, что они тогда менее испорчены и всё такое. Ну, когда у девушки было много партнёров, одни считают, что она шлюха, другие ― что повидала достаточно и её ничем не впечатлить»

...

«В общем, я не рассматриваю девственность как недостаток, если бы я была девственницей, может, я и говорила бы по-другому, но точно не стоит расставаться с ней после замужества»


Девственность как социокультурный атавизм
Frédéric Fontenoy, Alkama

Колоссальный смысл, который вкладывают в мнимую целостность ткани в преддверии влагалища, обусловлен тем, что девственность наделяют статусом символического капитала, считают маркером соответствия роли настоящей женщины. Что касается мужчин, то тут капитализируется не девственность, а сексуальный опыт, и это напрямую связано с проблемой сексуального насилия и агрессивного поведения. Социум поддерживает существующий гендерный порядок, хотя он является репрессией в отношении человеческого разнообразия и исключает небинарных людей.

...

«Для меня это большая ценность. Целомудрие, чистота, невинность. Девушки это называют «мой цветок». Я верю в первый раз с одним человеком и на всю жизнь. Есть в этом что-то трепетное, что ли. Я берегу свою девственность как зеницу ока»

...

«Начиная с раннего возраста мне говорили: «Девственность — это всё, что у тебя есть, потому что ты небогата. Это всё, что ты можешь предложить своему будущему мужу». Отношение к девственности было такое, какое внушили: как к ценности и привилегии. Был момент, когда я, уже достаточно взрослый, отказался от сексуального контакта с человеком, который мне нравился, только потому, что неизвестно почему боялся «лишиться девственности»

...

«Мама очень любила говорить, хотя она и сейчас тоже так делает: «С мальчиками не гуляй, они могут тебе навредить (в смысле изнасиловать)». Мама же не подумала о том, что мне нравятся девочки, так что я очень послушно выполняла её указания, с мальчиками действительно не гуляла»

...

«Для людей, верящих в любовь всей жизни, это всё ещё способ показать, насколько ты любишь человека, раз доверяешь ему всю себя… Я росла с мыслью о том, что это должно быть с тем человеком, кого по-настоящему полюблю, «обламывала» всех потенциальных парней. Из-за этого у меня не получалось строить серьёзные отношения, потому что всё всегда упиралось в вопрос секса».

...

«Идеализированное отношение к девственности, которую я отдам только человеку, которого очень люблю, у меня было до того момента, пока не появилась реальная перспектива секса. Потом я поняла, что да ну нахер! Человек, которому я очень доверяю, очень люблю и все такое… Ему же будет плевать на то, девственница я или нет! Да не надо ждать никого особенного! »


Девственность как социокультурный атавизм
Frédéric Fontenoy, Alkama

Приобретение сексуального опыта довольно часто связывают с наличием опыта жизненного. Первый половой акт считают инициацией в качестве «взрослого человека». Что касается женской девственности, то речь о ней почти всегда ведётся со ссылкой на опыт соития с мужчиной. При этом мужчине приписывается ключевая роль: при его участии происходит идентификация женщины в обществе. Опыт с человеком своего пола может обесцениваться как самими участниками процесса, так и обществом: в лучшем случае он будет классифицирован как баловство и эксперимент. Соотнесение первого «правильного» сексуального опыта с обретением мудрости делает невидимыми множество идентичностей и личных историй.
...

«В моей компании были люди, которые высмеивали мою девственность-детскость. Именно с детством они это сравнивали».

...

«В моём возрасте уже нужно было встречаться с мальчиками и заниматься сексом, нужно иметь какую-то позицию относительно девственности. Это было нервное переживание. Словно был Большой Брат, который следит за тобой».

...

«В подростковом возрасте девственность была серьёзным поводом для стресса. Меня раздражало, что про неё много говорят, этому уделяют много времени. Это странный маркер, мне не нравилось, что я должна к этому как-то относиться».

...

«Я начала в 16, мне это не приносило удовольствия, я скорее занималась этим для того, чтобы сохранить отношения, влюбилась по уши, и надо было выкручиваться. Было жалко. И обидно. Не получила ожидаемого физического результата. По словам всех, секс — это что-то «вау-вау-вау». А для меня это было как в туалет сходить».



«Я не хотела секса, физически нет. Мне хотелось стать взрослой и крутой, что я и сделала»



...

«Мне не нравится ситуация неопытности, когда в моей жизни есть какая-то сфера, в которой я новичок, а другие говорят «ну ничего, все поймёшь потом». Я хотела, чтобы в теме секса не было такого. Дефлорация у меня произошла с человеком, с которым нам было совсем не по пути, мы редко общались, редко встречались. Это был идеальный вариант, чтобы таинственно потерять девственность. Всё это для того, чтобы, когда у меня появился человек, с которым я бы хотела серьёзных отношений, у меня уже был некий флёр, тёмный опыт».

...

«Моя первая партнёрша была девственница, и я не раз высказывал мысль, что мне было бы проще, если бы она была не девственницей, так как испытывал сильное волнение и чувствовал её волнение тоже».

...

«Когда я лишилась девственности, в социальной иерархии я стала полубогиней, поскольку у меня все было «по-настоящему», т.е. меня не просто приняли в круг посвящённых, а ещё и стали консультироваться по личным вопросам, хотя до этого мне приходилось выдумывать несуществующие отношения, дабы «соответствовать ожиданиям».

...

«У меня был небольшой опыт с девушками, но лишиться девственности мне хотелось тоже с девственницей, так и получилось. Даже не знаю, почему это было для меня так важно... Может, из-за страха я хотела в первый раз быть чуть-чуть опытнее партнёрши».


Девственность как социокультурный атавизм
Frédéric Fontenoy, Alkama

В числе стереотипов и предрассудков, существующих вокруг девственности, есть и представления о возрасте, в котором людям обязательно иметь сексуальный опыт. Взросление в мире, где традиционна конкуренция за звание «самый нормальный», неизбежно ведёт к установке возрастных границ для тех или иных опытов и решений. Девственность — это один из стандартных этапов, который непременно должен быть преодолён к определённому сроку. Такой подход делает невидимыми асексуальных людей, а тех, кто хочет заниматься сексом, принуждает к определённым условиям.

...

«Если в 25 лет ты не встретил никого, значит, что-то не так»

...

«Если тебе уже за 30, мало кто из мужчин будет смотреть на твой внутренний мир. Секс тоже немаловажен, и быть девственницей в 30 ― это уже лажа»



Посещение гинеколога и традиционный вопрос «Половую жизнь ведёте?» ставил в тупик многих. Зачастую, отвечая на него, люди находят больше вопросов, чем ответов: осознают свои страхи и недостаток информации в этой области, ощущают влияние общественных ожиданий и даже наличие санкций.

...

«Я знала, что некоторых девочек проверял гинеколог и сообщил родителям, что они не девственницы. Тогда я поняла, что девственность для девушки ― предмет «чистоты»

...

«Каждый поход к гинекологу ― это кромешный ад. Судорожно перебираешь в голове возможные ответы на вопрос о половой жизни. А что я говорила раньше? Отшучивалась? Врача же волнует только то, был ли в моей вагине пенис, чтобы знать, может ли он залезть в неё той самой пугающей кочергой. Пенис ― нет. Рука ― да. Только моя. Считается? Очень не хочу, чтобы он лез в вагину кочергой, даже если так надо. Скажу, что не веду. Он все равно проверить не сможет»



Во многом отношение к девственности формируется в семье, базируется на традициях воспитания. Родители и другие значимые взрослые так или иначе являются нашими навигаторами в мире ролевых моделей. Если среда, в которой вы рождаетесь, религиозна и/или тяготеет к общинному воспитанию, ее культовые установки также сыграют значимую роль в вашем восприятии собственного тела.

...

«В моей семье понятие о невинности девушки вкладывалось в головы с ранних лет, и, как правило, у всех моих родственниц первый раз был со своим мужем, с которым она потом проживала всю жизнь».

...

«Мое окружение в родном населенном пункте считает, что лишение девственности до брака есть большое зло — прелюбодеяние. Это продиктовано канонами религии. От меня ожидают целомудренности и сохранения своей «розы». И так думает каждый, с кем я знакомлюсь, неважно, говорю я на эту тему с ними или нет. Я просто знаю. Таково представление людей о мусульманках. И я рада, что хотя бы это представление соответствует правде».


Девственность как социокультурный атавизм
Frédéric Fontenoy, Alkama

Тема секса всё ещё остается табуированной в большинстве семей. Удивительно, что, несмотря на колоссальное влияние, которое оказывают на нас установки родительской семьи, на практике процесс сексуального воспитания чаще всего окружает неловкое молчание. Как показал опрос, количество тех, с которыми родители вообще не разговаривали о сексе, значительно превалирует. Часто родители занимают стратегическую позицию умалчивания, полагая, что ребёнок уже достаточно знает об этом из иных источников.

...

«Мне никто не говорил, что девственность нужно сохранить до брака, потому что на эту тему вообще никто не говорил. Исключённая, табуированная тема. У меня не возникало желания говорить об этом с родителями, у них его тоже не было».

...

«У меня были сложные отношения с сексом. Во многом это связано с тем, что у меня неполная семья. В возрасте 9 лет у меня был травмирующий опыт: свидетельство того, как что-то в темноте... Это шок, потому что это не родители, а мама и какой-то дядя. Это яркий эпизод в моей жизни».

...

«Если говорить о воспитании, то я, наверное, воспитана строго, но развращена рано книгами и абьюзом со стороны отца. Примерно в 12-13 лет ко мне стал приставать отец, это продолжалось до 15 лет, но до интимного контакта не дошло».



Чаще всего именно матери берут на себя ответственность за презентацию информации о половом воспитании для девочек, совмещая её со сведениями о половом созревании и месячных. Неловкие, скомканные разговоры создают впечатление, что тема нежелательна для обсуждения, постыдна:

...

«Единственный раз, когда с одним из моих родителей (это был папа) зашла речь о моем сексуальном опыте, был, когда он стебанул меня. Узнав, что в 18 лет у меня есть парень, он дал мне стопку старинных брошюр о ЗППП. Он просто бросил мне их в лицо и похихикал: мол, займись на досуге прочтением»

...

«Со своими детьми я обязательно буду об этом говорить. Для дочери я хочу быть близкой, чтобы она не совершила такой ошибки, как я, чтобы пришла ко мне, если это вдруг случится. И дополню: в 13 самое время начинать учить и воспитывать. И в 13 я ощущала давление по поводу наличия девственности»

...

«У меня был очень ранний опыт мастурбации. Это было странно и противоречиво: физически это было приятно, но было странное ощущение из-за того, что я занимаюсь тем, к чему плохо отношусь, когда это делают другие люди. Это странный конфликт, чувство смятения. Я подсела на это дело, ведь это и способ получения наслаждения, и решение психологических проблем. Мне сейчас достаточно сложно отрефлексировать. Но вот тогда я поняла, что, наверное, уже не девственница. Потом появился парень. Мне стало спокойнее, когда все случилось так, как должно»

...

«Важность девственности я перестала ощущать ровно тогда, когда начала думать о сексе. То есть я утратила ощущение ценности девственности до того, как лишилась её самой в физическом плане»



«Я всегда знала, что мне нравятся девушки, но я никогда не хотела секса. Вообще ни с кем. А потом мне открылось чудо мастурбации, и это было так прекрасно!»



Девственность как социокультурный атавизм
Frédéric Fontenoy, Alkama

Сексуальный опыт негетеросексуальных людей часто обесценивается из-за представления о сексе как о проникновении пениса в вагину, трансгендерные люди и вовсе вынуждены ощущать себя «неправильными» из-за дисфории и несоответствия требованиям, предъявляемым на основании приписанного пола.

Патриархат — это система правил социального взаимодействия как между полами, так и среди представителей одного пола. Это значит, что и женщины, и мужчины встроены в бинарную систему, где действует определённый регламент. Он распространяется не только на то, как люди должны одеваться, какие хобби и увлечения считаются приемлемыми, но и на сексуальное поведение. Роли «настоящего мужчины» и «настоящей женщины» предусматривают каноны для публичного и личного пространств, они являются основой, на которую накладываются иные роли — мужа, жены, отца, матери, работника, работницы. Таким образом, каждый из нас включён в гендерную круговую поруку: мы взаимно являемся соглядатаями, теми, кто применяет властные санкции, а также теми, над кем осуществляется надзор и принуждение.

Несмотря на то, что разнообразие индивидов противоречит самой идее разделения человечества на два типа, которым предписаны сходные поведенческие паттерны, эта идея ежедневно претворяется в жизнь. Результат такого процесса — воспитание людей, которые ощущают вину за несоответствие образцу (точнее, множеству противоречивых образцов) и подавляют в себе побуждения и желания, которые противоречат их гендерной роли.

Сексуальная свобода мужчины только условно может называться свободой, так как множество мимолётных связей — это желание не всех мужчин. Застенчивые мужчины, мужчины, которым для секса нужна эмоциональная привязанность, асексуальные мужчины, гомосексуалы — все они не вписываются в культ мачизма и, следовательно, считаются неправильными и менее успешными. Мы стыдимся мужской девственности. Она озадачивает нас. Порой мы вообще не верим, что такое возможно.

...

«Для парня в 20 лет быть девственником ― это ненормально. Мне кажется, редкая девушка согласится с ним спать, потому что мужчина-самец сильный, и эта сила также измеряется в сексуальном опыте. Пускай в 20 лет ты ещё не заработал на машину и дом, но девственником быть ― это совсем. Получается, ты такой неудачник, что за 5 лет полового созревания не переспал с девушкой, отсюда следует, что ты не сильный и вряд ли будешь успешным в жизни, ведь когда у мужчины много девушек, к нему и тянутся люди»

...

«Помню, обзывал пацанов девственниками. Ну, допустим, на физре переодеваемся, у парня трусы какие-то непонятные. Ну и выкрики «Что за трусы девственника». Или стригли ребят дома родители, и получалось корявенько. И сразу ― «Пацан, который не видел голой девушку»

...

«Я перестал быть девственником в достаточно позднем возрасте, и было слегка некомфортно себя ощущать в компаниях, где обсуждение сводилось к сексу или носило интимный характер, банальное хвастовство. Поэтому иногда приходилось привирать, что я уже не девственник»

...

«В 12-13 я читал много книг, связанных с теми или иными аспектами романтических отношений, и одновременно с этим открыл для себя мир сёнен-ая, где дивные юноши так же дивно влюблены друг в друга. И, во многом потому, что все эти тексты были о мужчинах, там вообще крайне редко фигурировало понятие девственности, а если и фигурировало, то вскользь, поэтому я не придавал этому особенного значения»

...

«У меня был парень, и однажды он переспал с другой девочкой. Его очень мучила совесть, а мне было наплевать. Я ему так и сказала: «Мужик, это нормальная физиологическая потребность»



При наличии множества стереотипов девственность по-разному определяется каждым из нас. Наше отношение определяет ряд факторов, в числе которых культурный бэкграунд, социальный прессинг, возможно, даже сама ситуация, в которой мы говорим об этом.

Для каждого человека понятие девственности имеет уникальный смысл, что доказывает: девственность — это скорее социальное, чем физиологическое, это в большей степени о сознании, чем о теле. Религия, гендерные стереотипы, традиции семьи или страны (которые часто значат отрицание и обесценивание негетеросексуальных и нонконформных людей), прочитанные человеком книги и сюжеты из фильмов — вот почва, на которой растут индивидуальные системы восприятия девственности.

Часто мы не обладаем знаниями о действительном строении женского тела и связываем девственность с наличием девственной плевы, разрыв которой якобы означает вступление в сексуальную жизнь. Участники нашего опроса пришли к выводу, что девственность ― чрезвычайно сложный, многогранный феномен, который можно рассматривать с нескольких точек зрения. Рассматривая девственность исключительно как наличие девственной плевы, мы создаем искусственный и нежизнеспособный «канон» женской сексуальности, где различные сексуальные практики, среди которых анальный и оральный секс, петтинг, негетеросексуальность, асексуальность выпадают из рамок «правильного» сексуального опыта.

Девственность — это не то, что объективно определяет нас, она является лишь социальным конструктом. И, как любой социальный конструкт, девственность перформативна. Как игра в «Лего»: собери свою девственницу. Синий кусочек конструктора — вагинальная девственность, зелёный — анальная, красный — оральная, жёлтый кусочек — девственница-лесбиянка. Никто не может принимать решения за вас, наделять вас некими качествами, повесить ярлык. Если вы не уверены, что готовы обсуждать своё понимание девственности с другими людьми, если сомневаетесь в чём-то, вы можете подумать над этим в одиночестве, дать себе нужное количество времени. Никто не имеет права заставлять вас судорожно искать ответы.
18+
Меркаванні ў артыкулах належаць аўтар_цы і неабавязкова адлюстроўваюць пазіцыю праекта.
Пры выкарыстанні матэрыялаў сайта абавязкова актыўная спасылка.