Мужская полнота и феминизм

Virgie Tovar, Everydayfeminism.com | Перевод — Анна Пономаренко | Прагляды: 12 698

© Martín Azúa
Меня часто спрашивают, как я отношусь к теме мужской полноты.

Несмотря на значимость этой темы, я долго не хотела высказываться об этом, и вот почему:

1. Мои знания и опыт в основном касаются изучения и продвижения женской повестки.

2. Я не изучала влияние фэтфобии на мужчин. Особенно учитывая, что, как мне казалось, фэтфобия так сильно гендерно опосредована.

Фэтфобия во многих отношениях связана с ненавистью к женщинам и их телам. Вместе с тем, недавно я поняла, что в некотором смысле фэтфобия, которой подвергаются полные мужчины, также является результатом мизогинии.

Проводя исследования для этой статьи, я обнаружила, что мужчины с полнотой часто воспринимаются как «женоподобные».

Они часто воспринимаются как более «распущенные» или менее дисциплинированные, что исторически принято приписывать женщинам и всему женскому.

Я также находила много тем, разводящих фэтфобию относительно мужчин и основанных на тревоге, что мужчины становятся женоподобными.

Поэтому я считаю, что именно сексизм и глубокая культурная ненависть к женскому — а не ненависть к полным мужчинам как таковым — приводят к некоторым (или, возможно, многим) случаям фэтфобии, которые переживают мужчины.

При просмотре изображений и статей, связанных с полными мужчинами, меня поразили три основные темы.

1. Химическая феминизация

Даже Доктор Оз [Mehmet Öz — американский врач турецкого происхождения, ведущий популярной телепередачи «Шоу доктора Оза» — прим. пер.] обеспокоен тем, что жир на мужском животе «увеличивает преобразование тестостерона в эстроген».

В статье в журнале Salon (с громким названием «Секс-учёные утверждают: "Размер имеет значение"» и с язвительным подзаголовком «Исследования показывают, что более полные мужчины держатся в постели дольше. Стоит ли американцам радоваться?»), пишет Джуди Мандельбаум (выделение курсивом моё):

«У мужчин с избыточным весом более высокий уровень женского полового гормона эстрадиола. Этот гормон, по-видимому, нарушает естественные «мужские» химические нейромедиаторы и замедляет процесс получения оргазма. По иронии судьбы, чем менее мужественными кажутся их тела, тем лучшими любовниками они оказываются».

В этом отрывке есть все мыслимые и немыслимые ошибки.

Во-первых, я знаю общепринятое мнение, что гормоны определяют сексуальное поведение, например, агрессию мужчин и семейственность женщин (а также продолжительность полового акта).

Мужская полнота и феминизм
©Martín Azúa

Я принадлежу к тем немногим исследователям_льницам, которые утверждают, что такого рода «гормональный детерминизм» если не полностью ошибочен, то, как минимум, сомнителен.

Мендельбаум проводит параллель между продолжительностью полового акта и уровнем эстрогена у полных мужчин, хотя установить эту связь очень трудно.

Обратите внимание на слово «по-видимому» в том отрывке. Оно не несёт в себе какой-то смысловой нагрузки.

Хотя факты взаимосвязаны, это не значит, что одно вызывает другое.

Существует множество возможных факторов, которые повлияли на эти результаты: например, на ум приходит неуверенность в себе из-за полноты, которая может повлиять на время, необходимое для достижения оргазма.

Поскольку полных людей учат, что их тела неправильны и непривлекательны, я обнаружила, что уверенность в себе может быть главным фактором достижения оргазма.

У меня, у полной женщины, больше жировых клеток, а жировые клетки накапливают гормоны. Поэтому у меня, в сравнении с худыми женщинами, может быть больше как эстрогена, так и тестостерона.

Я не чувствую, что повышенное присутствие гормонов в моём теле влияет на мой оргазм так же сильно, как самооценка.

Когда я с партнёрами_ками, с которыми чувствую себя в эмоциональной безопасности, у меня не возникает проблем с достижением довольно быстрых классных оргазмов. Хотя я не могу утверждать, что это относится и к мужчинам, принявшим участие в вышеупомянутом исследовании, я думаю, что это важный влияющий фактор.

Во-вторых, и это, возможно, важнее, авторка использует лженаучный аргумент и утверждает, что мужчины с полнотой как физически, так и по химическому составу похожи на женщин.

Идея о том, что полные мужские тела кажутся «менее мужественными», не имеет ничего общего с наукой (или гормонами), и всё это связано с отрицательным отношением авторки к жиру.

Хотя что важно отметить в её фэтфобии, так это то, что она проводит грань между представлением пола и полнотой.

Её заявление ставит под сомнение половую принадлежность и мужественность полных мужчин. Культурно обусловленный концепт, основанный на мужском чувстве стыда из-за возможной «женоподобности».

©Martín Azúa

2. Кастрация

Я искала статьи и изображения, касающиеся полных мужчин, и то, что я нашла, я назвала мемами про «кастрацию жиром».

Они репрезентуют идею, что полные мужчины не могут найти свой пенис (подобный снисходительный тон, кстати, обычно используется только к женщинам) или не видели свой пенис в течение долгих лет— другими словами, они метафорически кастрированы своим жиром.

Я хочу поговорить о двух частях этого мема, которые особенно поразили меня уровнем сексизма.

Во-первых, идея, что полный человек не может найти свой пенис, инфантильна.

Как я уже упоминала ранее, обычно снисходительность такого рода сохраняется для женщин, которые вроде как культурно устроены так же, как и дети, и менее умны, чем мужчины.

Этот мем напомнил мне, как иногда мужчины думают, что я не понимаю каких-то очевидных, по их мнению, вещей, и разговаривают со мной детским голоском.

Я вижу этот мем как свидетельство того, что полные мужские тела принято воспринимать женственными. И снисходительность здесь указывает на тип коммуникации, который обычно используют мужчины по отношению к женщинам.

Во-вторых, концепция «отсутствующего пениса» олицетворяет социальную тревогу по поводу половой принадлежности.

Этот мем, по-видимому, подразумевает, что мужчины с полнотой не могут быть чётко идентифицированы как мужчины, потому что их жир может повлиять на видимость их пениса.

Поскольку пенис считается показателем мужественности, потенциальная возможность его утраты порождает опасения касательно гендерной бинарности человека и, следовательно, его обязательной гетеросексуальности.

Я считаю важным добавить, что жир — и многое другое — может повлиять на внешний вид гениталий. И это совершенно нормально!

В порно (источнике полового воспитания многих людей) мы постоянно видим однообразные гениталии, хотя в жизни вариантов куда больше.

Одно из моих величайших открытий в зрелом возрасте было связано с моей толстой вульвой.

Да, у полных женщин часто бывают толстые вульвы.

Мои наружные половые губы больше, чем у худой женщины, и поэтому мой клитор расположен высоко в моих пухлых половых губах.

И, поскольку у меня крупный живот, вход моего вагинального канала располагается немного ниже, чем у худых людей.

Тела бывают разные.

Есть особенности, к которым легко приспособиться во время секса, и они не влияют на гендерную идентичность человека, его_её сексуальную ориентацию или привлекательность.

©Martín Azúa

3. Рост груди

Ещё один источник беспокойства по отношению к мужской полноте — это рост груди, что получило пристыживающее название «moobs», или «мужские сиськи».

Это явление описывается как «отвратительное» (спасибо, UrbanDictionary!). И интернет изобилует предложениями хирургического и других видов лечения.

В статье на Men's Health, посвященной «лечению» мужской груди, автор пишет: «Вы, вероятно, любите большую грудь — до тех пор, пока она не появляется у вас».

Как и в меме про «утерянный пенис», так и здесь, по-видимому, проводится параллель между гетеросексуальностью и размером тела. Таким образом контролируются границы сексуальности: грудь должны иметь только женщины.

Грудь должна вас привлекать, потому что вы мужчина. А если она есть у вас, то вы нарушаете порядок гетеронормативности, размываете культурно-обусловленную разницу тел мужчины и женщины.

Правда такова: грудь есть у всех людей!

США — особенно озабоченная грудью нация.

Я считаю, что между объективацией и сексуализацией женского тела и обеспокоенностью мужской полнотой есть связь.

Именно мужчины «должны» объективировать женские тела — особенно грудь. Когда размер мужской груди выходит за рамки дозволенного, я думаю, у мужчин возникает страх.

Кроме того, власть, которую мужчины должны иметь над женщинами, отчасти основывается на идее, что их тела сильнее.

Поскольку полные тела — независимо от пола — считаются физически неполноценными, полные мужчины видятся угрозой мужскому доминированию.

Выводы

Позвольте внести ясность: я не поддерживаю ни один из вышеупомянутых пунктов.

Понятно, что существует много причин, по которым мужчины испытывают фэтфобию. Большинство из них я в статье не указала.

Тем не менее, я определённо чувствую, что сексизм является главным фактором в репрезентации полных мужчин в интернет-пространстве.

И что в основе (в большей части) фэтфобии относительно мужчин с полнотой лежит страх мужской женоподобности или появления каких-то черт, исторически приписываемых женщинам.

По этой причине я считаю, что отношение к полным мужчинам — это феминистская проблема.

И она заслуживает внимания и исследования. Не для того, чтобы отрицать мужские привилегии, которые, безусловно, есть у полных мужчин. Но изучая отношение к мужской полноте, мы сможем понять, как формирование образа полных мужчин в культуре влияет на отношение к женщинам и на гендерные политики в отношении гендерно-неконформных людей.

Вирджи Товар пишет для Everyday Feminism. Она редакторка книги «Hot & Heavy: Fierce Fat Girls on Life, Love and Fashion». Вирджи — одна из ведущих эксперт_ок и лектор_ок Сан-Франциско. Изучает дискриминацию полноты и других телесных особенностей. Ищите её на www.virgietovar.com.
Далучайся да нашай рассылкі
Раз на месяц выходзім на сувязь, каб паведаміць, як маемся.