20 мая 2019

Почему мне неинтересно, что у вас «тоже есть такие друзья»

8 003
В какой-то момент гетеросексуальные люди из моего окружения чувствуют острую потребность сообщить мне, что среди их друзей «тоже есть ЛГБТ-человек». С моего камин-аута прошло 10 лет, но я до сих пор не поняла, что ими движет в этом порыве. Что я поняла за это время — так это то, что мне совсем не нравятся подобные разговоры...
Изображение: Иллюстрация Лены Немик
© Иллюстрация Лены Немик
Недавно в офисе у меня произошел странный разговор с коллежанкой.

— Могу я задать тебе один неудобный вопрос?
— Спроси, я постараюсь ответить.
— Ты живешь не с парнем?
— Нет, я живу с женщиной.
— Ясно. Я так и поняла. Просто решила уточнить. Ты не подумай, я не против. У нас с мужем тоже есть такой друг...

Смущение, нервный смех, заверения в том, что для кого-то моя идентичность «в порядке вещей», — всё это я вижу и слышу в любом новом коллективе. В какой-то момент гетеросексуальные люди из моего окружения чувствуют острую потребность сообщить мне, что среди их друзей «тоже есть ЛГБТ-человек». С моего камин-аута прошло 10 лет, но я до сих пор не поняла, что ими движет в этом порыве. Что я поняла за это время — так это то, что мне совсем не нравятся подобные разговоры... Более того, я считаю их формой «доброжелательной гомофобии», которую гетеросексуальным людям часто бывает нелегко осознать из-за привилегии расти с ощущением принадлежности к большинству. И вот 5 причин, почему я так считаю.




1. Потому что обратная ситуация невозможна

Представьте: вы цисгендерная женщина, стоите в очереди в магазине — и вдруг кассир, пробивая ваши товары, говорит: «Спасибо за покупку! И кстати, я знаю парочку других женщин». Или еще лучше: «Это ничего, что вы женщина. Я не против. К нам в магазин иногда заходят женщины». Серьезно, что вы подумаете в этот момент о нем и его навыках социализации?

Подобные «диалоги» обычно происходят, когда один человек чувствует себя частью количественного большинства. Тот же, к кому он обращается, относится к социальной группе, с которой говорящий в своей жизни мало соприкасается. Это может вызывать иллюзию, что таких людей очень мало и что их черты являются чем-то экзотичным. На самом деле это не означает ничего, кроме того, что таков ваш круг общения.

Обычно гетеросексуальные люди возражают мне: но ведь про количественное меньшинство ЛГБТ-людей говорит статистика. Да, но количественное меньшинство в масштабе планеты — это миллионы (!) людей.


В формировании нашего круга общения важную роль играет «эффект фейсбука» — 99% людей в нашем окружении будут похожи на нас. Мы чаще общаемся с людьми со взглядами, подобными нашим. Они работают в похожих сферах, их уровень жизни похож на наш собственный и да, их семьи тоже похожи на наши. Но это вовсе не значит, что редкость в моем круге общения — это редкость вообще.

Скажем так, вы не поверите, но вокруг меня обычно так мало цисгендеров и гетеросексуалов, что мне часто приходится напоминать себе о том, что не все люди по умолчанию являются ЛГБТ+. Но я не могу себе представить, что однажды скажу гетеросексуальной коллежанке: слушай, не переживай, что ты замужем — у меня есть еще одна такая подруга. Чувство большинства — это всегда субъективное чувство, и оно зависит от вашего образа жизни, а не от «матушки-природы» или статистики.




2. Потому что это допущение

Когда гетеросексуальный человек в очередной раз говорит мне, что «у него тоже есть такой друг», я в ответ обычно молчу. Но иногда мне очень хочется спросить: «Серьезно, только один? А ты у всех своих друзей проверил их гетеросексуальный паспорт?»

Почему мне неинтересно, что у вас «тоже есть такие друзья»© Иллюстрация Лены Немик


Это то, что ученые сегодня называют «гетеронормативность» — вера в гетеросексуальность как в «базовую комплектацию» любого человека. В такой системе предполагается, что по умолчанию мы все рождаемся гетеросексуальными и цисгендерными. А если это не так, то речь идет об «исключении» или — еще лучше — о «проблеме», с которой человеку придется справляться в «нашем гетеросексуальном мире».

Эй, моя гомосексуальность — это одна из самых прекрасных вещей, которые случились со мной в жизни!


Именно благодаря ей я встретила любимую женщину, осознала свою силу, познакомилась со многими прекрасными людьми и нашла свою «активистскую семью». Единственная проблема, с которой мне приходится справляться в «гетеросексуальном мире» — это тот факт, что слишком многие гетеросексуальные люди считают его «своим» по умолчанию.

Говоря новому знакомому, который рассказал вам о своей гомосексуальности или трансгендерности, что у вас «тоже есть один такой знакомый», вы игнорируете тот факт, что вы вообще ничего не знаете про сексуальность или гендерную идентичность многих своих знакомых, коллег и соседей. Потому что вы заранее решили, что они гетеросексуальны и цисгендерны. Возможно, вы даже выделили для себя ряд «признаков», по которым решили относить людей к гетеросексуалам или цисгендерам. Например, наличие детей, брака с человеком другого гендера, обручального кольца, определенного типа внешности… (Ребята, вы не поверите…)

Согласно шкале Кинси, большая часть людей находится в спектре между абсолютными гетеросексуальностью и гомосексуальностью. Черт возьми, да согласно той же «статистике меньшинства», около 8% людей в любой группе определяют себя как ЛГБТ+. Даже в коллективе из 30 человек это больше двух, а мы будем говорить о «моей экзотичности»?




3. Потому что это вариант аутинга

© Иллюстрация Лены Немик


Аутинг — это сообщение о гомосексуальности или трансгендерности третьего лица без его ведома и согласия. Да, говоря про своего «друга-гея», вы можете не называть имен. Но фактически вы превращаете его жизненную историю в сплетню или пример для красного словца, при этом считаясь его другом.


В такие моменты у меня всегда возникает вопрос: знает ли этот человек, что вы будете говорить о нем в его отсутствие, приводить его в качестве «подходящего примера» или рассказывать забавный случай из вашего откровенного разговора? Иногда в таких беседах мне мимоходом пересказывают чужой камин-аут, рассказывают про подробности чужой семейной жизни или про то, какие «дружелюбные» гомофобные подшучивания приняты в их компании. При этом я даже не уверена, что человек, о котором идет речь, является открытым.

Дело не только в том, что я не хотела этого знать. Дело в том, что вы используете доверие близкого человека, чтобы выглядеть передо мной «более прогрессивными». Иногда тот факт, что у вас есть «еще один друг-гей», означает лишь то, что этому человеку, по-видимому, отчаянно одиноко, если он готов терпеть пренебрежение к тайне своей частной жизни ради того, чтобы вы его «принимали».




4. Потому что это клиширование

Выделяя человека на основании какого-то качества в отдельную «категорию», мы как будто превращаем его в персонаж сериала. «Друг-гей», «коллега-веган», «толстая соседка» — просто клише, за которыми порой невозможно увидеть человека, ведь значение имеет только эта его черта. Он как будто становится декорацией для того, чтобы главный герой как-то себя проявлял.

Часто такое клише подается как позитивное отношение. Например, все эти странные рассуждения о том, как круто «иметь друга-гея, будучи гетеросексуальной женщиной». Вот что я скажу: классно иметь друга, который поддержит и поймет тебя в горе и радости и который точно не будет относиться к тебе как к стереотипному образу. «Я всегда хотел подругу-лесбиянку» звучит так, как будто вы говорите о вещи: «я всегда хотел себе мокасины из кожи крокодила».




5. Потому что это ничего не говорит о твоей «толерантности»

ОК, мне, как и многим другим ЛГБТ-людям, вообще не нравится слово «толерантность». Потому что оно означает «терпимость», а я на эту планету не в гости зашла, чтобы кто-то по-хозяйски меня «терпел». И тем не менее я употребляю его в разговоре со своими гетеросексуальными знакомыми вне активизма, потому что помню про разницу в нашей социализации. ОК, если тебе важно сказать мне о своей толерантности, то я готова это услышать. Но ведь ты не говоришь…

© Иллюстрация Лены Немик


«Наличие друга-гея» не является доказательством того, что ты поддерживаешь права ЛГБТ+ (на самом деле, учитывая всё, что я уже написала выше, для меня такая формулировка, скорее, говорит об обратном). Ты врываешься в мою жизнь во время обеденного перерыва, пересказывая сплетни о своих знакомых, а потом наваливаешь на меня общие фразы об этом жестоком мире, который притесняет «таких, как я». Чувак, я не на демонстрации — в моих руках чашка кофе, и мне, черт возьми, нужен триггер-ворнинг, чтобы обсуждать с тобой гомофобное отношение некоторых институций к моей семье. А еще я не люблю прайды, потому что считаю их капиталистической эксплуатацией, не считаю институт брака главной привилегией, за которую нам нужно бороться, и, блять, нет, мой любимый фильм — не «Горбатая гора», я вообще ее не смотрела. И когда ты решаешь, что от вываленных на меня стереотипов о геях ты вдруг становишься хорошим союзником, ты меня сильно расстраиваешь.

Если ты действительно хочешь меня поддержать и показать свою толерантность, не используй меня и других ЛГБТ-людей как доказательство своего прогрессивного отношения. Вместо этого лучше прекрати поддерживать гомофобные шутки в коллективе и не жди повода высказаться против гомофобии среди тех, кто ее транслирует. Поверь, для этого совсем необязательно иметь знакомых среди ЛГБТ-сообщества — достаточно просто понимать, что вопрос дискриминации касается всех нас, а не только меня или «еще одного твоего друга-гея».

Аб праекце Звязацца з камандай English
Лого MAKEOUT
Сайт належыць Сацыяльна-інфармацыйнай ўстанове па падтрымцы праектаў ў сферы гендэрнай роўнасці "АУТЛАУД", якая зарэгістравана 20 сакавіка 2018 г. Мінгарвыканкамам. Статут можна спампаваць тут.