«Женщины — половина человечества». В чём слабые стороны этого аргумента?

Прагляды: 1 783

© ShaelleFay
В феминизме есть очень больная для меня тема, на которую я хочу поговорить. А именно: аргумент, что «женщины — половина населения планеты».

Вы когда-нибудь слышали подобный довод? Когда кто-то говорит о важности борьбы за права женщин, о своей мотивации, о желании продолжать свою личную борьбу, а потом добавляет: «Женщины составляют половину населения Земли, в конце-то концов!»

И мы соглашаемся — ведь мы же не можем поддерживать систему угнетения, которая направлена на половину всего человечества!

Я не говорю о себе, как о женщине, но понимаю, почему многие используют количественный аргумент. Без сомнения, когда мы говорим, что огромная группа людей лишена человеческих прав, — это звучит весомо и убедительно.

Чем больше людей страдает, тем несправедливее, так ведь?

Но вот в чём дело: я верю в интерсекциональный феминизм. Надеюсь, вы тоже. Я не думаю, что говорить о женщинах как «половине населения планеты» — это плохо. Так же как и не думаю, что это хорошо.

Но, что важнее, я не рассматриваю это как шаг в правильном направлении. Такая формулировка позволяет выделить женщин, но только ценой игнорирования людей с другими гендерными идентичностями.

Это не клёво.

Когда я только пришёл к феминистской позиции, я не понимал, насколько это болезненно и безрезультатно — говорить о правах женщин в процентном соотношении.

«Женщины — половина человечества». В чём слабые стороны этого аргумента?
©ShaelleFay

Это меня не беспокоило до тех пор, пока я не начал свой переход. Сейчас я говорю о себе, как о транс* и квир-человеке, и понимаю, почему аргумент о «половине человечества» начал меня беспокоить. Потому что он исключает транс*людей.

Поэтому я написал этот текст.

Если мы хотим добиться равенства женщин во всём мире, мы должны постараться при этом не поддерживать дискриминацию людей других идентичностей. В чём же подвох такого обобщения?

Вот пять пунктов, на которые важно обратить внимание в следующий раз, когда речь зайдёт о «половине населения Земли».

1. Это до смешного циснормативно

Давайте посмотрим правде в глаза: эта фраза даже логически неверна. Когда мы говорим «женщины — половина населения планеты», на самом деле мы имеем в виду «половине населения Земли приписывают акушерский женский пол при рождении».

Мы не говорим о гендере или идентичности (и, следовательно, о женщинах) вообще. Мы говорим о биологическом поле, предполагая, что все люди с анатомическим женским полом должны идентифицировать себя в феминном спектре.

Это поддерживает идею того, что мы все изначально цисгендерны. Опыт цисгендерных людей учитывается в первую очередь, исключая опыт транс*людей. Получается, мы только содействуем угнетению.

Статистика, которая основывается на акушерском поле, теоретически имеет в виду и меня. Но ведь я не говорю о себе, как о женщине, хотя мне был приписан женский пол при рождении.

Что ещё более важно — эта «статистика» исключает транс*женщин (как тех, у кого приписанный пол отличается от гендерной идентичности). А всё потому, что она основывается на поле, приписанном при рождении.

Поддерживая такую позицию, мы поддерживаем и циснормативность, которая утверждает: мы все цисгендерны. Но на самом деле у цис-людей есть больше привилегий, чем у транс*людей. И транс*женщины тоже входят в число пострадавших от этих привилегий.

Почему «женщины» в статистике — это по умолчанию цис-женщины?

Это вопрос к нашей феминистской позиции, ведь, когда дело касается пола или гендера, речь зачастую идёт именно об опыте цис-людей. Да, возможно, транс*женщины и не являются большей частью населения Земли. Но игнорировать их опыт попросту несправедливо.
Эти обстоятельства ведут нас ко второму пункту…

©ShaelleFay

2. Это поддерживает бинарность и исключает небинарных людей

Приведу пример. Женщины — половина человечества. Поэтому мужчины — другая половина человечества. Да, всё верно. Поэтому мы никого не забыли! Правильно, да?

Нет.

Гендер — это скорее спектр, поэтому нет определённого метода, чтобы посчитать возможное количество вариаций. Но мы точно знаем, что их больше двух. Но подобная статистика предполагает, что все вписываются в бинарную систему «женщина / мужчина».

Каждый раз, когда мы даём право на существование утверждению «существует только два гендера», мы исключаем людей, которые идентифицируют себя по-другому.

Когда я слышу, что «женщины — это половина населения Земли», я, как небинарный человек, чувствую не только исключённость, но и что-то вроде мисгендеринга [намеренное или ненамеренное неверное употребление местоимений, не соответствующих гендерной идентичности человека, — прим. пер.]. Такие высказывания позволяют цвести и пахнуть системе бинарности, которая далеко не всем подходит. И тогда всё сводится к приписанному при рождении полу — то есть, я, например, буду считаться цис-женщиной.

Раньше аргумент о «половине человечества» не казался мне странным. Подобная логика меня даже вдохновляла — мне казалось, она очень радикальна и позволяет бороться и требовать власть коллективно, вместе с другими женщинами.

Но когда я начал транс*переход, я сразу понял, как это может влиять на моё угнетение — как небинарного транс*человека. Это осознание выбивало из колеи — просто потому, что я не могу существовать в бинарной системе, и потому, что я не идентифицировал себя с приписанным полом.

Цис-привилегии легко делают так, что мы не замечаем чужие угнетение и боль в вещах, которые нам кажутся вдохновляющими и придающими силу. Поэтому цис-персонам важно слушать и слышать, когда транс* и небинарные люди говорят о своей боли.

Есть много других способов бороться за свои права, и эти способы не поддерживают угнетение людей вне бинарной системы.

3. Это исключает интерсекс-людей

Да, фраза «женщина — половина населения Земли» сконцентрирована на понятии пола. И что дальше? Ведь у пола есть только два варианта, тут вряд ли можно ошибиться.

Так вот, это не так.

Утверждение, будто мы все рождаемся женщинами или мужчинами и больше у нас нет никаких других вариантов, — очень болезненная и важная тема для интерсекс-людей.

Реальность такова, что биологический пол — это тот же спектр (ВАУ!). Тем, кто «не вписывается» в бинарность, мы не только не предлагаем альтернативы, но и вынуждаем их делать операции по «коррекции пола».

Нам стоит перестать вестись на эту систему оппозиций женского / мужского. Она угнетает интерсекс-людей так же, как транс* и небинарных. Она не допускает разнообразия. Когда мы пытаемся обозначить жёсткие рамки, мы угнетаем кажд_ую, кто находится за ними.

Когда мы делим мир пополам, мы говорим о том, что есть только два варианта, кем быть. Два варианта проживания своей идентичности, своего пола.

Если идея о женщинах как половине человечества — это призыв к борьбе за равенство, почему тогда она поддерживает угнетение уязвимых групп?

Интерсекс-люди — одни из самых клёвых людей, что я знаю. Они могут не быть одной из «половин» населения Земли, но это не значит, что они «не считаются». Наоборот. Их борьба важна.

Не знаю, как вы, а я вот не хочу сбрасывать со счетов интерсекс-людей, при этом держа в руках транспарант «за права женщин».

©ShaelleFay

4. Эта идея предполагает, что женщины — это монолит

Я не раз слышал от женщин, что заявление о «половине человечества» — это невероятное упрощение, которые «слепляет» всех женщин вместе и подразумевает, что у них всех общие проблемы и общий опыт.

Вот тут-то и вступает в игру теория пересечений!

Даже если бы это было правдой (а это не так), и половина человечества идентифицировала бы себя как женщин, им всё так же трудно было бы защищать свои права.

Этническая принадлежность, соответствие стандартам внешности, инвалидность, класс, сексуальность, гендерная идентичность, гражданство, национальность и прочие факторы пересекаются в опыте борьбы женщин с властью, привилегиями и угнетением.

Хотя во фразе о «половине населения Земли», возможно, и чувствуется какая-то сила («посмотри как много женщин вокруг тебя, вместе вы не можете сомневаться в своей силе!»), она всё упрощает. Думаю, со мной согласятся многие: универсального «женского опыта» не существует.

И когда мы призываем к справедливости, важно учитывать нюансы, чтобы не исключить разные опыты людей.

Например, материнство принято считать «естественным» желанием женщин. Но ведь мы с вами знаем, что многие женщины не хотят или не могут иметь ребёнка или же вообще не рассматривают родительство как важную часть себя.

Или, например, менструация. Она часто преподносится как «обряд посвящения» для женщин. Но некоторые транс*женщины (не) могут разделить этот опыт, так же как и транс*мужчины и небинарные люди, и у многих цис-женщин нет менструального цикла (или же он нетипичный) по очень разным причинам.

Можно даже доказать, что у женщин больше различий, чем сходств. Но это не значит, что они не могут объединяться в борьбе за свои права.

Быть женщиной, так же как (не) относить себя к любой другой идентичности, означает намного больше, чем просто идентичность, которую все понимают и к которой все относятся одинаково. Разные грани наших идентичностей могут повлиять на то, как мы взаимодействуем с окружающим нас миром.

Общая идентичность не гарантирует, что наш опыт будет одинаковым или даже схожим. И осознавать эти различия я считаю важным.

Когда мы обсуждаем защиту прав уязвимых групп, нам обязательно нужно учитывать уникальность опыта каждого_каждой. Потому что исключающие сообщества — полный отстой.

И если риторика, которую мы используем для защиты женщин или людей из уязвимых групп, исключает кого-то — я считаю, это тоже полный отстой.

5. Идея равенства не должна быть борьбой за первое место

Причина, по которой я не принимаю идею о «половине человечества» больше всего: важность и независимость уязвимых групп и наличие у них прав не должны измеряться тем, сколько человек попадает в эти группы.

Равенство и справедливость — это не конкурс популярности. Женщины не «заслуживают своих прав, потому что они большáя часть населения планеты». Они заслуживают своих прав потому, что они человеческие существа. И точка.

Что касается транс*людей: я осознал, что нас гораздо меньше, нежели половина населения Земли. Я понял, что в моей стране есть много людей, которые ни разу не встречались с таким человеком, как я. Я понял, что мои родители до сих пор пытаются (!) понять меня. Что, когда я выхожу в публичное пространство, многие воспринимают меня как нечто иное, отличное от них.

Я не часть этой самой «половины человечества». В очень многих ситуациях я — капля в море. Но всё это не делает меня менее ценными или недостойными своих прав. Это не делает меня менее важными. Не делает мою борьбу менее реальной и существенной.

Я не принимаю посыл о «половине человечества», потому что он как будто пытается сказать мне: «Раз твоё сообщество недостаточно большое (ведь оно меньше половины населения Земли), то и защита прав транс*людей не так важна».

Каждая уязвимая группа важна, сколько бы людей к ней ни относилось.

Я убеждён: если мы используем аргументы, которые говорят об обратном, нам стоит пересмотреть наши принципы «справедливости» и наше представление о правах человека. Мы можем найти более чувствительные слова. И нам стоит это сделать.

***

Дело вот в чём: я считаю важным, когда мы занимаемся активизмом, обращать внимание на язык, который мы используем. Потому что он отражает наши ценности. Если и есть что-то самое важное в этом тексте, так это то, что нам нужно быть более внимательными к нашим словам. Потому что они всегда что-то значат.

Квир-люди, как я, уж точно не «половина человечества». Но мне бы хотелось знать, что, несмотря на наше количество, наш опыт всё равно важен.

©ShaelleFay

Многие женщины в моей жизни — мои убеждённые союзницы, и я стараюсь быть таким же. Когда наши усилия соединяются, я уверен, мы становимся сильнее.

Но наш язык должен отражать эту силу и связь друг с другом. Чтобы мы могли справляться с любыми проявлениями дискриминации.

Если мы хотим бороться с системным угнетением, то мы не можем забить на одну проблему в пользу другой.

Вот поэтому я считаю: то, как мы говорим, — это очень важно. Так мы показываем, кто мы и что «справедливость» значит для нас. И я на самом деле считаю, что аргумент «женщины — половина населения Земли» формулирует для меня механизм, частью которого феминист_ки вряд ли хотят стать.

Мы можем сделать больше, чем просто разделить человечество на две нелепые «половины». Мы можем сделать больше, чем сослаться на статистику, которая игнорирует людей, чья идентичность «не вписывается». И мы, конечно же, можем сделать намного больше, чем встать на сторону бинарной системы угнетения, которая влияет не только на женщин, но и на всех людей.

Если мы собираемся отстаивать права женщин, давайте начнем с уважения, а не угнетения.

Сэм Дилан Финч — штатный журналист и редактор Everyday Feminism. Он транс*писатель, активист и преподаватель, живёт в Сан-Франциско. Работает с темами ментального здоровья (психо-активизма) и квир. А ещё у него есть очень красивый квирный блог Let’s Queer Things Up! Вы можете узнать о нём больше вот здесь (https://samdylanfinch.com), а ещё в твиттере @samdylanfinch.
Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.