28 чэрвеня 2016

Гендерное ученье — свет

4 072
Сегодня в беларусских вузах нет ни одной действующей программы по гендерным исследованиям. Несмотря на предвзятость со стороны официальных образовательных структур, гендерные темы привлекают нас в зарубежных учебных программах и сфере неформального образования. Разобраться в хитросплетениях академических направлений и возможностей саморазвития помогут советы и отзывы бывалых.
Изображение: Коллаж. На зелёно-бирюзовом фоне в правой части коллажа изображен человек в светлом женском платье старого фасона, руками он_а держит концы косынки, повязанной на голову. На месте лица - разрезанные на мелкие куски книжные страницы в виде длинных полос. В левой части коллажа - три открытые книги, правые страницы разворотов разрезаны на мелкие куски, в виде длинных бумажных полос.
© Коллаж. На зелёно-бирюзовом фоне в правой части коллажа изображен человек в светлом женском платье старого фасона, руками он_а держит концы косынки, повязанной на голову. На месте лица - разрезанные на мелкие куски книжные страницы в виде длинных полос. В левой части коллажа - три открытые книги, правые страницы разворотов разрезаны на мелкие куски, в виде длинных бумажных полос.
Лундский университет
Факультет социальных наук, кафедра гендерных исследований
Магистерская программа «Social Studies of Gender»

Лунд, Швеция



Соня

Сфера моих научных исследований — социология, но в разное время были разные специализации. В Украине нет gender studies, но меня они очень интересовали, поэтому я ездила на летние школы, а также мечтала поступить в магистратуру по этому направлению. Именно тогда я решила, что где, как не в Швеции, воплощать эту мечту: Лундский университет, как мне было известно, является одним из лучших учебных заведений по этому профилю. Сейчас я занимаюсь вопросами интеграции и миграции в Университете Стокгольма.
Плюсов учебы в Лунде было очень много: суперкампус, старый город, сильная школа качественного анализа, а также гендерных исследований, очень политически активные студенты и миллионы семинаров и дискуссий на всяческие международные темы. Минус только один — очень мало было фокуса на количественные исследования, вообще не было статистики, что сделало эту программу односторонней.

Одним из любимейших курсов были «Феминистические исследования» — очень интересный! Мы читали Фуко, Батлер и всех других и обсуждали теории на семинарах. Магистерскую диссертацию я писала на тему «Культурная травма женщин после развала СССР в Украине».

Что нужно держать в уме тем, кто собирается поступать на гендерные исследования в Лундский университет? Надо понимать, что быть политически активным — это норма в Лунде, причем очень классная норма! И, конечно, придется очень-очень много читать, но это тоже невероятно классно!


Николай

Я начал заниматься ЛГБТ- и квир-исследованиями, когда учился на непрофильных для этой темы программах в ЕГУ. Поступая во вторую магистратуру, я хотел структурировать и расширить свои знания в этой области. Исходно я планировал обучение на программе Development Studies со специализацией в гендерных исследованиях — этот выбор был моим первым приоритетом, на эту программу меня и приняли. Все шло по плану до сентября — пока не выяснилось, что я зачислен на программу Development Studies со специализацией в социологии. Оказалось, что специализация не выбирается, а устанавливается исходя из предыдущего полученного образования, я же был бакалавром медиа и магистром социологии. Изменить специализацию на гендерные исследования мне не разрешили по формальным причинам — «гендерных» кредитов в моих дипломах оказалось недостаточно, а тезисы и публикации они не учитывали.

После первого пройденного курса программы я понял, что development не является направлением, в котором я хотел бы расширять свои знания. Более того, у меня возникли серьезные идеологические противоречия — программа оказалась слишком позитивистской для меня. Я вовремя сориентировался и смог перевестись на гендерные исследования, однако этому способствовало благоприятное стечение обстоятельств — как правило, такие переводы здесь невозможны. Теперь я занимаюсь именно тем, что мне интересно, и периодически задаю себе вопрос: что меня вообще дернуло поступать на development?

В департаменте гендерных исследований в Lund University работает несколько отличных преподавателей и много просто хороших, поэтому и магистерская программа хорошая. Важно, что под названием «гендерные исследования» существуют много разных направлений, течений и парадигм. По моим наблюдениям, марксистский подход тут доминирует — своим достижением я считаю комментарий одной из преподавательниц о моей работе: «Ты настолько постмодернист, что даже Фуко с тобой не согласился бы». Вариться в постмодернизме и квир-теории здесь не мешают, эти подходы не вызывают отторжения — скорее даже симпатию. Вместе с тем, с точки зрения структурного (по программе) образования, внимания им уделяется маловато.

Один существенный момент, характерный, насколько мне известно, для всех шведских программ гуманитарного обозванная, — малое количество лекций и море групповой и индивидуальной работы. Кажется, еще ни разу в моем расписании не было более 6 часов лекций в неделю плюс один-два семинара по два-три часа. При этом обязательными для посещения являются только семинары, лекции можно пропускать (но мало кто решается). Это, однако, не значит, что в университете я бываю редко, я бываю там каждый день и подолгу.
Программы курсов включают большое количество литературы, которую нужно и часто даже хочется читать. Университетские библиотеки роскошны — такого раздолья я нигде раньше не встречал. Речь не только о бесплатном доступе к большинству электронных журналов и библиотек, но и буквально о напечатанных на бумаге книгах. Когда я писал работу по однополым бракам, я нашел восемь книг (только книг, а не статьей или глав в сборниках), посвященных этой теме, и потом не знал, что с этим всем делать: прочитать всё, что хочется, просто невозможно.

Кроме того, тут много групповой работы. Для большинства курсов преподаватели организуют студентов в малые группы для подготовки семинаров, взаимопроверки (peer-review) и/или групповых заданий. Для меня это сложно — особенно в случае, когда от групповой работы ожидается готовый продукт — проект, эссе или любой другой текст. Я предпочитаю работать самостоятельно, и писать текст в группе для меня мучительно сложно. Но подготовка к семинарам или взаимные проверки бывают очень продуктивными. Оценить, плюс это или минус, я не берусь: это особенности, о которых нужно знать, а отношение к ним индивидуально.

Пятнадцатикредитные курсы в Lund University — это обычно; то есть в течение двух месяцев можно проходить один-единственный курс, который завершается итоговой работой. Бывают курсы и меньшего объема, на бакалавриате бывают и большего. Например, за этот год я пройду всего пять курсов, набрав при этом 60 кредитов. Учитывая, что на каждой программе всегда есть курсы по теории науки и методологии (они тут неплохие и даже хорошие, но для меня это в некоторой степени повторение, а потому не очень увлекательно), специализированных курсов оказывается не так уж много и они, как правило, большие. У меня пока был один «гендерный» курс (Critical Feminist Perspectives in Social Theory), и он мне понравился; еще три ожидаются в следующем году.

Работать над диссертацией здесь начинают на втором году обучения — с темой я должен определиться к октябрю. На данный момент у меня есть пять вариантов — один лучше другого и все не идеальные. Для меня это очень важный вопрос, потому что мне нравится заниматься исследованиями. Я точно остаюсь в сфере ЛГБТК-исследований, но, вероятно, в этот раз прощаюсь с дискурсами и еду в поле.

Что нужно знать каждо_й, кто собирается туда поступать? Во-первых, читайте подробные описания программ и курсов перед поступлением — это мое упущение; например, на списки литературы внимания я не обратил и поэтому сначала «вляпался» в development. Это отчасти следствие того, что в Швеции образовательные программы всех университетов очень хорошо систематизированы, и большинство информации можно получить из централизованных источников (например, studyinsweden.se). Важно не останавливаться на этих данных и копаться в сайтах университетов в поисках подробной информации — она там есть. Кроме того, можно еще и писать координаторам программ с любыми вопросами — отвечают они медленно, но по сути. Лучше потратить неделю на подробное изучение программ перед подачей заявок, чем потом два года учить лишь бы что.

Во-вторых, нужно обращать внимание на специализации — моя ошибка номер два (так называемый «major», он определяется уже при поступлении на программу, а не при подаче заявки, но у координаторов этот вопрос можно уточнить заранее). Парадоксально, но специализация в Lund University, по сути, отсылает только к тому, на каком департаменте студент будет писать диссертацию: это не то, чему вас будут учить, это то, что вы уже знаете и можете исследовать сами.

В-третьих, морально готовьтесь к тому, что «тройка» — хорошая оценка. И что оценки — вообще не главное. По сути, оценка за курс зависит почти исключительно от итоговой работы. Оценки выставляются в буквах: А — высший, Е — низший проходной балл. Обсуждать оценки тут не принято, но я не знаю ни одного «А»тличника. Меня лишь однажды побаловали «B» — после того, как я убил три недели от рассвета до заката на десятистраничное эссе. Зато наш центр карьерного развития проводит тренинги на тему «Как представить свой шведский диплом работодателю и объяснить, что «С» — хорошая оценка?». В целом чувствуется, что большинство учится ради знаний; я — еще и ради удовольствия.


Гендерное ученье — свет
Коллаж. На фоне — черно-белые стеллажи с книгами. Стеллажи расположены полукругом, есть перила. Внизу виднеются такие же этажи с книгами. В центре композиции человек со спины, прыгающий вниз. У человека кучерявые светлые волосы, мускулистая спина, синие шорты. Руки распростерты.

Европейский гуманитарный университет (EHU)
Магистерская программа «Культурные исследования»
специализация «Гендерные исследования»
Вильнюс, Литва



Таня

Сфера моих научных интересов — это феминизм, визуальные и культурные исследования, неофициальное искусство. И университет, и программу выбрала во многом благодаря подруге, которая совсем давно, еще во время моей учебы в Академии искусств, сказала что-то вроде: «Тебе надо туда», имея в виду гендерную магистратуру, а потом, лет через 5, вместе со мной съездила в Вильнюс на экзамены. Спасибо, кстати! В то же время «Антологию гендерной теории» я прочитала еще в классе 10-11 и, помнится, Андреа Дворкин с «Китайским бинтованием ног» меня безумно впечатлила. Феминизм — он очень витальный, он дает силы. Не знаю, как происходит первая с ним встреча сейчас, но, помнится, когда в я в середине нулевых сталкивалась с какими-то текстами, они меня невероятно воодушевляли. Вдруг видишь, что ты не сумасшедшая и много людей дела делают и книги пишут о том, что ты внутри головы думаешь. Вот чтобы со всем этим разобраться, и поступила.

Нелюбимым прошел курс по маскулинности из-за специфики преподавания. Любимыми были все остальные. Сразу вспоминается «Гендер и искусство», «Теория и практика феминизма» — из программных, «Анализ фильма», «Чему не учила партия» и курсы Максима Жбанкова — из тех, куда я ходила вольной слушательницей. Диссертацию я писала на тему «Профессиональное актерское образование: властные стратегии формирования творческого субъекта».

Перед тем как подавать документы, задумайтесь о своих ожиданиях. Если вас интересует практический профит, то едва ли. Да и вообще жизнь после гендерной магистратуры никогда не станет прежней. Вы не сможете не замечать патриархатные топи вокруг, а кроме того часто будете слышать, что лишены чувства юмора и слишком серьезно все воспринимаете.

Думаю, мне повезло с временем учебы и с группой. Тогда магистратура была очная, и на занятиях мы виделись каждый день. На самом деле, это общение было очень важным, потому что мало просто читать тексты, необходимо говорить вслух, обсуждать.

В целом о студенческом сообществе мне сложно говорить, потому что очень четко ощущалась разница между теми, кто закончил в ЕГУ бакалавриат и продолжал обучение, и теми, кто пришел на магистерские программы. У меня был очень узкий круг общения. Но вообще в университете много совершенно разных людей, поэтому выход для социальности найти легко. Если есть возможность, посещайте курсы других программ, просите списки литературы интересующих вас курсов, даже если они не входят в рамки вашей специальности. Это сделает учебу еще более клёвой.


Юля

Мои научные интересы на данный момент сфокусированы на опытах, связанных с ненормативными сексуальностями. Мой бакалаврский диплом был посвящен лесбийской телесности, а сейчас я пишу магистерскую про опыт родителей, чьи дети относят себя к ЛГБТ-сообществу. (Кстати, буду очень рада информант(к)ам из Беларуси). До гендерной программы я училась на бакалавриате ЕГУ и уже знала тех людей, которые преподают в магистратуре. И для меня было важным поработать именно с ними. Я собираюсь продолжить свое образование в европейской академии, и взаимодействие с преподавательницами/-лями, которых интересуют те же контексты, что и меня, стало для меня этакой антиколониальной прививкой. Я планирую и дальше работать с постсоветским контекстом, я чувствовала в себе необходимость выработать неколониальный взгляд на него, прежде чем окажусь в какой-то степени восточноевропейской диковинкой для западной академии.

Поэтому для меня главный плюс нашей гендерной магистратуры — прежде всего то сообщество, которое вокруг нее собралось. Это мои чудесные преподавательницы/-ли, которые одними из первых в Беларуси начали говорить и писать о гендере, которые делают интереснейшие исследования, это люди, чьему человеческому и академическому присутствию в моей жизни я невероятно рада. Это мои коллеги, ибо гендерные исследования — это программа, на которую редко забредают случайные люди, и тут есть некая гарантия общей мотивированности и активности группы. Кроме того, это люди, чувствительные к иерархиям, неравенствам и языку, и в их компании весьма комфортно обсуждать сензитивные темы. И это выпускницы/-ки нашей магистратуры, которые так или иначе занимаются популяризацией гендерной теории. Что касается минусов, мне, например, было довольно сложно влиться в дистанционный формат магистратуры. После full-time бакалавриата я ощущаю недостаток обсуждений и дискуссий, не опосредованных цифровой средой. Но для большинства моих коллег такой формат (пять очных сессий в год) — это, наоборот, неоспоримый плюс, позволяющий учиться одновременно с работой.

Для меня к этому моменту одним из самых любопытных оказался курс о гендере и экономике — до этого я не прорабатывала теоретически вопросы классовых иерархий настолько глубоко. Кроме того, иногда ты проникаешься курсами, которые вообще читаются для другой группы — как, например, курс о специализированном зрении. Подобные штуки тебя здорово расширяют — особенно когда начинаешь прикладывать, казалось бы, посторонние оптики к своим исследовательским интересам. Неинтересные курсы выбрать сложнее, потому что сначала ты страдаешь, например, над количественными методами и клянешься, что никогда в жизни не будешь их использовать, а через какой-то промежуток времени понимаешь, что что-то важное в тебе после этого курса приросло. И даже если ты все так же не собираешься работать с количественной методологией, чужие тексты после него ты читаешь по-новому.


Гендерное ученье — свет
Коллаж. На фоне желто-зеленый градиент и повторяющийся паттерн ввиде контуров огнетушителей, лопатки совковая, тачки с песком. В центре коллажа черно-белое фото человека, одетого в женское платье в полоску, с короткими темными волосами, в очках. В руках человека белое полотенце, голова немного запрокинута, взгляд отведен. Справа от человека пузырек с мыслями как в комиксах, в котором три герба высших учебных заведений. На одном из гербом написано "Гарвард" на английском.

Европейский колледж неформального образования Liberal Arts в Беларуси (ECLAB)
Концентрация «Гендерные исследования»
Минск, Беларусь



Тони

Моя научная любовь — исследования новых медиа. В частности, я увлекаюсь изучением того, как социальные сети могут использоваться разными людьми и сообществами для продвижения своих интересов, отстраивания своих идентичностей и достижения социальных изменений. Во всем этом меня особенно волнуют феминистские сообщества и небинарные люди, которые рекрутируют медиа и используют их себе во благо.

Собственно, изначально мой взгляд на все это необъятное поле интересных для изучения вещей был социологический: вот у нас есть то и это, давайте поставим себе конкретные цели, посчитаем проценты, сделаем выводы. Потом, благодаря череде счастливых случайностей, я узнал о гендерных исследованиях как о дисциплине и новом взгляде (или даже новых взглядах), которые гендерные исследования предлагают в качестве оптики для изучения социальных феноменов. И, конечно, загорелся.

Я выбрал концентрацию гендерных исследований потому, что у меня уже был опыт изучения этой дисциплины, но это была, скорее, случайная академическая встреча. Мне же хотелось структуры в своем понимании, что это такое, зачем оно нужно, как это работает, общения с людьми, которые занимаются этим давно и долго. Ну, и еще на этой концентрации в ECLAB преподает очень много людей, о которых вы слышали, но вам никогда не доводилось беседовать с ними в интимной обстановке, за чашечкой кофе, об идее нации и о биовласти Фуко.

Концентрация строится следующим образом: у тебя есть вводные курсы (любые на выбор), обязательные курсы в первом семестре (2 штуки) и во втором (3 штуки), к которым ты добавляешь еще парочку курсов по желанию.

На мой взгляд, определенные плюсы:
- Колледж работает по принципам формального/неформального образования: у вас есть жаркие дискуссии, почти нет классических академических лекций, вы много изучаете самостоятельно и на досуге (я вот так увлекся архитектурой, изучая гендер). Вместе с этим, есть понятная и доступная система того, чего от вас хотят и как строится курс.
- Многообразие! Сколько преподаватель_ниц — столько и разных курсов. Содержание, структура, возможности участия везде разные, поэтому тебе не надоедает ходить туда.
- Кроме гендера можно изучать другие жизненно необходимые вещи, ведь ты можешь выбрать дополнительные курсы из другой концентрации. Я вот, например, изучал еще постмассовую культуру, историю и театр.
- Вы знакомитесь с современными и классическими текстами (если не ленитесь и выполняете домашнее задание). И к концу года вы полностью экипированы к самостоятельным вылазкам в гендерные исследования.

Минусы:
- На гендерной концентрации часть курсов идет интенсивами, так как преподавательницы приезжают из других стран. Например, в мае начался замечательный курс Нади Нартовой: он идет неделю, каждый день по две пары. С одной стороны, хорошо: сходил всю неделю — и свободен. С другой стороны, если урвать 2-3 вечера в неделю для учебы еще более ли менее реально, посвятить 5-6 подряд сложно.
- Некоторые курсы накладываются друг на друга. Какие-то из моих обязательных курсов частично повторяли друг друга. Для тех, кто приходит на эти курсы по желанию, это удобно, ведь они пришли с нуля на курс по гендеру, им нужно введение. Но когда у тебя уже было два вводных и один обязательный курс на ту же тему, начинаешь нервничать.
- Введение во введение. Так как у меня уже были знания о том, что такое гендер, социология, постколониальные исследования и дальше по списку, я чувствовал жажду окунуться глубже! Но курс был ограничен, например, введением в теорию исследований маскулинности и дальше этого.

У меня пару курсов вела Татьяна Щурко: один про историю и гендер, второй про советское прошлое (и настоящее). Если у вас в жизни вдруг появится возможность поговорить с Татьяной хотя бы пять минут, господи упаси вас эту возможность упустить. Татьяна ужасно, я бы даже сказал ужасающе, компетентна и умна; она на своих курсах рассказывает про очень много вещей. Я про советскую историю, колониализм в СССР и гендерную повестку узнал столько, что теперь незнакомым людям в метро готов об этом рассказывать.
У меня был страшный курс про медиа, с которого я, к своему стыду, слился после второго занятия. Возможно, все дело в том, что я 4 года до этого читал те же тексты, обсуждал те же вопросы. Просто синопсис курса был написан так удачно, что я подумал: воу, а этого я не знаю! А оказалось, это был визуальный обман.

Каждый курс завершается проектом, тема которого обговаривается с преподаватель_ницей. Это может быть эссе, медиа-что-нибудь, фотопроект и т.д. Год обучения закончится выставкой в июле, где наша концентрация будет представлять та-та-та-та! Пока это сюрприз, поэтому приходите и смотрите!

Я сделал воркшоп о квир-теории для курса Юлии Мицкевич о квир-теории, наснимал фотографий для финального проекта по курсу массовой культуры Лидии Михеевой, еще я писал разные эссе и делал презентации — раскрытие вашего творческого потенциала целиком зависит от вас.

Нужно очень хорошо понимать, что если вы хотите добиться какого-нибудь результата в плане учебы, вам стоит ходить более или менее постоянно. Когда вы будете поступать в октябре, вы будете очень мотивированы — это я вам гарантирую. А вот к концу года, так как никто не будет вызывать вас в деканат за пропуски, станет сложновато. Поэтому по возможности распланируйте свою работу на год и реально оцените свои силы.

Если у вас есть сомнения в том, нужно поступать или нет, сложно ли поступить, как писать эссе и т.д., Колледж проводит открытые лекции/рабочие встречи в августе о самом себе. Туда приходят разные люди: преподаватель_ницы, выпускни_цы — вы можете задавать там вопросы-вопросики!


Гендерное ученье — свет
Коллаж. Фон — черная меловая доска, исписанная разнообразными формулами, геметрическими фигурами, символами, графиками. В центре цветная фигура человека, сидящего в позе лотоса, одетого в черный мужской костюм, белую рубашку с черным галстуком. Вместо головы и шеи из рубашки человека вырывается пламя.

Центрально-Европейский университет (CEU)
Факультет гендерных исследований
Магистерские программы «Critical Gender Studies» и «Gender Studies»
Будапешт, Венгрия



Вероника

Я начала заниматься гендерными исследованиями еще в бакалавриате. На третьем курсе нужно было делать первое самостоятельное исследование в качестве курсовой работы. Это был анализ данных в SPSS. И я — мучительно перебирая массивы данных, которые в 2010 году Левада-Центр предоставлял абсолютно безвозмездно, — наткнулась на серию вопросов о морали, в числе которых респондентов просили дать моральную оценку гомосексуальности. И я решила — почему бы нет? Научная руководительница моя была легка на подъем и не оказала сопротивления, тему мы завуалировали достаточно хорошо — что-то связанное с толерантностью было нами заявлено, — и в результате я строила факторную модель моральных оценок лиминальных для российского общества вопросов. Потом я написала статью про гомофобную лексику и тенденциозность вопросов массовых опросов одного исследовательского центра. Диплом я писала про управление гомосексуальными идентичностями — слова «субъектность» я тогда, наверное, еще не знала. Так что я пришла в гендерные исследования уже с явным гендерным запалом, потому что так сформировались мои исследовательские интересы. Меня от диплома было не оторвать — я его писала днями и ночами, распечатывала и перечитывала, собирала интервью. До сих пор могу историю каждого моего информанта пересказать — до такой степени это было захватывающе. Моя научная руководительница, которая понимала в академическом мире больше, чем я, посоветовала мне посмотреть на CEU внимательнее, потому что это было место, где можно гендерными исследованиями заниматься более предметно. Так что на четвертом курсе я подала документы и поступила сразу после университета, оказавшись, если мне не изменяет память, самой младшей на курсе.

В CEU на гендерных исследованиях есть несколько разных программ — я закончила 2-годичную магистратуру. На нее набирают 7 человек, но есть и одногодичная, и двухгодичная с программой обмена. По крайней мере, была, когда я училась. После двухгодичной ты становишься магистром критических гендерных исследований, а после одногодичной — просто магистром гендерных исследований. Но большой разницы нет, потому что курсы все посещают одинаковые — просто мы это делали в большем объеме, кажется, и требования к диссертации были другие. У меня даже в мыслях не было поступать на одногодичный формат, честно говоря, не знаю, почему. Мне казалось, что это правильно, но здесь нужно скидку сделать на то, что я училась в системе 4+2 в России, и магистратура длиной в 1 год казалась мне более чем странной идеей.

Ходит слух, что на гендерных исследованиях учиться проще всего. Ха! Это совсем не так, какая-то подозрительно патриархальная иллюзия — вроде как «ну что они там опять изучают свой треклятый феминизм, чего там учить». Все очень интересно, и учеба захватывает тебя полностью в свои сети и не отпускает. Читаешь и пишешь, пишешь и читаешь, а еще вокруг тебя прекрасные, талантливые, интересные люди, все с разными опытами, с которыми хочешь все обсудить и узнать — сколько раз они за воскресенье прочли «манифест киборга» и что из него вынесли. Учеба на гендерных исследованиях не заканчивается в классной комнате, она вообще никогда не заканчивается. Она, ни больше ни меньше, меняет твое мышление на критическое — и это самое прекрасное, что может произойти с молодым человеком.

Насчет курсов сложно что-то сказать конкретное — их огромное множество, и можно выбирать то, что именно тебе и твоим научным интересам подходит. На первом году обучения мне очень понравился курс по биополитике/некрополитике — казалось, это совсем не мое, но очень уж преподавательница была харизматичной. В итоге биополитика оказалась мне совсем родной — не знаю, как бы я без нее жила. На втором году обучения мне встретились философы, и я прослушала курсы по эстетике и философии времени. Это тоже занятия, которые казались мне отвлеченными от моей научной работы, но они во многом повлияли на то, как я смотрю на вещи в своей докторской диссертации. Оба этих курса, кстати, вел Дэвид Веберман — потомственный хайдегерианец, великолепный собеседник и кладезь анекдотов о Марксе.

Магистерскую диссертацию я в итоге написала об ЛГБТ-активизме в России и трансформациях, которые активизм претерпевает из-за законов о запрете пропаганды гомосексуальности 2006—2013 гг. Поступала я с другим проектом, но политическая ситуация сложилась в пользу именно этого исследования. И здесь двухгодичная магистратура оказалась как раз кстати — я потратила лето на то, чтобы объездить региональные активистские организации в России и собрать интервью. А проект, который был задуман первоначально, в итоге стал моей докторской, тема которой звучит как Queer Nomads: in-country mobility of sexual assemblages in Russia. Абсолютно непереводимое сочетание слов, конечно — там все про время, пространство, аффекты и квир. Но так тоже бывает. Кстати, большая часть этих идей сформировалась еще во времена CEU.

Что нужно знать каждому/ой? Наверное, то, что желание учиться и развиваться — это самое главное. Не нужно пугаться, если вы не можете отличить Батлер от Кристевой и никогда не слышали о новом материализме — вас научат, но только если вы хотите этого. Я сама ничего этого не знала — никаких феминистстких текстов не читала, только неомарксистов и французских постструктуралистов. С нуля начинать страшно. Но мы с моим коллегой подсчитали и выяснили, что не пропустили ни одного занятия за все два года — потому что этого не хочется делать. Их не хочется пропускать. Не бойтесь высказываться и уважайте своих собеседников. Дружите со своим научным руководителем — он есть, чтобы помочь. Берите курсы, которые вам интересны. Ходите на публичные лекции, участвуйте в жизни департамента. Восхищайтесь, чувствуйте, дышите. Этот год или два наверняка станут лучшими в вашей жизни — и вы будете испытывать легкую тоску, когда люди заговорят о Будапеште. И да, Будапешт — восхитительный город, подходящий для студенческой юности, пьянящей и немного влюбленной.

Самое важное — знать, что жизнь после гендерных исследований есть.


Гендерное ученье — свет
Коллаж. Фон — черно-белое фото, на котором множество людей в движении на вечеринке. Кто-то в каске и трико, кто-то на каблуках и в коротких шортах. На переднем плане слева наложено цветное изображение сидящего на полу человека с короткими волосами, усами и бородкой, одетый в серые штаны и белую майку без рукавов. Штанина на право ноге закасана до колена, рядом стоит стакан воды. В руках человека книга, он смотрит в нее, подперев право рукой подбородок.

Кроме того, есть несколько опций, позволяющих расширить знания по теме гендерных исследований (и не только), не выходя из дома. Например:

Краткий видеокурс «Гендер для чайников»
от colta.ru и Фонда имени Генриха Бёлля

Представляет собой серию роликов с российскими эскперт_ками, исследователь_ницами, практиками, социологами и демографами, специалист_ками в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин — о многообразии гендерных идентичностей, сексуальной ориентации, гендерном неравенстве, феминизме, концепте «маскулинности» и многом другом.




Серия онлайн-лекций в рамках спецпроекта «Норма» от 34mag

Доступны лекции на следующие темы: гендерная чувствительность, языковой сексизм, нормативность и ненормативные идентичности, гендерное равенство в Беларуси, феминизм и его течения.




TED

Говоря о неформальном образовании, мы не могли не вспомнить о TED Talks. Когда-то мы делали собственную подборку видео, однако теперь на сайте доступны плейлисты TED Talks (для многих видео есть русские субтритры) на самые разнообразные темы: секс, камин-аут, феминизм, сексуальное образование, ЛГБТ-комьюнити.




Советуем также следить за обновлениями по хэштегу #падавайся. Будем рады, если ты захочешь поделиться своими впечатлениями от учебы — по поводу любых окологендерных программ, курсов, воркшопов и т.д.

© Авторка коллажей Светлана Гатальская

Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.